Нашему Форуму - 12 лет!

Поздравляем со 105-й годовщиной первого массового набора в ШМАС!

"В самом начале войны, 19 сентября 1914 года, в Гатчинскую авиционную школу прибыло 1130 молодых солдат для обучения наземным авиационным специальностям, поскольку в авиационных отрядах и ротах, выполнявших боевую деятельность, стало не до обучения младших авиационных специалистов. Прибывшие были разбиты на 5 рот, и, получив необходимые знания, в том же году отправились на фронт в авиационные части..."


АвторСообщение
Admin
Старший лейтенант




Сообщение: 1374
Настроение: боевое
Зарегистрирован: 18.09.08
Откуда: Россия, Москва
ссылка на сообщение  Отправлено: 20.11.09 15:36. Заголовок: Дела наших предков - История нашей Родины


Без прошлого нет будущего!

    Многие думают, что страну можно покорить только силою оружия, это глубокая ошибка. Есть раны гораздо более чувствительнее, чем те, которые проливают народную кровь: это — раны, наносимые душе народной. Душа народа заключается в его традициях, в его вековых преданиях; эти традиции являются истинными источниками народной жизни. Как ищут деревья своими корнями плодородную почву, сплоченную из пластов давно упавших листьев, так и народ живет теми духовными устоями, которые создались от доблести, геройства, стремлений, страданий и надежд предшествовавших поколений. В этом заключается живительная сила, которую исчезнувшие поколения выработали для поколений грядущих...Поэтому, когда хотят убить душу народа, а, следовательно, убить и самый народ, стоит только разомкнуть живущее поколение с прошлым, т. е. изгладить из памяти народа его предания и заветы, внушить ему презрение и ненависть к его старине, подобно тому, как достаточно подрубить у дерева корни, дающие ему для питания растительный сок, чтобы умертвить его.
    Копен-Альбанселли


"УНИЧТОЖЕНИЕ ПРОШЛОГО,—ВОЗМОЖНО, ХУДШЕЕ ИЗ ВСЕХ ПРЕСТУПЛЕНИЙ"
Симона Вейль, французская писательница и философ XX века.

«Гордиться славою своих предков не только можно, но и должно; не уважать оной есть постыдное малодушие»
А.С.Пушкин


Узнай тайну своей фамилии.

На волне модной сейчас темы о своей родословной этой фразой вас заманивают на множество сайтов, где за деньги вам предлагают узнать историю возникновения вашей фамилии, провести генеалогические исследования вашего рода. Вы должны послать с вашего мобильного телефона СМС с определенным кодом на определенный номер. А взамен вы получите красочно или простенько оформленный (взависимости от стоимости услуги) диплом с вашей фамилией весьма скудного содержания...

Сам не раз из любопытства обращался на подобные сайты, в надежде, что может быть вот тут-то будет что-нибудь серьезное, но везде... - Полный РАЗВОД!!!

Создается впечатление, что подобные "ученые" не удосуживаются даже правильно сформулировать запросы в интернет-поисковиках с целью получения более существенной информации о вашей фамилии.

Не верите? Посмотрите на сайт РОДОВОД! Там я опубликовал две статьи о фамилиях моих родственников по отцовской и материнской линиям из собранной мною информации только из открытых источников, т.е. - ИНТЕРНЕТа!!!


Андреевы на сайте Родовод (все собрано мной, кроме раздела 3 "Родовые линии Франции, Италии, Португалии")

Мироновы на сайте Родовод

В генеалогическом проекте «Родовод» вы можете не только составить своё родословное дерево, но и познакомиться с происхождением семейных родов, а при желании ознакомиться с общей историей и некоторыми особенностями фамилии.

Советская власть сделала все, чтобы стереть память граждан о своих предках. Стало модным пролетарское происхождение, что ты из семьи рабочих или бедных крестьян. За одно упоминание о принадлежности даже к зажиточным крестьянам, не говоря уже других сословиях, можно было угодить в лагеря...Вот и я, кроме своих дедов да бабок, никого из старших поколений не знаю, где родились, кем они были, как и где жили...

Собирая подчас очень короткие сведения об своих однофамильцах и, возможно, родственниках, проникаешься духом тех времен, начинаешь тоньше понимать, о чем они думали, чем жили, что делали и поневоле... гордиться ими!

Познай историю Родины через дела своих предков и их однофамильцев!!!

Будь достойным продолжателем их славных дел!!!



Два чувства дивно близки нам,
В них обретает сердце пищу…
Любовь к отеческим гробам,
Любовь к родному пепелищу.

На них основаны от века
По воле Бога самого
Самостоянье человека,
Залог величия его.

А.С. Пушкин.


Чрезвычайно прочувствованные строки о нашем Отечестве оставил нам писатель-соотечественник из села Выскатки, Ефим Андреев:

«Любезное отечество! Дорого ты нам стоишь! Каждый почти шаг в тебе облит кровью наших предков!

Любезные прародители наши! Вы умели стоять за свою свободу и за благочестие; вы дорогое оставили нам наследие – наше благосостояние! – Мы были бы неблагодарны, если б не захотели почтить памяти вашей хоть одним чувством нашей признательности!
» (1863).

http://sobory.ru/article/index.html?object=03909

"Безопасность полетов начинается на земле!"
Бывший авиамеханик, ныне - Поручик запаса.
Спасибо: 4 
Профиль
Ответов - 14 [только новые]


Admin
Старший лейтенант




Сообщение: 1393
Настроение: боевое
Зарегистрирован: 18.09.08
Откуда: Россия, Москва
ссылка на сообщение  Отправлено: 09.12.09 15:34. Заголовок: Так кто есть кто, та..


    Так кто есть кто, так кто был кем? — мы никогда не знаем.
    С ума сошли генетики от ген и хромосом!


    Владимир Высоцкий

Тайны русских фамилий

Само слово фамилия появилось только в XIX веке, до этого оно в России не употреблялось. Как следует из летописей, в древности людей называли по именам и „с отцы и прозвищи“. Кстати, и, сейчас в украинском языке слово прiзвище означает фамилию.

Сегодня Россия по разнообразию фамилий занимает одно из первых мест в мире. По утверждению генерального директора центра „Истории фамилий“ Владимира Максимова, сейчас их у нас около 400 тысяч, а всего столетие назад было в два раза больше. При этом удивляет не сама значительность цифр, а то, что число существующих фамилий в России превышает количество слов в современном русском языке почти в пять раз. В чем же кроется загадка такой арифметики?

Во-первых, страна у нас многонациональная, и корни имен собственных – фамилий происходят из 172 живых и 12 мертвых языков. Во-вторых, в период образования фамилий в русском языке существовало огромное количество диалектов, что еще более расширяло возможности словообразования. Добавим к этому, что наш язык отличается большим разнообразием приставок и суффиксов. Вот неполная „коллекция“ однокоренных фамилий, полученных при помощи суффиксов: Иванов, Иванчик, Иваницкий, Иванцов, Иванюта, Ивашов, Ивашков.

Правда, в настоящее время число фамилий сокращается. Это происходит не только в нашей стране, но и во всем мире. Например, в Корее еще полвека назад было зафиксировано около 300 фамилий, а сейчас их всего 145.

Обратимся к некоторым данным антропонимики – науки которая изучает имена, отчества и фамилии.
Первые случаи использования двойных имен мы находим в былинах: Илья Муромец, Добрыня Никитич, Алеша Попович, Микула Селянинович, Никита Кожемяка. Прозвища богатырей Ильи и Микулы являются указанием на место рождения или проживания, Алеши и Никиты – на род занятий. А вот Добрыня, происходивший из княжеского рода, получил прозвище от имени старшего в роду, и это первый пример имени и отчества.

Известный исследователь древнерусской письменности В.А. Чудинов в своей работе „Руница и тайны археологии Руси“ приводит образцы славянских „паспортов“ XI-XV веков. Это кольца и поясные накладки с выгравированными на них данными владельца. На сегодня их найдено всего 15, и самые древние из них удостоверяют новгородцев: „Павел Седов“, „Петр Чистов“, „Руслан Могила“, „Семен Дюжев“, а также был „Максим Злобин“ родом из Гдова. Более поздние сообщают и профессии: „Лекарь Родион Родионов“, „Лекарь Родион Лермонтов“ – оба из Старой Рязани, „Господский конюх Матвей Мерешка“ из села Лебедки. Есть и более полная характеристика владельца такого пояса родом из Суздаля: „Лавр Андреев, панский конюх, но с лунной варной и с ловкостью“. Последняя надпись вроде бы даже содержит саморекламу.

В русских летописях ХV-ХVI веков тоже можно найти много интересного. Вот как в них именовались знатные люди: „Иван Игнатьевич Дурак Морозов“, „Князь Федор Семенович Дурак Кемский“, „Князь Иван Иванович Бородатый Дурак Засекин“. Присутствие обидного по нынешним представлениям определения не должно вводить нас в заблуждение. Это были люди знатные и уважаемые, а само прозвище Дурак испокон веков на Руси считалось оберегом от той самой дурости. Можно предположить, что в те времена считали: чем длиннее имя, тем оно звучит значительнее. А определение Бородатый подчеркивало степенность и возраст уважаемого человека.

Упоминаются в летописях и простые люди, в основном горожане. При этом, как правило, указывается их род деятельности, например: „Пушкарь Иван Максимов Беляков“. Встречаются и такие забавные имена: „Горох Капуста Редька“ – очевидно, это был огородник в трех поколениях; „Ягныш Баранов-сын Овцын“ и „Пирог Оладьев Блинов“ указывают на преемственность в семейном деле. У большинства простолюдинов, особенно в сельской местности, были только имена и прозвища.

Крестьяне жили большими семьями, по три поколения в одном доме. Главой в таких семьях считался старший по возрасту, и потому первые отчества у многих крестьян были вовсе не по отцу, а по деду. У отца и у сына они могли быть одинаковые – Иван Андреев и его сын Семен Андреев. Причем эти отчества не закреплялись навсегда и через одно-два поколения менялись. Возможно, потому и возникла осуждающая поговорка „Иван, родства не помнящий“.

При правлении Рюриковичей фамилии носили только представители нескольких знатных родов. Великокняжеская ветвь именовалась по знаменитому предку Рюрику. Остальные фамилии образовались от названий родовых вотчин: Шуйские из Шуи, Бельские из Бельска, Мстиславские из Мстиславля.

В XVI-XVII веках количество фамилий неизменно увеличивалось и среди высшей знати они стали обязательными. Носителями фамилий становились и зажиточные граждане, привлекаемые на государеву службу: неродовитые посадники, тысяцкие, сотники, стрелецкие головы, выборные в городские думы и советы. Например, земский староста Кузьма Минин имел фамилию уже в конце XVI века.

При Петре I в России появилась новая знать, потеснившая именитых бояр. Само слово дворяне произошло от слова двор – имеется в виду царский. Новоявленные дворяне занялись поисками своих корней, стараясь найти самого древнего и знаменитого из предков.

Простолюдин Алексашка Меньшиков[1] заказал себе родословную, которая вывела его в потомки Гедиминовичей – одного из древних литовских родов. Конечно же, это была чистой воды подделка. Примеру Меньшикова последовали и другие. Например, сын реестрового казака и горького пьяницы Григория Разума Алексей, будучи фаворитом императрицы Елизаветы Петровны, в 1744 году стал графом Алексеем Разумовским[2].

А когда поисками своих корней занялись служивые люди средних сословий, все чаще стали выплывать из небытия древнерусские имена, от которых и образовывались дворянские фамилии. Вот несколько наиболее известных: Бестужев от имени Бестуж, Добролюбов от Добролюба, Радищев от Радимира, Милорадов и Милорадович от Милорада. По-прежнему каждый старался доказать древность своего рода, и потому за красотой особо не гнались. Так и появились неблагозвучные фамилии Неплюев, Злобин, Сукин и им подобные.

Удивляет большое количество фамилий с татарскими корнями, принадлежавших знатным дворянам в XVII-XVIII веках: Юсуповы, Сабуровы, Аксаковы, Курагины, Кутузовы, Суворовы, Тургеневы. Представители этих родов имели чисто русские корни. Однако все они стали заложниками обстоятельств, сложившихся в XVI-XVII веках.

Облагодетельствованные Иваном Грозным княжескими титулами многочисленные татарские ханы были переселены из Казани и Астрахани в западные земли. Многие из них избрали военное поприще и командовали различными войсковыми подразделениями. Они и давали татарские прозвища своим подчиненным: Турген – быстрый, скорый, Кутуз – буйный, бешеный и т.д. От этих прозвищ и происходили непривычные для русского уха фамилии. Появлению отдельных фамилий с тюркскими корнями способствовали и смешанные браки, которые становились притчей во языцех. Порой братья, а то и вся семья девушки, вышедшей замуж за татарского князя, могли получить прозвище по его имени, от которого впоследствии образовалась фамилия.

За два с лишним века татарские роды почти полностью ославянизировались. Это произошло и с их фамилиями, получившими русские окончания. Например, от рода Аксака (в переводе старый, хромой) пошли Аксаковы, от рода Ахмата (искаженное арабское имя Ахмед) – Ахматовы, от Булгака (баламут, вертун) – Булгаковы. Фамилия Курагин произошла от слова курага, имеющего в тюркских языках несколько значений: лоскут, собиратель, задумчивый, сухой. Иногда тюркские имена собственные менялись до неузнаваемости, например, предки Кантемира и Карамзина именовались Хан-Темир и Кара-Мурза.

В 1797 году Павел I повелел создать общий список дворянских родов, в который вошли более 3000 фамилий вместе с родовыми гербами. На многих из них можно увидеть татарские символы: изображения полумесяца, шестиконечной звезды, бунчука, ятагана. Они присутствуют на гербах Курагиных, Булгаковых, Дашковых и многих других.

Большое разнообразие фамилий появилось в XVIII-XIX веках благодаря духовным отцам. Петр I повелел преподавать в духовных учебных заведениях естественные науки. Кроме детей священников, там должны были учиться и дети-сироты. Вот тут-то и началась одна из самых интересных страниц русского фамильного „творчества“. Из практических соображений одинаковых фамилий ученикам не давали, а монастырские библиотеки, пополнившиеся новыми книгами, открывали большой простор для фантазии. Сами семинаристы по поводу этого процесса говорили так: „По церквам, по цветам, по камням, по скотам, и яко восхощет его преосвященство“.

Дети самих духовников получали благозвучные фамилии, например, связанные с названиями церквей, где служили их отцы: Ильинский, Покровский, Троицкий. Другие фамилии были образованы от названий икон: Знаменский (икона Знамение Божией Матери), Державин и Державинский (икона „Державная“), Достоевский (икона „Достойно есть“).

Многие фамилии семинаристов отражали их способности и прилежание. Свидетельством послушания стали фамилии Богобоязнов, Мягков, Милосердов, Благонравов и очень оригинальная – Смиренномудринский. Непослушание и дерзость отразились в фамилиях Смелов, Неробеев, Веселов, Громогласов. Способных учеников нарекали по именам известных ученых и богословов: Ионов, Марков, Несторов, Лаврентьев, Ипатьев и т.д. А нерадивых именовали броско и нелепо: Гиацинтов, Тюльпанов, Георгинов, Гибралтарский, Венецианов. Считалось, что такие фамилии своей нарочитой красивостью подчеркивают пустоту и никчемность их обладателей.

С Ветхим Заветом связаны фамилии Авессаломов, Иерихонов, Израилев, Содомов, Фараонов, с Новым Заветом – Вифлеемский, Гефсиманский, Голгофский, Назаретский. По растениям из святых мест давались „ботанические“ фамилии: Кипарисов, Анчаров, Миртов, Лавров. Библейская география отразилась в фамилиях Ливанов, Синайский, Иорданский. Минералы были представлены Аметистовыми, Бриллиантовыми, Коралловыми, природа – Источниковыми, Ключевскими, Солнцевыми. Не остался без внимания и экзотический для России животный мир: появились Львовы, Слоновы, Гепардовы, Акуловы.

„Фамильное творчество“ не знало пределов. В ход шли латинские и греческие слова из книг по естествознанию, философии и других. Благодаря заимствованию иностранных слов на сегодня мы имеем редкие и непонятные на первый взгляд фамилии: Элефантов, Сперанский, Грандилевский, Минорский, Формозов, Мелиоранский, Ампилогов и даже Преферансов.

Дошел черед до купцов, промышленников и мещан. Некоторые из них имели фамилии уже в средние века. Например, Калинниковы, основавшие в 1430 году город Соль Камская (Соликамск), несколько позже – промышленники Строгановы и Демидовы. Но основная масса купеческих фамилий появилась в XIX веке. Здесь тоже стали всплывать древние имена предков-простолюдинов. Так появились Баженовы, Морозовы, Тихомировы, Голубевы, Соловьевы (от имени Соловей), Любимовы, Любимцевы, Любушины. Купцы придавали немалое значение смыслу своих фамилий. Одни из них указывали на основной вид деятельности: Винокуров, Мельников, Свешников, Шапошников; другие – на продаваемый товар: Горностаев, Соболев, Пуговкин. Придумывали громкие и легко запоминающиеся фамилии: Любомудров, Богомазов, Богатеев, Расторгуев, Денежкин, Банкетов и т.п.

Мещане тоже не отставали. В XIX веке считалось, что фамилии на -ский звучали и красиво и благородно, почти как у князей – Бельский, Барятинский, Вяземский. Так появились Петровский, Подлесский (видимо, кто-то из предков жил подле леса), Грачевский, Федоровский и совсем уже своеобразная фамилия Угольский.

Но для получения звучных и пристойных фамилий требовались связи или определенные вложения. Известно, что композитор Чайковский обязан своей фамилией одному из предков – казаку по имени Чайка и связям своего отца. Случаи мздоимства среди чиновников при смене или присвоении фамилий фиксировались неоднократно. Тем, кто не мог отблагодарить, без всяких разговоров записывали фамилии по их прозвищам: Объедков, Синебрюхов, Ветродуев, Разгильдяев. По данным переписи, в московской мещанской управе числились гражданки Шкваркина, Растрепаева, Болтушкина, Жмотова.

После отмены крепостного права возникла необходимость всеобщей паспортизации населения. В 1888 году вышел соответствующий царский указ. В это же время происходило интенсивное заселение Сибири, куда ехали крестьяне, получавшие землю и льготы по налогам. Там же оставались и ссыльные, оседая в растущих городах. Эти обстоятельства зафиксированы во многих фамилиях переселенцев: Ярославские, Самарские, Уфимцевы, Казанцевы, Тамбовцевы.

Обязательной стала запись фамилии при крещении. Священники обычно давали их по именам, записанным в святцах: Автономов, Африканов, Евфимьев, Феофанов и т.д.

Довольно часто дворовых людей записывали по фамилиям господ, и потому многие Гагарины, Воронцовы, Дашковы вовсе не принадлежат к дворянским родам. Слуги могли получить фамилии от должностей и званий хозяев: Генералов, Городничев, Подъячев, Исправников, Урядников; от их национальностей: Шведовы, Чеховы, Грековы, Немцовы, Поляковы; от своих обязанностей: Экономовы, Поваровы, Садовниковы, Конюховы.

И все же к концу ХIХ века фамилии имелись лишь у трети населения России, но в начале ХХ века паспортизация ускорилась. В обязательном порядке ее проводили в царской армии, где, не мудрствуя лукаво, новобранцев записывали по именам отцов. С того времени и появилось огромное количество Ивановых, Смирновых, Андреевых, Спиридоновых. В деревнях же чаще всего записывали фамилии по прозвищам: Щука, Козлов, Меринов, Хренов, Хватов и т.д.

После десятилетнего перерыва, вызванного революцией и гражданской войной, паспортизация продолжилась. Уполномоченные усердствовали, но особо не задумывались, и нередко фамилии давались сразу всем жителям деревни по ее названию или какой-либо части. Жители Рябиновки становились Рябиниными; жившие за прудом – Запрудниковыми, на конце деревни – Концовыми или Кончанскими, хотя не всегда состояли в родстве. Но бывало и наоборот: на Псковщине новорожденных по старинке продолжали записывать по отцу, несмотря на то что их родители фамилию уже имели. По безграмотности никто на это не обращал внимания, и близкие родственники становились носителями разных фамилий.

Нередко при записях случались описки или орфографические ошибки. Возможно, потому многие не могут объяснить значения своих фамилий. Мне тоже пришлось поломать голову. Фамилия у меня редкая, и потому было несложно разыскать однофамильцев. Они оказались моими дальними родственниками, и наши предки жили в селе Вазерки Покровские Пензенской области. Можно предположить, что первоначально у нас была фамилия Акимины, но в результате описки буква „к“ исчезла. По воспоминаниям моего деда, в нашем роду было несколько Акимов, что подтверждает эту гипотезу.

В 20-30-е годы фамильное творчество продолжалось. Беспризорным детям давали фамилии Безродный, Бездомный, Безуглов. На волне энтузиазма появились Октябрьские, Краснознаменные, Пятилеткины, Совдеповы. О преданности вождям говорили фамилии Ленин, Сталин, Троцкий. Правда, последнюю многим пришлось менять.

В 30-40-е происходила славянизация фамилий у мусульман Северного Кавказа и Средней Азии. К именам собственным прибавлялись суффиксы принадлежности -ев и -ов. Так произошли известные фамилии Гамзатов, Гергиев, Кадыров, Рахмонов, Бахтияров, Абдулатипов.

В 50-60-х, когда очередь дошла до районов крайнего Севера и Чукотки, там появились Иваны Петровы, Афанасии Михайловы, Григории Петуховы. В этом не было никакой политической подоплеки, все делалось из практических соображений. Слишком труднопроизносимыми оказались для русских имена чукчей, ненцев, эвенков и других северных народов: Катывийе, Умкэнэвыт, Амйукэтак, Синянгы, Ынтова, Пирцякоца. К тому же ненцы наотрез отказывались называть имя отца.

Сегодня самыми распространенными фамилиями в России являются Смирновы – около 2% из всех имеющихся фамилий, Ивановы и Кузнецовы – примерно по 1,5%. Отметим, что последняя фамилия имеет аналоги у многих народов: Смит (англ.), Шмидт (нем.), Ковальский (польск.), Коваленя (белорусск.), Коваль, Ковальчук (укр.)

Удивляет, что наиболее серьезные труды по некоторым разделам истории России можно найти лишь у иностранных авторов. Всем, кого интересует происхождение редких фамилий, советую ознакомиться с книгой немецкого исследователя русской антропонимики Б.О. Унбегауна „Русские фамилии“.

Алексей Аимин
http://www.proza.ru/2009/03/31/940

Примечание

[1]. МЕНШИКОВ Александр Данилович (1673 - 1729), российский государственный деятель, сподвижник Петра I, светлейший князь (1707), генералиссимус (1727). Сын придворного конюха. Крупный военачальник во время Северной войны 1700 - 21. В 1718 - 24 и 1726 - 27 президент Военной коллегии. При Екатерине I фактический правитель государства. Императором Петром II сослан в Березов (ныне Березово Тюменской обл.).

Из воспоминаний Тобольского губернатора. В 1825 году поручил я Березовскому Городничему Г. Андрееву, чрезвычайно расторопному и усердному: открыть место погребения любимца Петрова, которого биографию составил я еще в молодых летах и уважал память. Г. Андреев принял слова мои буквально: распрашивал старожилов и узнал от Козака Ивана Шахова (имевшего тогда 57 лет): что столетний Березовский мещанин Матвей Баженов, которого он был вожатым, опускавший гроб Меншикова в могилу в 1729 году, часто посещал ее вместе с ним; что она находится на косогоре, у алтаря сгоревшей церкви его, в десяти саженях от берега реки Сосвы, где виден еще остаток каменного фундамента.

Скрытый текст

[2]. Граф РАЗУМОВСКИЙ Алексей Григорьевич родился в 1709 году в селе Лемеши, Черниговской губернии. В детстве был он общественным пастухом. Природа одарила юношу статью и прекрасным голосом. Убежал от отца, поднявшего на него топор за то, что сын пастуха - осмелился заняться таким непутевым делом, как чтение книг. Проезжавший по тем краям вельможа, принадлежавший к царской знати, приметил красивого юношу и привез его в Петербург, определив в певчие придворного хора. Елизавета, еще будучи цесаревной, пленилась красотой и прекрасным голосом молодого казака...

http://www.anichkov.ru/gdtu/history/have/18/razum

Пример.

Газета XVIII века «Санктпетербургские Ведомости»

Указатели к содержанию (1761-1775 гг.)


Андреев, резчик
Андреев, садовник
Андреев Андрей, приказчик на Бирже
Андреев Афанасий, петерб. купец
Андреев Василий, дворовый И. Деленгера
Андреев Василий, дворовый П. Быковой
Андреев Василий, инж. команды "оконничного дела ученик"
Андреев Василий, крестьянин М. Хвостова, житель Волог. у.
Андреев Василий, крестьянин П.А. Татищева, житель Серпух. у.
Андреев Василий (Крестьян), немец (пруссак), лютеранин, принявший православие, служитель П. Шипулова
Андреев Григорий, грек
Андреев Григорий, купец
Андреев Дмитрий, служитель пр.-майора Страхова
Андреев Иван, депутат Комиссии об Уложении
Андреев Иван, капрал лейб-гвардии Измайл. полка
Андреев Илья (Василий), католик, принявший православие
Андреев Калина, крестьянин П.И. Матюшкина, житель с. Сельцо Яросл. у.
Андреев Кузьма, солдат лейб-гвардии Семен. полка
Андреев Максим, дворянин, подполк., вице-сержант Л.-компании
Андреев Михаил, служитель Г.М. Любисткова
Андреев Михаил, фабрикант
Андреев Никита, воспитанник Моск. имп. воспитат. дома
Андреев Никифор, дворовый М. Павлинова
Андреев Николай, канцелярист Вотчин. канцелярии
Андреев Николай, ненец (ясачный самоед), депутат Комиссии об Уложении
Андреев Павел, дворовый М.Г. Валуева, житель с. Ватолино Великолуц. у.
Андреев Павел, дворовый П. Трегубова
Андреев Павел, кап., сержант лейб-гвардии Семен. полка
Андреев Петр, приказчик
Андреев Петр (Иван), гусар, житель д. Уздан Дигор. у., католик, принявший православие
Андреев Семен, кап.
Андреев Сергей, дворовый Ф. Козмина
Андреев Сергей (Иоганн), немец (пруссак), лютеранин, принявший православие
Андреев Степан, крестьянин Сокольниц. м-ря Новгор. у.
Андреев Степан, петерб. купец
Андреев Федор, коллеж. сов.
Андреев Федор, дворянин, сек.-майор, гренадер Л.-компании
Андреев Федор, столяр Адмиралт. ведомства
Андреев Федор, титуляр. сов., сержант лейб-гвардии Преображ. полка
Андреев Христиан (Крестьян), служитель Н.В. Самарина
Андреев Янс, дворовый К.Я. де Лаваля
Андреева Анастасия (Анна), девица, лютеранка, принявшая православие
Андреева Анна, лютеранка, принявшая православие
Андреева Анна Ивановна, вдова
Андреева Аргета, придвор. камеристка (камерметхен)
Андреева Афимья, кружевница
Андреева Васса (Марья) Ивановна, ненка (самоедка), принявшая православие, жена Н. Андреева
Андреева Марья, девица, лютеранка, принявшая православие
Андреева Стефанида, жена В. Андреева
...................
Миронов Мирон, служитель С. Бородкина
Миронов Михаил, подлекарь
Миронов Никита, депутат Комиссии об Уложении
.............................................
http://ved.infotec.ru/?r=101&f=2&w=Андреев&id=0&p=1

Андреев Никита. В службе с 1756. Служил по комиссариатскому ведомству. Подполковник с 1778, полковник с 1781, бригадир с 1785. На службе по 1789.
http://regiment.ru/bio/A/491.htm


Андреев Петр Федорович. Род. 1779. Полковник.
В службу вступил штурманским учеником в Балтийский корабельный флот в 1797; переведен в ученики 1-го кл. в 1801; помощник штурмана 14 кл. с 11.05.1806; штурман 12 кл. с 23.09.1807; отставлен «за несоблюдение прав офицерского звания» 20.06.1808; определен в службу по надзору за водными коммуникациями по р. Волхову 30.04.1809; переведен в корпус инженеров путей сообщения инженером 3-го кл. 13.03.1810; 2-го кл. 28.04.1815. Находился в походах в Балтийском, Немецком и Средиземном морях, где был в сражениях с турецким флотом 10, 11 мая и 19 июля 1807. Награжден бриллиантовым перстнем 22.04.1819 и 2000 руб. 14.04.1820 и 22.08.1830; переведен в инженеры 1-го кл. 19.11.1816. Имел Знак отличия беспорочной члужбы за XX лет.


Степан Андреев (р. XVIII в.)

Подпоручик, исследователь Восточносибирского моря, открывший о. Новую Сибирь. По заданию Ф. X. Плениспера в марте-апреле 1763 г. на собаках объехал Медвежьи о-ва и дал их беглое описание. С одного из островов-Четырехстолбового-заметил на севере синевато-черное пятно. Получив его донесение, Плениснер решил, что Андреев видел "Большую Северную Землю", и послал его туда в 1764 г. 16 апреля Андреев с несколькими спутниками вышел с о. Четырехстолбового на северо-запад. Двигаясь в этом направлении на собаках по гладким припайным льдам с значительной скоростью, 22 апреля "увидели остров весьма не мал... низменной, одним концом на восток, а другим на запад, а в длину так например быть имеет верст восемьдесят". Верстах в двадцати от острова заметили следы "незнаемых людей" на восьми санях с оленьими упряжками и, "будучи малолюдны", повернули обратно. Из-за ошибки Плениснера "Землю Андреева" позднее искали в Восточно-Сибирском море не к северо-западу от Медвежьих о-вов, а к северу и северо-востоку, где никакой земли нет. Только в 1951 г. советские географы-полярники К-С. Бадигин и Н. Н. Зубов, опираясь на обнаруженные Бадигиным ранее неизвестные архивные документы, доказали, что остров, который видел Андреев в 1764 г., - Новая Сибирь и что, следовательно, этот остров открыт не в 1806 г., как прежде предполагали, а на 42 года раньше!


"Безопасность полетов начинается на земле!"
Бывший авиамеханик, ныне - Поручик запаса.
Спасибо: 4 
Профиль
Admin
Старший лейтенант




Сообщение: 170
Настроение: Боевое
Зарегистрирован: 01.02.10
Откуда: Россия, Москва
ссылка на сообщение  Отправлено: 21.06.10 10:24. Заголовок: Продолжаю публикацию..


Продолжаю публикацию статей о известных людях России, носивших фамилии моих родных...

Все помнят знаменитый фильм «Земля Санникова»?

Секретный вояж сержанта Андреева

История эта началась поздней осенью 1760 года, когда подполковник Якутского полка Федор Христианович Плениснер не без трепета вошел в кабинет всесильного губернатора Сибири Федора Ивановича Соймонова...

В бурной судьбе губернатора как в зеркале отразился весь калейдоскоп царствований первой половины XVIII века. Карьеру начал он при Петре I, составляя карты Каспийского моря; в сорок с небольшим лет, в царствование Анны Иоанновны,— он уже обер-прокурор сената, участвует в организации Великой Северной и Камчатских экспедиций Беринга; в мрачные времена бироновщины сменяет блестящий мундир вице-президента Адмиралтейской коллегии на рубище каторжника в Охотске, а вот теперь, с воцарением Елизаветы Петровны, извлечен из забвения и назначен правителем огромного края. В нынешней должности бывший навигатор и гидрограф — надо отдать ему должное — мало походил на традиционного царского сатрапа. Улучшил управление вверенных его попечению территорий, во многом искоренил лихоимство и злоупотребления чиновников.

Являясь к тому же и руководителем «Секретной и о заграничных обращениях комиссии», наметил несколько важных морских и сухопутных экспедиций, которые решил поручить своему протеже Плениснеру.

Плениснер считался способным офицером. Тридцать лет назад он приехал в Петербург попытать счастья. «За живописца капрал» (нечто вроде корабельного чертежника.— Авт.) отправился во вторую Камчатскую экспедицию Беринга и ходил с командором к берегам Америки на пакетботе «Св. Петр». После крушения судна пережил тяжелую зимовку на острове и остался служить в Сибири. И вот близка к осуществлению его честолюбивая мечта: стать командиром Анадырского острога, а значит, и хозяином всего северо-востока Азии.

— Федор Христианович, сенат утвердил ваше назначение,— от этих губернаторских слов у Плениснера даже перехватило дыхание.— Я распорядился, чтобы вы немедленно получили все необходимое и с ротой солдат из Селенгинска и Тобольска без промедления выступили. В канцелярии вам вручат инструкцию, коей надлежит в дальнейшем руководствоваться...

...Долог путь до Анадырской крепости-острога. Из Тобольска по весенней распутице не один месяц, и времени для размышлений у Плениснера было предостаточно.

Интерес к изысканиям на северовосточной окраине России все еще большой. Особенно там, в Петербурге. Говорят, сама императрица внимательно читает рапорты и донесения экспедиций.

Об островах, которые тянутся вдоль всего северного берега Азии, слухи ходят уже давно. Про этот «остров-пояс» сообщал еще в 1647 году казак Михаиле Стадухин. Разноречивые сведения непрерывно поступают и от других землепроходцев, оседают в архивах сибирских канцелярий. Во всем этом предстояло разобраться, «учинить» описание новых земель, положить их точно на карту и тем самым присовокупить к территории Российской империи.

Прибыв в Анадырский острог, Плениснер развил бурную деятельность. Чукчу Николая Дауркина направил для «проведывания неизвестных островов, около Чукотского носу лежащих, и о положении Америки», а сам с небольшой командой солдат отправился в Нижнеколымский острог. Потребовал рапорты и «скаски» промышленников и казаков. Местные власти услужливо представили ему казака Ф. Татаринова и юкагира Е. Коновалова, и те показали «по самой справедливости и присяжной должности», что в 1756 году охотились на островах «супротив устья Ковымы-реки» (Колымы.— Примеч. авт.). Видели там много медвежьих следов и «заведенную незнаемыми людьми» крепость. А к северу от островов якобы имеется еще и «большая земля, на которой и стоячего всякого лесу весьма довольно». Важные сведения требовали тщательной проверки: многое хитрые охотники могли просто присочинить.

Знающих геодезистов в этой глухомани, естественно, не оказалось. С казаками надо послать надежного человека, решил Плениснер. В его команде как раз есть такой — сержант не из дворян Степан Андреев.

— Дело это государственной важности.— Подполковник плотно прикрыл дверь и повернулся к сержанту.— С казаков взять подписки, чтобы оную секретную поездку содержали в тайне. За ними следить неусыпно, я им не доверяю. И запомни: будущность твоя зависит от твоего усердия.

В то далекое время географические открытия делались в основном людьми неучеными, но смелыми и предприимчивыми. Появлялись они так же внезапно, как и исчезали, сделав небольшое, но нужное дело. Одним из таких землепроходцев был и Степан Андреев. Не сохранилось даже его биографии. Где он родился и умер, из каких мест попал на Чукотку — об этом архивы умалчивают. Был грамотен, но не умел пользоваться компасом, копировал карты, но так и не освоил геодезической премудрости. Вот почти и все, что о нем известно.

Приказ есть приказ, и в марте 1763 года Андреев отправился в «секретный вояж» на указанные казаками острова, которые позже Плениснер назвал Медвежьими. На самом восточном из них, «взошед на верх горы», увидел «влево накосо севера в южную сторону» на горизонте «синь». Но что это было — «земля или полое место моря» — определить не смог.

В мае Андреев уже был в Нижнеколымском остроге. Немного оправился от похода, засел за донесение Плениснеру. «И за долговремянным осмотром островов и за одержимыми в море пургами весьма сделалась собачьими кормами скудность,— писал он, тщательно расставляя каждую букву,— однакож... усердно и ревнительно желал и принуждал команду ехать далее в море, токмо команда единогласно стали говорить, что далее следовать в море оставить...»

Рапорт сержанта привел Плениснера в ярость. На островах тот побывал и даже описал их, но «по незнанию наук, какое положение они имеют на карте изъяснить не мог». Нерешенным остался и главный вопрос — о «Большой земле». Победная реляция в Петербург откладывалась на неопределенное время.

В апреле следующего года Андреев с пятью казаками вновь очутился на Четырехстолбовом острове. Назван он был так потому, что стояли там кекуры — высокие природные каменные столбы. В ясный солнечный день узрели прошлогоднюю «синь» и «дались на усмотренное место». Бежали на собаках по льду с небольшими перерывами пять суток. Ночевали у «великих» торосов. А на шестые сутки, рано утром, увидели... «остров весьма немал. Гор и стоячего лесу на нем не видно, низменной, одним концом на восток, а другим — на запад, а в длину так, например, быть имеет верст восемьдесят». Направились к «западной изголовье» острова, но наехали «на незнаемых людей свежие следы», пришли в «некоторой страх» и поворотили обратно.

Свои интересы Плениснер умел блюсти с немецкой тщательностью. Разослал копии путевого журнала Андреева сразу в несколько адресов: новому губернатору Чичерину, в Академию наук и личный Кабинет императрицы Екатерины II. Не позабыл приложить и собственный рапорт — образец мудрого руководства, усердия и распорядительности. Долгожданная награда — чин полковника — не заставила себя ждать. Не обошли и Андреева: «за понесенные двугодичные труды» того произвели в подпоручики.

Новые земли Плениснер непременно хотел видеть на «своих» картах. И вот уже умчался в Петербург фельдъегерь с кипой чертежей Чукотской земли, «сочиненных» — именно так выразился сам полковник — из туманных рассказов чукчей, «скасок» промышленников и рапортов Андреева и Дауркина. На удивительных картах с непонятным масштабом впервые появились Медвежьи острова, остров Андреева, невероятные очертания «Американской матерой со стоячим лесом земли» и таинственной земли Китеген, на которой жили «оленные люди хрохай».

В столице карты произвели должное впечатление. Новоиспеченному полковнику предложили срочно снарядить большую экспедицию под командованием теперь уже подпоручика Андреева для установления контактов с «оленными людьми» и непременно включить в оную опытных геодезистов. Прошло пять лет, прежде чем прапорщики-геодезисты Леонтьев, Лысов и Пушкарев отправились в далекий путь. Отправились одни, без Андреева. С этого момента он вообще больше не упоминается в рапортах и донесениях. Однако авторы, работая недавно в Центральном государственном архиве древних актов, выяснили ранее совершенно неизвестный этап биографии сержанта Степана Андреева. Оказалось, что в 1766 году он был назначен командиром небольшой Тигильской крепости на Камчатке. В этой должности, командуя 78 солдатами, он пробыл пять лет ив 1771 году был сменен прапорщиком Петром Икангриным. Затем следы Андреева теряются. И на этот раз, кажется, навсегда.

Три года в недоумении бродили геодезисты с картами Плениснера по торосам Ледовитого океана для «отыску показанного подпоручиком Андреевым шестова острова, или матерой Американской земли». Но кругом были только бескрайние ледяные поля и бесконечные полыньи. Картографические недоразумения, помноженные на неудачи трех геодезистов, дали результат на первый взгляд неожиданный, но закономерный: спустя двадцать лет андреевский остров уже никто не вспоминал. А вот легендарная земля Китеген со временем перекочевала на другие карты и как-то незаметно превратилась в Землю Андреева, пополнив антологию географических заблуждений.

Поручение найти Землю Андреева в новом ее качестве было дано в 1785 году русской полярной экспедиции Биллингса. Спустя двадцать пять лет ее разыскивал известный исследователь Новосибирских островов Михаил Геденштром, а в 1821—1823 годах — лейтенант Фердинанд Врангель и лицейский товарищ А. С. Пушкина мичман Федор Матюшкин. Предпринимались такие поиски и в дальнейшем...

За все неудачи этих экспедиций в трудах и выводах будущих историков расплачиваться пришлось исключительно Степану Андрееву. Двести с лишним лет он являлся весьма удобной мишенью для всевозможных нападок и обвинений, большей частью несправедливых и голословных.

Первый камень бросили в него прапорщики-геодезисты. Однажды с «пристрастием» допросили они Татаринова и Коновалова, и те показали, что «де мы вышеупомянутый шестой остров, так и незнаемых людей следов не видели» и что говорить неправду их принудил Андреев, дабы «получить монаршую милость».

Лейтенант Врангель — одна из многочисленных жертв картографической иллюзии,— раздраженный бесплодными поездками по льдам, первый печатно заявил, что «андреевского открытия не существует и потому оно не заслуживает ни места на картах, ни вообще упоминания...». Но, несмотря на все уничтожающие и «окончательные» приговоры, проблема Земли Андреева осталась.

Невероятное переплетение фактов, легенд, картографических ошибок, людской зависти, честолюбий и интриг составляет неповторимую загадку Арктики.

Так, еще в 1707 году голландский капитан Джиллес заметил к северо-востоку от Шпицбергена обрывистые берега неизвестной земли. Он зарисовал ее и нанес на карту. Земля Джиллеса — это теперешний Белый остров. Впоследствии по ошибке реальный остров переместили на полтораста километров севернее и назвали Землей Джиллиса — небольшое изменение имени породило мифического двойника капитана. Остров-призрак просуществовал на многих картах до 30-х годов нашего столетия вопреки недоумению многочисленных исследователей, тщетно пытавшихся его обнаружить.

Со второй половины XIX века в Арктику хлынул поток путешественников. За каких-нибудь десять лет здесь побывало сорок экспедиций. Были открыты новые острова-призраки. Американцы Роберт Пири и Фредерик Кук — непримиримые конкуренты в битве за достижение Северного полюса — единодушно утверждали, что видели в высоких широтах Землю Крокера и Землю Бредли. В море Бофорта эскимос Такпук из канадской экспедиции Вильямура Стефанссона нашел в 1911 году остров, на который даже высаживался. Некоторое время просуществовала Земля Полярников острова Генриетта. Ее заметил в 1937 году начальник полярной станции Л. Ф. Муханов в Восточно-Сибирском море. Поиски Земли Санникова стоили жизни русскому полярному исследователю Эдуарду Толлю и трем его спутникам.

Эти земли, разбросанные по всей территории Арктики, объединяла странная особенность: обнаружить их вторично не удавалось. Причина же всех неудач крылась вовсе не в игре человеческого воображения или оптических обманах. О землях рассказывали и писали в дневниках авторитетные полярники, подозревать которых в недобросовестности или склонности к преувеличениям оснований нет. Вывод напрашивался один: загадочные острова какое-то время существовали, но затем ускользали от взоров полярных мореплавателей и путешественников в силу каких-то закономерных причин.

С начала нашего столетия началось методичное научное освоение Арктики. На смену полярным рекордсменам, вроде Роберта Пири, пришли гидрографы, гидрологи, гляциологи. Возродился интерес и к загадочным землям, но теперь уже на новом, фактологическом, уровне...


Читать дальше: http://art.thelib.ru/science/unusual/misc/sekretniy_voyazh_serzhanta_andreeva.html

"Безопасность полетов начинается на земле!"
Бывший авиамеханик, ныне - Поручик запаса.
Спасибо: 2 
Профиль
Admin
Старший лейтенант




Сообщение: 171
Настроение: Боевое
Зарегистрирован: 01.02.10
Откуда: Россия, Москва
ссылка на сообщение  Отправлено: 21.06.10 10:52. Заголовок: По следам полярных э..


По следам полярных экспедиций 1636-1649 гг. Семена Дежнева (с участием Афанасия Андреева)



НАВСТРЕЧУ СОЛНЦУ

В северо-восточной части Арктики следы полярных экспедиций встречаются редко. Но зато ярче сияет слава тех, кто дошел сюда первым, кто поведал миру о земле чукчей и эскимосов. Среди них Семен Иванов Дежнев, казак Якутского гарнизона. Ему воздвигнуты памятники на всем пространстве — от Северной Двины до пролива, разделяющего Азию и Америку. И как бы соединяющая их незримая нить протягивается по торному пути черев всю Сибирь-навстречу солнцу. Начало этому шути положила храбрая дружина Ермака. Вслед за ней устремились массы обездоленного люда. Они уходили в Сибирь в надежде на вольную жизнь, хотя и знали, что нелегко обживать тайгу и тундру. Тобольск, Мангазея, Енисей, Илим — это вехи движения на восток торговых, промышленных и служилых людей. Сейчас мы зовем их землепроходцами.

Торный путь шел от Тобольска через Сургут и Кеть на Енисей. Разворачивающиеся перед путниками величественные картины — необъятная таежная глухомань, могучие реки, несущие воды в Студеное море, — поражали их. "Река Лена, — поведал в 1629 г. один из землеописателей, живший в Енисейском остроге, — пала своим устьем в море". Эти слова написаны до того, как первые отряды землепроходцев пришли в низовья Лены.

В 1629 г. с Енисея на Лену через Илимский волок перебрался первый отряд казаков во главе с отчаянно смелым Василием Бугром. В 1632 г. на левом берегу реки Лены сотник Петр Бекетов заложил первую русскую крепость с башнями на деревянных стенах — Якутский острог, превратившийся в центр землепроходческого движения.

В 1638 г. царь Михаил Федорович решил закрепить земли на Лене - создать новое воеводство, восьмое по счету, Якутское. Все земли, лежавшие к востоку и северо-востоку от реки Лены, еще предстояло открыть. По размерам эти неоткрытые земли превышали многие большие государства мира. Поэтому рос и благоустраивался Якутский острог, или просто Якутск, как он стал называться в документах того времени.

В Якутске сохранилась крепостная башня, срубленная в восьмидесятых годах XVII в. воеводой Иваном Приклонским. Эта башня наглядно показывает характер и особенности деревянных крепостных сооружений того времени и, следовательно, является важным историческим памятником русского деревянного зодчества. К сожалению, не дожили до наших дней стены Якутского острота, возвышавшиеся в центре города в начале XX в. Разрушился боль шой гостиный двор. Нити торных путей яз Якутска вытянулись в двух направлениях: через Алдан и Маю к побережью Охотского моря, а оттуда на Амур и.к Студеному морю.

В сторону Студеного моря первой ходила экспедиция казаков, торговых и промышленных людей в 1633-1636 гг. во главе с пятидесятником Ильей Перфильевым. Летом 1633 г. отряд остановился в устье реки Жиганки, где впоследствии вырос поселок и пристань для судов, возвращавшихся с моря, — Жиганск, или Жиганское зимовье. В документах есть упоминание, что в Жиганске на судостроительной верфи — "плотбище" — строили корабли, отправлявшиеся на Яну, Индигирку и Колыму. И вместе с тем, хотя документы Якутского архива полны упоминаний о Жиганске - любая экспедиция, направлявшаяся из Якутска к морю, не миновала его, — о нем мы знаем очень мало. До недавнего времени здесь стояла казачья трехглавая церковь.

Отряд Перфильева от Жиганска прошел на реку Яну и в устье реки Оленек. В 1635 г. был построен Верхоянский острог.
В 1636-1641 гг. казачьи отряды появились в низовьях Яны и Индигирки. Отряд казака Постника Иванова Губаря в 1636 г. двигался по суше от Якутска на Алдан и Верхоянск и затем через восточные притоми реки Яны на Индигирку, где — в среднем течении-появилось Подшиверское зимовье.

Низовья Индигирки открыл Иван Иванов Ребров. Он служил в отряде Перфильева на Яне, но в 1638 г. ушел от него. Через несколько дней его коч остановился в Русском устье Индигирки, при впадении в нее реки Уяндины. Здесь Ребров построил Нижнеиндигирский, или Уяндинский, острог.

Казак Семей Иванов Дежнев дважды побывал на реке Индигирке. Один раз, в конце 1636 г., по поручению Постника Иванова Губаря в Среднеиндигирском зимовье он нес службу и занимался охотой на соболя. Второй раз Дежнев пришел на Индигирку с ее верховьев. В 1641 г. якутский воевода Петр Головин послал его в отряде казачьего десятника Михаила Стадухина на Оймякон, теперь известный как Полюс холода северного полушария.

Жизнь на Оймяконе оказалась трудной. Весной казаки решили идти к Студеному морю. В конце сороковых годов за шиверами, верхними порогами Индигирки, товарищи Дежнева построили острог, известный в документах как Зашиверский. Острот должен был сдерживать на-тиск горных племен ламутов на мирных юкагиров и якутов. Первый отряд казаков во главе с Фомой Кондратьевым через два года сменил отряд Василия Бурлака, побывавшего здесь еще раз в конце пятидесятых годов. Он обнес острог новой тынообразной стеной, по углам срубил башни. До наших дней сохранилась Зашиверская шатровая церковь с шатровой колокольней, выполненная в русском стиле, красивая и величественная. Особенно привлекательны ее луковичные главы. Она является одним из видных образцов русского деревянного зодчества.

В верховьях Индигирки Стадухин и Дежнев с товарищами не задерживались. Целое лето они плыли на лодках до Уяндинского зимовья. К этому времени относится появление Русского Устья. Исследователи, побывавшие в Русском Устье в 1930 г., пришли к единодушному мнению, что жители Русского Устья — это потомки землепроходцев XVII в., в течение трех столетий сохраняющие казачий уклад жизни, язык, религию и культуру XVII в. Ученые записали говоры, составили словарь, обследовали обычаи русь-устинцев, весьма схожие с русскими обычаями XVII в. У нас есть все основания считать Русское Устье, сохранившееся и на современных географических картах, памятником старины. Все, что осталось еще от старого поселка, должно бережно охраняться.

Летом 1642 г., построив кочи, Стадухин, Зырян и Дежнев через протоку, где стоит Русское Устье, вышли в море. Казак Федор Чукичев, товарищ Дежнева по службе, писал: "По морю шли две недели. А с усть Индигирки реки к востоку бежали парусом.до усть Алазейки реки, а вверх парусом и собою до юкагирского князца Ноочичана полтретья дни... до лесу. И у того лесу зимовье поставили".

Не задерживаясь на реке Алазее, казаки - они знали, что Алазея не главная река, — на следующий год снова вышли в море и через две недели были на Колыме. "А река Колыма, — писал в Якутск Стадухин, — велика, есть с Лену реку, идет в море так же как и Лена, под тот же ветер, под восток и под север".

Казаки плыли до большой реки Анюя, где срубили зимовье. Не прошло и года, как это зимовье превратилось в один из опорных пунктов продвижения землепроходцев на восток. Отсюда, из Нижнеколымского острога, снаряжались экспедиции на реки Анадырь и Пенжину и даже на Камчатский полуостров.

В первые годы существования Нижнеколымска — вслед за ним выросли на реке Среднеколымск и Вархнеколымск - казаки обследовали почти все течение громадной реки. Они стали первыми жителями отстроенных деревянных поселений, включили в орбиту государственных интересов местное население. Они были не просто сборщиками дани, наложенной на племена, но и носителями новых форм торговли, распространителями новых методов промысла. Одним словом, это были первые люди, положившие начало освоению огромного края.

Сегодня этим первым служилым людям воздвигнуты памятники. В Верхнеколымске в 1957 г. в честь 325-летия вхождения Якутии в состав Российского государства установлен трехметровый обелиск, на гранитном постаменте которого выгравированы имена руководителей казачьих отрядов, открывавших и осваивавших Колыму: Семена Дежнева, Михаила Стадухина, Дмитрия Зыряна, Ивана Ерастова, Федота Попова, Герасима Анкудинова, Исая Игнатьева, Семена Моторы и др.

Выше по реке в Зырянке сооружен другой памятник землепроходцам и мореходам-гранитный столб, увенчанный моделью коча XVII в. С открытием Колымы число походов на восток увеличилось. В 1644-1645 гг. один из деятельных казаков, если не сказать самый деятельный, Михаил Стадухин организовал поход в сторону моря на тундровую реку Чукочья, где обитал оторвавшийся от основного племени чукотский род. Подробности этого похода неизвестны, но в Нижнеколымск Стадухин привез показавшуюся ему смышленой и знающей чукотскую женщину Калибу. Калиба сообщила ему, что к северу от колымского устья расположен большой морской остров. Казаки и промышленные люди, населявшие Нижнеколымский острог, не один день судили и рядили об этом острове. Наконец решили, что большой морской остров — это та самая Новая Земля, на которую ходят поморы с Мезени, Таза, Енисея, Лены и Индигирки, и что эта Новая Земля составляет громадный горный массив — "в мори Камень-пояс", на котором "горы снежные и пади, и ручьи знатны все". Такое представление о Новой Земле — единой островной суше, тянущейся вдоль всего побережья Азиатского материка, как считают современные исследователи, у землепроходцев той поры вполне естественно. Ведь тогда еще никто из них не бывал на островах, расположенных к северу от морского берега. Более того, в XVII в. была распространена теория о соединении Новой Земли с Северной Америкой, хотя Стадухин и Дежнев, вероятнее всего, не были знакомы с ней. Сообщение чукотской женщины о большом морском острове подтверждало собственные наблюдения мореходов и несколько озадачивало. Эта Новая Земля, простираясь восточнее Колымы, могла преградить путь в Теплое море, т.е. в Тихий океан.

Так неожиданно перед теми, кто собирался идти на восток, стала гигантской важности географическая проблема. Решить ее сразу было нельзя. Потребовались усилия многих людей. Одними ив первых пошли на штурм Чукотки Михаил Стадухин и Семен Дежнев. Первый в 1645 г. отравился на коче из Нижнеколымска в Якутск в расчете собрать единомышленников, получить разрешение воеводы и двинуться в поход "встреч солнцу".

Кроме того и в Нижнекольшске организовалась артель торговых и промышленных людей, решивших идти на восток, на реку Потычу, за которую принимали Анадырь. Артель возглавили Исай Игнатьев Меэенец и Семен Алексеев Пустозерец. И конечно, не случайно, что она пошла под водительством русских поморов — мезенцев и пустозерцев, для которых далекие походы на Новую Землю считались рядовым событием.

Летом 1646 г. на одном коче Исай Игнатьев и Семен Алексеев отправились в море, но у Чаунской губы льды преградили дорогу. В навигацию следующего года на восток во главе с Семеном Дежневым отправилось 62 человека на 4 кочах. Льды снова преградили дорогу судам. Вернувшись на Колыму, Семен Дежнев и торговый человек приказчик гостя Алексея Усова Федот Алексеев Холмогорец решили подготовиться еще основательнее. Дежнев отправился на Индигирку, где участвовал в соболином промысле. На вырученные деньги он купил судно.

Перед приказным Нижнеколымска Вторым Гавриловым, товарищем Дежнева по походу на Оймякон, Индигирку, Алазею и Колыму, решив перехватить инициативу Дежнева, выступил беглый казак Герасим Анкудинов с просьбой выдать на его имя наказную память, официальный документ, дающий право представлять власть царя на Анадыре. Второй Гаврилов отказал Анкудинову. Наказную память он выдал Семену Дежневу, приняв к сведению, его обещание за право быть старшим на Анадырской земле заплатить царю 290 соболей.

О наказной памяти Дежнев никогда впоследствии не упоминал, и ее даже оспаривали враги его, но то, что она существовала, подтвердил сам Второй Гаврилов. В наказной памяти упомянут помощник Дежнева Федот Алексеев Холмогорец. По существовавшему тогда правилу, торговец, назначавшийся в поход, являлся целовальником, т.е. таможенным чиновником, в ведении которого находился сбор пошлины с упромышленных соболей и другие денежные операции.

В путь 20 июня 1648 г. вышло шесть кочей. Седьмой коч присоединился сверх оговоренных условий. Герасим Анкудинов снарядил его на реку Анадырь на свой страх и риск. В походе участвовало 90 человек. Дежнев разделил их на три отряда. Люди Федота Алексеева Холмогорца — 29 человек-составили первый отряд. Люди Афанасия Андреева и Бессона Астафьева, приказчиков московского гостя Кирилла Босова, — известны фамилии девяти человек — составили второй отряд. Люди Дежнева — известны фамилии только 18 человек — входили в третий отряд.

Это был последний шаг на торном пути через Северную Азию. О Дежневе и существе его похода все еще не утихают споры. И дело не в том, что не обнаружены положенные в таких случаях дневники Дежнева или корабельные журналы. Их не могло быть.
Исследователей смущает другое: мог ли Дежнев совершить выдающееся морское плавание в тяжелейших природных условиях на маленьком деревянном парусном судне? В последние годы установлено, что русские кочи — это суда, строившиеся для ледового плавания, они ходили под двумя парусами, по компасу. Имелись компасы и на кораблях Дежнева. Известно, что только у Афанасия Андреева и Бессона Астафьева было "13 маток в кости", т.е. компасов в костяной оправе. Компасы такого типа найдены на городище Мангазеи. Это небольшие овальной формы изделия с углублением в центре. В овале помещалась стрелка, отбрасывающая тень на циферблат, разбитый на 12 делений. Компас работал по принципу солнечных часов.

В отписках якутскому воеводе Ивану Акищфову, посланных в 1655 г. с Анадыря на Лену, Дежнев называет Большой Каменный Нос вторым после Колымы Святым Носом. Какой же смысл вкладывали русские мореходы в понятие Святой Нос? На евразийском побережье Северного Ледовитого океана нам известно три Святых Носа: один на Кольском полуострове, другой на Тиман-ском и третий в Сибири на Лено-Колымском побережье. Дежнев упомянул Святой Нос на Лено-Колымском побережье. А вот вторым Святым Носом после него он считал Большой Каменный Нос.

Стадухин, который в 1649 г. отправился по следам Дежнева сообщил воеводе, что он дошел до "коряцких юрт", как теперь установлено, до района мыса Биллингса. Коряки рассказали Ста-духину, что летом предыдущего года мимо их юрт прошлл кочи Семена Дежнева. Кочи попали в бурю и два из семи разбило.

На пяти судах около 1 сентября Дежнев появился в проливе у Большого Каменного Носа. Здесь разбилось судно Герасима Анкудинова, люди с него перешли на другие суда. Кроме того, здесь Дежнев впервые встретил морские острова, на которых жили "зубатые чукчи". Дежневу важно было подчеркнуть обнаружение морских островов в районе гигантской Новой Земли.

От Большого Каменного Носа и островов "зубатых чукчей" плавание Дежнева продолжалось в общем направлении на юг. Четыре оставшихся коча прибыли 20 сентября в район мыса Чукотского, затем отошли в море и, попав в жестокую бурю, были разбросаны в разные стороны. Коч Дежнева оказался у "переднего конца" Анадырского залива, вероятнее всего, западнее мыса Наварин.
Несколько недель пробиралась на реку Анадырь горстка людей. Их было 25 человек. Зимой они прибыли на Анадырь и здесь потеряли еще 9 человек.

Так завершилось одно из выдающихся морских плаваний, которое положило конец ошибочным представлениям о соединении материков Азии и Америки. Дежнев доказал, что если идти от Колымы на Анадырь мимо Большого Каменного Носа, то "как льды пропустят, бывает парусом на кочах одним летом". Эти слова выписаны из географических характеристик Сибири ("Чертежных росписей"), составленных в Тобольске и в Москве сразу же после похода Дежнева, причем, как теперь доказано, эта географическая характеристика Сибири появилась не без участия самого Дежнева или во всяком случае с учетом документов, связанных с его плаванием. Поэтому она так охотно использовалась западноевропейскими картографами.

Памятник С. И. Дежневу стоит на мысе Дежнева. Его поставила команда военного транспорта "Шилка" в сентябре 1910 г. Это деревянный крест с двумя перекладинами, к нему прибита медная доска с текстом: "Памяти Дежнева... Мореплаватели приглашаются поддерживать этот памятник".

В следующем году на северной оконечности мыса лейтенант Г. Брусилов установил деревянный астрономический пункт в память Дежнева. Этот шестиметровый деревянный столб известен как "Знак Брусилова".

В 1956 г. по инициативе Главного управления Северного морского пути на мысе Дежнева был сооружен самый грандиозный памятник в Арктике — памятник-маяк, освещающий путь кораблям в проливе.

В 1972 г. в городе Великий Устюг по инициативе общественных организаций и горсовета открыт мемориал в честь русских землепроходцев (скульптор Е. А. Вишневецкая). В центре мемориала на круглом гранитном постаменте — бронзовая фигура С. И. Дежнева. На чугунной доске надпись: "Семен Иванович Дежнев". Позади бронзовой фигуры на гранитной стене и плитах — имена землепроходцев Стадухина, Шалаурова и др. Мемориал был открыт к 325-летию плавания Дежнева и его товарищей в пролив между Азией и Америкой.

Сведения Дежнева о проливе долгое время практически не использовались. В числе причин можно назвать похолодание в Арктике и освоение менее опасной сухопутной дороги между Нижнеколымском и Анадырским зимовьем, построенным Дежневым. Этот сухопутный тракт связал бассейн Лены с Анадырским краем и Камчатским полуостровом, но самое большое значение имел для развития плаваний по самой реке Анадырь к морю и дальше на юг, а также по реке Колыме и в ее низовьях. После Дежнева исследования Лено-Колымо-Чукотского района носили спорадический характер. В плане Великой Северной экспедиции особое место отводилось изучению побережья между Леной и Колымой: описанию побережья и составлению морской карты. Летом 1735 г. на боте "Иркутск", которым командовал малоопытный в арктических делах, хотя и смелый моряк Петр Ласиниус, ленский отряд, экспедиции пытался пройти к Святому Носу, но не сумел выбраться даже из губы Буорхая, где и зазимовал в устье реки Хараулах. Нехватка продовольствия в отряде привела к тому, что многие заболели цингой. Одним из первых умер Ласиниус. За ним последовало еще 37 моряков.

В 1956 г. гидрограф С. В. Попов посетил место зимовки Ласиниуса, но не обнаружил следов стоянки. Археологическое изучение местности, весьма возможно, позволит найти ее.

В 1736 г. бот "Иркутск" вышел в море под командой Дмитрия Яковлевича Лаптева, который тоже допустил ошибку, неверно представляя местоположение Святого Носа. Он был показан на его карте на четыре градуса севернее, чем было в действительности. Чтобы обогнуть этот мыс, Лаптев направил судно круто на север, но вскоре попал в лед и вынужден был отступить к югу. В верховьях Лены, на речке Борисовой, впадающей в Лену, бот стал на долгую зимовку. Лаптев был убежден, что Святой Нос не обойти из-за льдов.

В третье плавание "Иркутск" вышел в 1739 г. и уже 14 августа миновал Святой Нос. "Нос каменный, — читаем в шканечном журнале, — утес над ним и три горы высокие". 22 сентября Лаптев привел свой корабль в Колымскую протоку Индигирки, где отряд зазимовал. В 1740 г. отряд Лаптева дошел до Колымы. На мысе в устье Колымы был сооружен маяк, рядом с ним из плавника была срублена изба, где жила команда. Остатки избы не сохранились.

Однако Лаптев из-за льдов не смог пройти путем Дежнева, вдоль Чукотского полуострова. На высоком берегу Восточно-Сибирского моря моряки поставили маяк. Этот маяк-пирамида срублен из бревен плавника и имеет 55 венцов. На нем был укреплен деревянный крест. Внутрь маяка попадали через широкие двери. Маяк тоже не сохранился, хотя в 30-е годы XX в. сруб еще видели моряки.

Чукотка долгое время оставалась не изученной. Пожалуй, исключение составляют морское побережье и судоходные трассы. Во второй половине XIX в. в районе Чукотского моря вели работы клиперы "Гайдамак", "Всадник", "Стрелок" и др. Большой вклад внесли исследования Гидрографической экспедиции Северного Ледовитого океана, положившей на карту бухты и заливы Чукотки. Памятником этого времени является могила кочегара с "Таймыра" В. С. Беляка. Советские ученые обнаружили на Чукотке древние памятники. К числу их надо отнести петроглифы, найденные на ручье Кайкууль (нижнее течение реки Пегтымель) в 1965 г. геологом Н. М. Саморуковым и вторично в 1967-1968 гг. археологом Н. Н. Диковым. Писаницы, занимающие скалы на расстоянии 300 м, имеют много общего с петроглифами древних охотников и оленеводов на Аляске в заливе Кука.

В изучение северо-востока Азии, особенно морских пространств и побережья, немалый вклад внесли исследователи XIX в. — экспедиции М. М. Геденштрома с участием Я. Санникова (1811 г.), П. Ф. Анжу (1820-1824 гг.), Ф. П. Врангеля (1820-1824 гг).

Иван Дементьевич Черский в 1891 -1892 гг. вместе с женой Маврой Павловной исколесил огромный край, собрал уникальные коллекции минералов, зоологические и ботанические. Во время последнего путешествия в Нижнеколымск он заболел и умер. Работу экспедиции продолжала его жена. Горная страна, положенная Черским на географическую и геологическую карты, была названа хребтом Черского. И. Д. Черский похоронен в Колымской заимке (левый берег реки Колымы, против устья реки Омолон). В Верхнеколымске сохранился дом, в котором жил и работал И. Д. Черский в 1891-1892 гг., сейчас музей.

С установлением Советской власти Чукотка превратилась в гигантскую социалистическую стройку. Сегодня мы с благодарностью вспоминаем тех, кто первыми пришли сюда, чтобы отстаивать в борьбе с врагами светлое будущее этого края. Среди них были коммунисты; на Колыме, в Анадыре, в Магадане им поставлены памятники. Но есть в этом крае и памятники, посвященные советским исследователям северо-востока.

В поселке Амбарчик сооружен памятник-обелиск с пятиконечной звездой. На пластине читаем: "Карлу Яновичу Луксу, революционеру, борцу за установление Советской власти, члену ЦК народов Севера, начальнику научной экспедиции, трагически погибшему 29 августа 1932 года. От благодарных потомков — комсомольцев Нижнеколымского района. Установлен 29 июля 1968 г.".

К. Я. Лукс родился в семье латышского крестьянина в 1888 г. В 1904 г. вступил в РСДРП. В годы гражданской войны сражался против белогвардейских банд. Он был начальником штаба партизанского отряда и командиром Забайкальского и Амурского партизанского фронта. После окончания Гражданской войны работал ректором Института народов Севера в Ленинграде, был членом Комитета народов Севера при Президиуме ВЦИК. На Колыму Луке приехал начальником Колымской этнографической экспедиции. Его экспедиция должна была провести большую работу на местах, выявить специфические особенности жизни и трудовой деятельности народностей, населявших Колыму и Чукотку. Неожиданная смерть прервала его работу.

Скульптурная группа в Апапильхино выполнена из бетона и камня. Она посвящена исследователям Певекското района — геологам, оленеводам, горнякам — того далекого от современного времени, когда геологические экспедиции при поддержке чукчей-оленеводов шли на штурм кладовых сев врио и Чукотки. Эти экспедиции были организованы Арктическим научно-исследовательским институтом и геологами Дальстроя.

В проливе Сенявина (бухта Провидения) находится стела в виде гарпуна, у основания которой положены китовые кости. Точно такая же по форме стела стоит ближе к материку.

В 1975 г. экипаж судна "Звездный" в 70-ю годовщину трагической гибели С. О. Макарова в проливе Сенявина поставил ему памятник.

Чукотка — край нехоженых троп, край несметных подземных богатств. Человек пришел на эту землю тернистым путем. По следам человека, как памятники далеких и близких времен, стоят обелиски и маяки, разрушенные зимовья, кресты, старые культовые постройки и сбереженные временем целые поселки.

Белов М. И.
http://www.polarpost.ru/Library/Belov-Po_sledam/text-po_sledam_expediciy-04.html

"Безопасность полетов начинается на земле!"
Бывший авиамеханик, ныне - Поручик запаса.
Спасибо: 2 
Профиль
Admin
Старший лейтенант




Сообщение: 172
Настроение: Боевое
Зарегистрирован: 01.02.10
Откуда: Россия, Москва
ссылка на сообщение  Отправлено: 21.06.10 12:25. Заголовок: Военнослужащие - гер..


    Где ж те, которых кровь дала нам
    жизнь и свет?
    Где ж те, которых кровь нам славу искупила?
    Мать нежная своих героев не забыла.
    Се высится гора на месте их побед.
    …Сюда приди, о Росс,
    Свой сан и долг узнать…

Русские солдаты и офицеры, участники Наполеоновских войн, герои XIX столетия
(от большинства из них даже имен не осталось!)




Битва на Праценских высотах – Аустерлицкое сражение 20 ноября 1805 года на долгие годы стало крупнейшим поражением русской армии и символом потери чести – потери колоссального количества знамен полками Императорской армии. Французские источники указывают на огромную цифру – 29 взятых в плен русских знамен и 4 штандарта . Кроме того, не следует также забывать, что не меньшее число знамен считалось утерянными, так как после сражения их не было в строю частей. Вся эта ситуация представляется весьма запутанной, поскольку военачальники, непосредственно виновные в потере полками знамен, предпочитали этот весьма скользкий момент обходить стороной. Меньше, чем через две недели после сражения знамена, считавшиеся утраченными, стали возвращаться в свои части; в частности, об этом говорит рапорт М.И. Кутузова на имя Александра I.

«Местечко Лошонц. После сражения, бывшего в 20-е число ноября, нижние чины из плену французов спаслись бегством и вынесли четыре знамени, ими с древок сорванные, и именно: Бутырского мушкетерского полка портупей-прапорщик Измайлов-1й и Галицкого мушкетерского полка фельдфебели: Никифор Бубнов, Селиверст Куфаев и унтер-офицер Иван Волков, а фельдфебель Александр Андреев одне кисти и копье. О сем их отличном поступке Вашему Императорскому Величеству всеподданнейше доношу.

Генерал от инфантерии Голенищев-Кутузов
»

Резолюция рукой Х.А. Ливена : «Дать чины» .

Потери знамен и штандартов Российской Императорской армии в 1799 – 1917 г.г.
http://lib.rus.ec/b/175731/read

Андреев 1-й 14 ноября 1799 года с производством в прапорщики Углицкого мушкетерского полка переведён из унтер-офицеров Гарнизонного Архарова 2-го (Московского) полка. Произведён в подпоручики и поручики, к 26 января 1807 года - в штабс-капитаны. Участвовал в сражениях 26 и 27 января 1807 года при Прейсиш-Эйлау, 24 мая при Гутштадте и 29 мая при Гейльсберге.
Отмечен Высочайшем благовалением за то, что «в сражении 29 мая (1807 года) под Гейльсбергом с отличным мужеством и неустрашимостию исполнял долг свой в продолжении всего дела».
30 ноября 1807 года награждён Золотым крестом за сражение при Прейсиш-Эйлау: «Находился всегда впереди и личною храбростью подавал пример своим подчинённым».

Андреев 1-й Поручик Углицкого пехотного полка.
«4 декабря 1811 года определён в службу из отставленных от службы штабс-капитанов и поручиков 1-го Морского полка прежним чином поручика».

А.А. Вершинин "Углицкий полк 1708-1918". Ярославль. 2008.

Андреев 1-й, Пётр Федорович. 14 ноября 1798 года переведен из унтер-офицеров Гарнизонного Архарова 2-го (Московского) полка в 63-й пехотный Углицкий полк с производством в Подпрапорщики. 22 ноября 1798 года произведен в Прапорщики из Подпрапорщиков сего полка. 1 февраля 1799 года произведен в Подпоручики, затем – в Поручики и Штабс-Капитаны, к 22 января 1807 года – в Капитаны, Командир Гренадерской роты. 22 января 1807 года ранен в бою с французами при деревне Бергфриде. Участвовал в сражениях 26 и 27 января 1807 года при Прейсиш-Эйлау, и в мае 1807 года находился в госпитале. Участвовал в сражениях 24 мая при Гутштадте и 29 мая при Гейльсберге.

http://www.petergen.com/publ/uglic63pp.shtml

Андреев 2-й, Яков Андреевич. Поручик 63-го пехотного Углицкого полка. К 24 мая 1807 года произведен в Штабс-Капитаны (по другим сведениям на 29 мая 1807 года Поручик), затем в Капитаны, 24 мая 1811 года – на вакансию в Майоры. 17 февраля 1812 года в чине Майора назначен Полковым командиром из штаб-офицеров сего полка. В 1816 году в чине Майора отчислен от должности Командира полка.
Отмечен Высочайшем благоволением за то, что "в сражении 29 мая (1807 года) под Гейльсбергом с отличным мужеством и неустрашимостию исполнял долг свой в продолжении всего дела".
20 мая 1808 года в чине штабс-капитана награждён орденом Св. Анны 3-й степени "За храбрость": "24 мая (1807 года при Гутштадте) с мужеством и личною храбростью поощрял своих подчинённых к поражению неприятеля и преследовании оного".

Андреев 3-й. Прапорщик 63-го пехотного Углицкого полка. В полку на 1 февраля 1807 года (по болезни в Гродно). Произведен в Подпоручики и Поручики. 14 января 1809 года уволен от службы по прошению по болезни Штабс-Капитаном.

http://www.petergen.com/publ/uglic63pp2.shtml


ПРИКАЗ
1-й Западной Армии
Апреля 19-го дня 1812-го года № 16-й

...Польскаго уланскаго полка штабс-ротмистр Галиоф и Каргапольскаго драгунскаго полка порутчик Андреев назначаются: 1й в обер Гевалдигеры и 2й в обер вагенмейстеры 6 резерфный кавалерийской корпус...

http://feb-web.ru/feb/rosarc/ra7/ra7-058-.htm


В кампанию 1812 года 19-й Егерский полк принимал участие практически во всех крупных делах с неприятелем, которые вела 1я Западная, а затем Соединенные армии.

19- й ЕГЕРСКИЙ ПОЛК. 6-й Егерской роты:
......................................
Майор Андреев 1-й Павел Иванович (2 июля 1812 г. переведен в Тверской гарнизонный батальон, выключен из батальона в сентябре 1812 г.)
......................................
http://www.musey1812.ru/downloads/sbornik2006/vershinin.doc


Полоцкое сражение



С началом отступления рус. 1-й Западной армии её 1-й пехотный корпус (17 тыс. чел.) под командованием ген. П. X. Витгенштейна отошёл к Полоцку, имея задачу прикрыть петербургское направление. В начале августа 1812 года к Полоцку подошли 2 франц. корпуса (30 тыс. чел.) под общим командованием маршала Н.Ш. Удино. В завязавшемся 5(17) авг. сражении, которое началось атакой рус. войск, франц. корпуса потерпели поражение и отошли за р. Западная Двина...

Ранены:...; егерских полков: ... 26-го -- Поручики: Медведев и Миронов;...
http://www.hrono.ru/sobyt/1800sob/1812polock.php


...Наполеон самонадеянно заявил, что армии Барклая де Толли и Багратиона никогда не соединятся, а будут разбиты поодиночке. Но вопреки этому армия Барклая де Толли вступила в Смоленск, и произошло соединение двух армий. «Гений ученика Суворова, незабвенного Петра Ивановича Багратиона, вывел нас из беды, – вспоминал офицер Андреев, - и по трудной ретираде, окруженный со всех сторон, он вывел армию свою и соединился под Смоленском с первой армией. Хвала тебе, герой бессмертный!»
Это было крупным стратегическим успехом русских...

Володин П.М. Кутузовская изба.


РУССКАЯ РЕГУЛЯРНАЯ КАВАЛЕРИЯ В БОРОДИНСКОМ СРАЖЕНИИ


http://www.museum.ru/1812/Painting/rubo/index.html

БОЕВОЕ РАСПИСАНИЕ. КАВАЛЕРИЯ 1-Й ЗАПАДНОЙ АРМИИ

1-й кавалерийский корпус. Командир — ген.-лейт. Ф.И.Уваров (шеф Кавалергардского п-ка),одновременно командующий регулярной кавалерией 1-й Западной Армии

1-я бригада. Командир — ген.-майор А.С.Чаликов (командир Л.-гв. Уланского п-ка)

Лейб-гвардии Драгунский полк. Командир — полк. П.А.Чичерин 2-й

эскадрон Его Высочества — полк, князь C.A.Xuлков
эскадрон полковника Андреева — полк. П.Ф.Андреев
..................

http://libinfo.org/jour/jour111.pdf

Андреев 2-й В 1812 году поручик Андреев 2-й обер-офицер Екатеринбургского пехотного полка.
Ранен в Бородинском сражении 26 августа 1812 года.

Земцов В.Н. "Екатеринбургский пехотный полк в 1812-1814 гг." Библиотека ВИК №56. Свердловск. 1989

Андреев Пётр Петрович из дворян. Андреев определён обер-офицером в 21-й Егерский полк 1 марта 1806 года из Военно-сиротского дома. Участник компаний 1806, 1807 и 1812 годов. Был ранен 7 августа 1812 года.
Будучи поручиком, 16 июля 1813 года переведён в 20-й Егерский полк.

В.И. Годунов "История 91-го пехотного Двинского полка. 1805-1905 г." Юрьев, Лифляндия. 1905.


Воспитанники кадетских корпусов - генералы, офицеры артиллерии и инженерных войск в войне 1812 - 1814 гг.



Глава 6. Генералы, офицеры артиллерии в войне 1812- 1814 гг.

6.3. В рядах гвардейской и полевой артиллерии
...
В 13-й артиллерийской бригаде полковника Александра Ивановича Браамса, выпуски. АИШКК 1785 г., воспитанники кадетских корпусов составили 88 процентов, из них 71 процент подготовлен в АИШКК - 2-м КК, 9,5 - в Военно-сиротском доме и по 5 процентов - в СШКК - 1-м КК и Гродненском кадетском корпусе.

АИШКК - 2-й КК окончили капитан Максим Максимович Таубе (1798),..., поручики Александр Самойлович Фигнер (1805), ..., Платон Матвеевич Андреев 2-й (1806)...

В 14-й артиллерийской бригаде полковника Густава Густавовича Штадена воспитанники кадетских корпусов составили 69 процентов, из них 61 процент подготовлен в АИШКК - 2-м КК, 33 - в 1-м и около 6 процентов - в Гродненском кадетских корпусах.

Из АИШКК -2-го КК выпущены подполковник Иван Иванович Байков (1797),..., подпоручики Андрей Александрович Макшеев (1807),..., Никифор Михайлович Андреев (1807)...

В. М. Крылов Кадетские корпуса и российские кадеты
http://adjudant.ru/cadet/063.htm



Выдержка из полковой истории 13-го драгунского Военного Ордена полка. 1912г. Спб. том.2 стр. 24:
"За выдающиеся подвиги оказанные в боях (имеются ввиду два дня сражения при Бородино) награждены знаками отличия военного ордена 50 кирасир, а в числе их вывезшие своих раненых офицеров : Вахмистр Никифор Струков, унтер Василий Терейников и рядовые Антон Андреев, Семен Леонтьев , Василий Степанов."

http://napoleonic.ru/forum/viewtopic.php?id=206


Кавалеры ордена Святого Георгия IV класса

Первыми кавалерами ордена Св. Георгия были по гвардии:

Андреев; полковник Л.-гв. Конно-гренадерского полка; № 2481 (1114); 23 декабря 1812
(Возможно это - Андреев Александр Дмитриевич, на начало кампании: полковник Лейб-гвардии Драгунский полк?)

http://medalirus.narod.ru/Tools/st27.htm#_ftn2


Кавалеры ордена Святого Георгия IV класса:

Андреев; полковник; № 2481 (1114); 23 декабря 1812
Андреев, Александр Николаевич; капитан-лейтенант; № 9332; 20 ноября 1854
Андреев, Алексей Сидорович; полковник; № 5159; 1 декабря 1835
Андреев, Андрей Порфирьевич; капитан 1-го ранга; 27 сентября 1904
Андреев, Василий Васильевич; майор; № 9172; 26 ноября 1853
Андреев, Василий Иванович; подполковник; № 6790; 3 декабря 1842
Андреев, Гавриил Андреевич; штабс-капитан; № 9873; 26 ноября 1855
Андреев, Егор Петрович; капитан-лейтенант; № 4508; 18 декабря 1830
Андреев, Иван Никифорович; майор; № 6618; 5 декабря 1841
Андреев, Иван Павлович; майор; № 9198; 26 ноября 1853
Андреев, Михаил Ефимович; капитан; № 9209; 26 ноября 1853
Андреев, Никифор; полковник; № 4450; 18 декабря 1830
Андреев, Николай Карпович; капитан; № 6151; 3 декабря 1839
Андреев, Николай Николаевич; полковник; № 8421; 26 ноября 1850
Андреев, Николай Николаевич; капитан; 24 октября 1904
Андреев, Николай Симонович; лейтенант; № 3436; 15 февраля 1819
Андреев, Павел Семёнович; подполковник; № 4711; 21 декабря 1832
Андреев, Фёдор; ротмистр; № 1283; 26 ноября 1795

http://dic.academic.ru/dic.nsf/ruwiki/471648
..............................................................................

Миронов, Алексей Яковлевич; премьер-майор; № 1216; 26 ноября 1795
Миронов, Иван Семёнович; полковник; № 3402; 15 февраля 1819 (Губернатор Тамбовской губернии в 1823)
Миронов, Пётр Иванович; майор; № 6329; 11 декабря 1840 (впоследствии генерал-лейтенант, участник Кавказских походов и Крымской войны).

http://dic.academic.ru/dic.nsf/ruwiki/476593

Миронов Иван Семенович (1774 – 16 (или 23).10.1853), с. Нилово (Головинщино) Данковского у. Действительный статский советник. Тамбовский гражданский губернатор. Георгиевский кавалер. Служил с 1794 в Глуховском кирасирском, с 1797 - в Каргопольском драгунском полку. Участвовал в боях против польских конфедератов (1794), против Франции (1799 – 1800, 1806 – 07); в сражениях Отечественной войны 1812 и заграничных походах Русской армии. За отличия в боях награжден орденами Св. Владимира 4 ст. с бантом (4.9.1812) и Св. Анны 2 кл., золотой шпагой с надписью «За храбрость» (13.10.1812). С 1815 по 14.04.1823 – командир Жандармского полка (до 27.08.1815 – Борисоглебский драгунский полк), подполковник (с 15.09.1817 - полковник). Был также награжден орденами: Св. Георгия 4 ст. (ок. 1819), Св. Анны 1 ст. (14.5.1826), прусским “За заслуги”. В 1823 – 31 гг. - тамбовский губернатор. Активно трудился по благоустройству губернии – сооружены: дома губернских и присутственных мест, новый корпус духовной семинарии, открылась губернская гимназия. В 1824 пожалован имп. Александром I, при посещении им Тамбова, золотой, осыпанной бриллиантами, табакеркой. Принял жесткие меры по борьбе с эпидемией холеры в губернии летом – осенью 1830, что вызвало “холерный бунт” в Тамбове. По прошению уволен от службы 24.07.1831. После отставки проживал в имении жены в с. Нилово-Головинщино Данковского уезда. 21.08.1833 внесен в III ч. ДРК Рязанской губернии.

Миронов Евдоким Дмитриевич (ок. 1776-20.06.1821). Род. в г.Глухов Черниговской губернии. Штабс-капитан. В службу вступил солдатом в Таврический Гренадерский полк 1.01.1791; произведен: в младшие унтер-офицеры 24.04.1795, в старшие унтер-офицеры 29.06.1799, в подпоручики 23.10.1807 с переводом в Елецкий пехотный полк, в поручики 19.04.1812, в штабс-капитаны 15.02.1816; переведен: в Смоленский гарнизонный батальон 17.01.1817, в Ревельский гарнизонный батальон 26.11.1817, в Аренсбургский гарнизонный батальон 21.06.1818. Был в походах: в 1791 в Молдавии; в 1799 в десантном корпусе в Голландии, в сражении под г. Бергенброк; с 11.11.1805 по 14.03.1806 в Австрии; с 30.10.1806 в Пруссии; 19 декабря – в сражении под д. Гольшино, 26 и 27.01.1807 – под Прейсиш-Эйлау, 24 мая – под Вольфгольфом, 25 мая – под Геленгеном, 29 мая – под Гейльсбергом, 2 июня – под Фридландом; 24 и 26.08.1812 – под Бородино; 6 сентября – под Тарутино; 22 октября в сражении под Вязьмой получил сильную контузию в грудь.

От ополченца до генерал-лейтенанта!

Миронов Пётр Иванович (?—1870) — генерал-лейтенант, участник Кавказских походов и Крымской войны.


Происходил из дворян Санкт-Петербургской губернии.
В 1812 году при объявлении Высочайшего манифеста о созыве народного ополчения Миронов записался в ополчение Санкт-Петербургской губернии и принимал участие в отражении нашествия Наполеона в Россию. После изгнания французов он был в Заграничном походе, находился при осаде Данцига и в 1814 году за отличие был произведён в подпоручики Литовского уланского полка. В 1816 году получил чин поручика...

http://ru.wikipedia.org/wiki/Миронов,_Пётр_Иванович


ШЕФЫ И КОМАНДИРЫ РЕГУЛЯРНЫХ ПОЛКОВ РУССКОЙ АРМИИ (1796–1825)
...
АНДРЕЕВ Прокофий Андреевич – майор
12.06.1809–18.09.1811 – командир 2-го егерского полка

АНДРЕЕВ Яков Андреевич – майор
17.02.1812–"27.08.1816" – командир Углицкого пехотного полка
.........
МИРОНОВ Иван Семенович – подполковник (с 15.09.1817 полковник)
?–14.04.1823 – командир Жандармского полка (до 27.08.1815 – Борисоглебский драгунский полк)
....
http://www.museum.ru/museum/1812/library/Podmazo/alfshcom_a.html


Нижнiе чины Георгiевскiе Кавалеры Гвардейскаго Экипажа, с 1810 г


....
Алексей Андреевъ
Василій Андреевъ
Григорій Андреевъ
Степанъ Андреевъ
....
http://www.surnameindex.info/docs/000009.html



Примечание. Гвардейский экипаж сформирован был сформирован как корпус российской морской гвардии 28 февраля 1810 года из команд придворных гребцов и яхт, моряков Балтийского и Черноморского флотов (первоначально 410 человек, в 1910 году свыше 2 тыс. человек). Дислоцировался в Петербурге (до 1820 в Литовском замке, затем в казармах на Екатерининском канале (проспект Римского-Корсакова, 22). Экипаж участвовал в Отечественной войне 1812 года. Отличился в бою под Бауценом и особенно под Кульмом (1813 год), за что удостоен гвардейского знамени. В 1825 году под руководством Н. А. Бестужева выступил с оружием в руках.

Горя пламенною любовiю къ Отечеству



...В Уфимском полку, потерявшем убитыми 10 унтер-офицеров и 208 рядовых, ранеными 10 унтер-офицеров и 179 рядовых, пропавшими без вести 12 унтер-офицеров и 179 рядовых, за подвиги, совершённые во время сражения, многие офицеры были представлены к наградам , а рядовые Павел Жуков, Яков Иванов, Ислам Бакиров, Ахсан Сулейманов и другие получили Знаки отличия Военного ордена. При построении батарей, «под сильными неприятельскими выстрелами с усердием и мужеством исполняли своё дело» унтер-офицеры Пётр Панов, Фёдор Миллер, Герасим Алексеев, рядовые Яков Фёдоров, Филипп Григорьев, Василий Иванов, Фёдор Бекрутов, Фаддей Тиханов, Филимон Андреев, за что были награждены Знаками отличия Военного ордена...

http://www.librero.ru/article/social/1812year.htm

Лейб-гвардии Литовский полк в Бородинском сражении.



Генерал Д. С. Дохтуров в донесении Фельдмаршалу М. И. Кутузову писал: „...Измайловский и Литовский полки оказали достойную Русских храбрость. Необыкновенным своим мужеством, они удерживали стремление неприятелей, и поражали их повсюду штыками...".


Атака лейб-гвардии Литовского полка из 5-го пех. корпуса. Н. С. Самокиш


Портрет бывшего унтер-офицер лейб-гвардии Литовского полка, впоследствии унтер-офицера лейб-гвардии Московского полка Андреева. П.Е Заболотский.


Бородино. Памятники-монументы войны 1812 года.

Памятник Муромскому пехотному полку был поставлен в 1912 году. Архитектор А.П.Верещагин.






Надпись на южной стороне:

26 августа 1812 г. в Бородинской битве:

Убиты: Подпоручик Дмитрий Павленков,
" " " Александр Никитин,
" " " Николай Гомрат Курин.
5 унтер-офицеров и 47 рядовых

Ранены: Шеф полка Полковник Феодор Дризен,
Командир полка Майор Антон фон Финтингоров,
Майор Алексей Голощапов,
Капитан Терентий Повало-Швейковский,
Штабс-капитан Алексей Харченко-Денисенко,
" " " Василий Андреев
Поручик Феодор Коротынцев 2-й,
" " " Антон Сахацкий,
" " " Феодор Милютинов,
" " " Тимофей Саганович,
" " " Богдан Брискорн,
" " " Алексей Вихтер,
" " " Иван Щербинский,
" " " Григорий Шкарин,
Подпоручик Игнатий Кучинский,
Прапорщик Иван Бердяев (дважды)
2 фельдфебеля 6 унтер-офицеров и 103 рядовых.

Пропали без вести: 5 унтер-офицеров и 33 рядовых.


Екатеринбургский пехотный полк

...К 22 августа 1812 года полк занял позиции у деревни Горки на Бородинском поле. 26 августа 1812 года к 14 часам полк занял позиции позади и левее Курганной батареи, где отбивал атаки французов и вновь понес тяжелые потери. Полк был отведен за Горецкий курган. В этот день полк потерял убитыми 2 унтер-офицеров, 54 солдата; пропали без вести 241 солдат. Среди офицеров убиты поручик Ефимович, прапорщик Тишецкий, ранены майор Шильников, поручики Баркалов, Андреев, ...

http://army.armor.kiev.ua/hist/ekaterin_polk.shtml


Новоингерманландцы, погибшие в Бородинском сражении 7 сенября 1812 года

7 сентября (26 августа по ст.стилю) 1812 года в действующих батальонах Новоингерманландского
пехотного полка 12-ой пехотной дивизии погибли или пропали без вести следующие солдаты и офицеры:

...
Андреев Андрей Андреевич, рядовой
...

http://chigirin.narod.ru/book18b.html


Список господ офицеров Тульского ополчения 1812 года дворян Тульской губернии

1. полковник Сергей Павлович Бобрищев-Пушкин
2. генерал майор Федор Михайлович Рахманов
3. подполковник Алексанр Рахманов
..........................................
94. поручик Михаил Андреев
............................................

http://www.veneva.ru/lib/1812.html


Жители Саратовской губернии - участники Отечественной войны 1812 года.
....
Андреев Афанасий Андреевич, из солдатских детей, вступил на службу рядовым в 1811 г. Уволен с чином штаб-ротмистра.
...
http://old-saratov.ru/foto.php?id=378


Солдаты и ополченцы селений Серпуховского и Подольского уездов Московской губернии, служившие в армии Российской империи во времена Отечественной войны 1812 г.
....
(Только Андреевы!)
ДЕРЕВНЯ Булычёво
- Иван Андреев сын, 1788 г.р. (рекрут 1800 - так в оригинале!)
...
ДЕРЕВНЯ Ваулово
- Михайла Андреев сын, 1779 г.р. (рекрут 1796 года)
...
Ополченцы:
....
- Василий Андреев сын, 1788 г.р.
.....

http://www.otechestvo.org.ua/main/20076/2623.htm



Тем временем часть русской кавалерии выдвинулась во фланг колонны, оставаясь, однако, на некотором удалении от нее. Марто это не остановило, и его драгуны пронеслись за деревню. Батальон же достиг деревни, состоявшей из широко разбросанных хижин, и занял ее без особых усилий. Центр и правое крыло русской кавалерии устремились вперед, отрезая драгунам путь к отступлению. Последние, атакованные в левый фланг и в тыл превосходящими силами, в одно мгновение были смяты, частью изрублены и обращены в бегство. По словам Дорохова, полковники С.А. Хилков и П.Ф. Андреев были посланы в тыл неприятеля с вверенными им эскадронами, при этом Хилков «атаковал кавалерию, шедшую в атаку на него, врубился в оную, что и было причиною к уничтожению всего отряда». Майор Розен, как писал далее Дорохов, «по приказанию моему ударил быстро и храбро неприятелю во фланг и отбросил оного». Пехота же Схюрмена «вышла из деревни, чтобы поддержать драгун, насколько это было возможно. Но это было в тот момент уже невыполнимо. В несколько минут все драгуны были изрублены». По словам Хофмана, вместо того, чтобы вновь собраться под прикрытием своей пехоты, драгуны понеслись к северу, чтобы поскорее достичь леса, откуда они прибыли. Они бросили пехоту на произвол судьбы, и пехотинцы встретили остатки их только в Вяземах.



Когда Схюрмен остановился примерно посреди равнины, вся русская кавалерия, которая к тому времени покончила с драгунами, бросилась на его пехотинцев, построенных в каре. Отбивая атаки казаков, каре Схюрмена двигалось к лесу. Дойдя до него, Схюрмен, по словам Хофмана, «скомандовал отступление, которое было предпринято в каре. Для того чтобы спокойно сформировать каре, на фланги были высланы стрелки для отражения носящихся вокруг дерзких казаков; на правый фланг был послан лейтенант Зейд с 18 гвардейцами 1-го батальона». Последний «тотчас был атакован казаками, отрезан, и поодиночке сражавшиеся люди, несмотря на храброе сопротивление, причем отдельные защищались штыками, были взяты в плен вместе с лейтенантом Зейдом». По словам Дорохова, эскадрон полковника Андреева «бросился на пехоту и поразил оную», майор Елисаветградского полка М.П. Алексики «ударил с эскадроном на часть отделившейся пехоты и изрубил оную», майор граф Гудович «собрал казаков, заехал в тыл ретирующейся стройно неприятельской пехоты, ударил в оную и истребил более 100 человек»...

Попов А.И. Набег отряда И.С. Дорохова на Смоленскую дорогу

Партизанское движение в войне 1812 года



...В Звенигородском уезде Московской губернии крестьянские партизанские отряды уничтожили и взяли в плен более 2 тысяч французских солдат. Здесь прославились отряды, руководителями которых были волостной голова Иван Андреев и сотенный Павел Иванов. В Волоколамском уезде партизанскими отрядами руководили отставной унтер-офицер Новиков и рядовой Немчинов, волостной голова Михаил Федоров, крестьяне Аким Федоров, Филипп Михайлов, Кузьма Кузьмин и Герасим Семенов. В Бронницком уезде Московской губернии крестьянские партизанские отряды объединяли до 2 тысяч человек. Они неоднократно нападали на большие партии противника и разбивали их. История сохранила нам имена наиболее отличившихся крестьян - партизан из Бронницкой округи: Михаила Андреева, Василия Кириллова, Сидора Тимофеева, Якова Кондратьева, Владимира Афанасьева...

...Дружно и сплоченно действовали крестьяне и Верейского уезда. Когда в конце августа отряды наполеоновской армии напали на Вышегородскую волость, крестьяне дали им решительный отпор. Руководителями сельских партизанских отрядов в Верейском уезде были вотчинные старосты Никита Федоров и Гаврила Миронов, писари Алексей Кирпишников и Николай Усаков, которые во главе крестьянских партизанских отрядов давали отпор отрядам врага в течение всего времени, пока отряды Наполеона находились в Москве...

В уезде особенно отличились крестьянские партизанские отряды под начальством бургомистров - крестьян из деревни Крутиц Игнатия Никитина и Галактиона Максимова, награжденных впоследствии за активную партизанскую деятельность Георгиевскими крестами. полка Федор Потапов, по прозванию Самусь, организовал отряд численностью до 2 - х тысяч человек. На вооружении его отряда были даже пушки, отбитые у врага. Хорошим организатором партизанского отряда оказался так же рядовой Московского пехотинского полка Степан Еременко. Он организовал отряд численностью в 300 человек и начал успешную борьбу против захватчиков. Здесь же, в Смоленской губернии, действовал отряд под командой Ермолая Васильевича Четвершакова.

В Сычевском уезде крупный партизанский отряд был организован отставным майором Семеном Емельяновым. В его отряде был хороший порядок и дисциплина. Успешно действуя против врага, отряд нанес ему большой урон. Кроме этого в Сычевском уезде действовали и другие отряды, руководимые А. Ивановым, С. Мироновым, М. Васильевым, А. Степановым, А. Федоровым и волостным головой В. Никитиным...

Приходили к нам в деревню французы... Письмо старосты Григория Андреева к помещику его из Боровска. 6 ноября 1812 года

«О нижеследующих обстоятельствах вашему превосходительству доношу:

1. Вотчина Ваша, Боровского уезда сельцо Курчино, после выхода из Боровского уезда неприятеля вдаль, осталась благополучна, кроме того, что брали у нас сено, овес, печеный хлеб и из мелкой скотины, однако, по власти Создателя и милости вашего превосходительства, нынешнюю зиму в корме как-нибудь пробудемся.

2. Разоренных селений обыватели, около 1500 семей, от неприятеля в Ваших рощах недель семь укрывались и очень много пожгли Вашего лесу.

3. Назад тому недели три пришли к нам французы и хотели деревню сжечь; но я, с помощью Божией и крестьян Ваших, их всех перебил до смерти, как тощих собак; нашли при них с образов оклады серебряные помятые, рясу и нитку жемчуга. Я все отдал в приходскую церковь; не надо нам от них ничего. Мы довольны всем: гневить Бога нечего
».

Цит. по: Наполеон в России глазами русских. М., 2004.
http://library.ispu.ru:8001/history/1/08tema8/hrestom8.html


http://www.alroslav.ru/peredvizhnaja-vystavka-geroev-1812-goda/peredvizhnaja-vystavka-geroev-1812-goda.php

"Безопасность полетов начинается на земле!"
Бывший авиамеханик, ныне - Поручик запаса.
Спасибо: 2 
Профиль
Admin
Старший лейтенант




Сообщение: 173
Настроение: Боевое
Зарегистрирован: 01.02.10
Откуда: Россия, Москва
ссылка на сообщение  Отправлено: 21.06.10 15:06. Заголовок: http://jpe.ru/1/max/..




...К защите Ионических островов Россия начала готовиться с начала 1804 года. Сюда была доставлена целая сухопутная дивизия под командованием генерал-майора Анрепа. В Корфу базировалась эскадра капитан-командора Сорокина, - 2 корабля, 2 фрегата, 6 корветов и 4 брига. В 1805 году эти силы были подкреплены отрядом капитан-командора Грейга, - 2 корабля и 2 фрегата, а сухопутные части возглавил генерал от инфатерии Ласси. Его войска должны были вытеснить французов из Южной Италии. Но и здесь Аустерлиц в один день расстроил все планы. Ласси получил приказ о немедленном возвращении армии в Россию. В январе 1806 года все войска были собраны на Корфу и готовились к отправке на Родину.

Но 18 января 1806 года сюда прибыла эскадра вице-адмирала Сенявина, - 5 кораблей, 1 фрегат и 2 брига. Сенявин принял общее командование над всеми нашими кораблями. После долгих убеждений и переписки, уверенный в правоте своих действий, он добился того, что Ласси отправился в Россию только с одним гренадёрским полком. Решив остановить продвижение французских войск на юг Балканского полуострова, Сенявин поставил себе самостоятельные политические и военные цели. Высочайшая инструкция, имевшаяся у него, ставила задачей защиту только Ионической республики и, в случае особой надобности, турецкого и греческого побережий. Но Дмитрий Николаевич Сенявин служил России не за страх, а за совесть. Эта совесть, при сознании значения российской военной мощи, собранной на Корфу, при горечи, наполнявшей после Аустерлица русское сердце адмирала, и побудила его самостоятельно искать приложения этой силе с единственной целью: нанести возможно больший вред неприятелю, принести наибольшую пользу и славу Отечеству.

Уже в первых числах февраля 1806 года, отправленные к турецкому берегу для крейсерства бриги "Летун" и "Феникс" открыли военные действия против французских судов. В этих боях погибли:
- КОМАРОВ Федот, матрос 2 статьи, с фрегата "Венус", убит 9 февраля 1806 г. на бриге "Летун"
- СОКОЛОВ Степан, матрос 2 статьи, 28 лет, уроженец Костромской губ., холост, убит в сражении 13 февраля 1806 г. на бриге “Феникс”. Оба были похоронены в море.

Вскоре ход событий заставил Сенявина обратить свой взор на славянское побережье Адриатики, находившееся до этого времени во владениях австрийского императора. Уступив Наполеону после Аустерлица Которскую бухту, Австрия тем самым нарушила признанные ею же права этой области, которые состояли в том, что она не могла быть передана никакой другой стороне. Это решение вызвало у местных жителей сильнейшее негодование и желание искать покровительства у родственной им России. Маленькая область, населённая православными славянами, решила открыто выступить против Австрии и Наполеона. В церкви, после богослужения, один из народных вождей произнёс речь, в которой, указав на предательство австрийцев, призвал народ отдаться под покровительство России. "Мы стоим на краю гибели, бездна под ногами нашими. Отечество в опасности, одна стезя остаётся нам к свободе: меч и храбрость ваша покажут вам её!" Все бывшие в церкви дали клятву умереть или избавиться от ига. В несколько часов народ вооружился и восстание, во главе которого встали графы Ивелич и Войнович, распространилось по всей области. Тогда же было решено объявить о присоединении к Российской Империи и немедленно дать присягу на верность Императору Александру I. Старейшины народа особой делегацией сообщили об этом Сенявину, другую отправили к вождю Черногории митрополиту Петру Негошу (Св. Пётр Цетинский, канонизирован в 1834 г.). Пётр созвал черногорских старшин и по единодушному их постановлению признал, что и Черногория состоит в подданстве России и будет сражаться с австрийцами и французами. Это обстоятельство и побудило Сенявина на свой страх и риск выступить в Которскую бухту, хотя он и не имел на это никаких полномочий.

16 февраля в Кастель-Нуово (Херцегнови) прибыл, отправленный адмиралом, отряд из 3-х кораблей под командованием прославленного взятием Неаполя капитан-командора Белли. Он встретился с Петром Негошем и 21 февраля предъявил австрийскому губернатору области маркизу Де-Гизельери беспримерный по краткости указанного в нём срока ультиматум: сдать все 8 крепостей в 15 минут. Губернатор просил, чтобы с русского корабля раздался хотя бы один выстрел: "Тогда я буду иметь право донести своему императору, что крепость пала во время боя". Не считая возможным для чести и достоинства России согласиться на такое предложение, Белли ответил, что в случае упорства заговорят все его пушки, - и губернатор уступил. Немедленно на всех крепостях взвились русские флаги, австрийские гарнизоны были изгнаны и караулы заняты нашими матросами. В день изгнания австрийских гарнизонов, - первый день водворения России в Адриатике, - митрополит Пётр со старейшинами прибыл на корабль "Азия", откуда вместе с Белли, офицерами и матросами вернулся на берег. Духовенство с крестом, благославлением, хлебом и солью, радостные крики восторженного народа: "Да здравствует Александр!" - встречали русских моряков. После молебна, отслуженного священниками у монастыря Савино перед огромной толпой, Пётр освятил крепостные знамёна и, передавая их народным вождям, говорил: "Свершилось желание ваше, храбрые славяне! Вы видите посреди вас давно ожидаемых вами по роду, вере, храбрости и славе братий ваших. Могущественный Монарх Российский приемлет вас в число чад своих. О, да будет благословен Промысел Господа! Да будет памятен сей радостный и счастливый день... Но прежде, нежели вручу вам сии священные знамёна, вы должны дать клятву защищать их до последних сил". "Клянёмся!" - отвечал народ, потрясая обнажёнными мечами. И здесь же, под открытым небом, принимали присягу на верность России.

Извещённый о занятии Которской бухты, Сенявин немедленно отправил туда из Корфу часть русских войск под командованием генерал-майора Вяземского и 13 марта прибыл сам. Пышная встреча ожидала русского адмирала. Ещё при прохождении его корабля в бухте народ бежал по берегу, в знак радости стреляя из ружей, на купеческих судах беспрерывно палили из пушек. При входе на пристань Кастель-Нуово адмирал был встречен духовенством с крестом и властями, поднёсшими ему ключи от города. Сенявин тут же объявил освобождение населения от всяких налогов, а бокезцы поднесли ему благодарственный адрес и взамен сложения податей предложили свою жизнь и имущество в полное его распоряжение. Через несколько дней ими были снаряжены на свой счёт и отданы в распоряжение адмирала 30 судов, с вооружением каждое от 8 до 20 пушек. Эти корабли очень пригодились нам в дальнейших действиях, когда по условиям местности в Далматинских шхерах именно они, как небольшие и мелкосидящие, были особенно ценны.

Вскоре Белли получил приказание начать военные действия у Далматинского берега. 30 марта его отряд взял крепость на о. Курцало, а 21 апреля высадил 150 чел. на о. Лезино. Десант сперва оттеснил неприятеля, но затем, уступая численному превосходству французов, отступил, причём мы потеряли 11 чел. убитыми, 33 ранеными и 34 попавшими в плен...

...Через 5 дней Белли вынужден был отойти от о. Лезино. Военная обстановка в районе Которской бухты резко ухудшилась. Нарушив своё соглашение с Сенявиным, сенаторы г. Рагузы (Дубровник) передали республику в руки французов. 15 мая генерал Лористон с 3.000 солдат занял крепость Рагузу и сделал попытку сразиться с нашими силами. За четыре дня сражений, с 21 по 25 мая, неприятель потерял крепость и город Старая Рагуза, 4 пушки, 1 знамя, много боевых припасов и был вынужден укрыться в Новой Рагузе. В этих сражениях с нашей стороны было убито и ранено не более 50 чел., французы и рагузинцы потеряли 8 офицеров и 550 солдат. 5 июня под Новой Рагузой завязалось большое сражение. Против 7.000 чел. неприятельских войск билось 4.700 русских, бокезцев и черногорцев.

Противник был разбит и загнан в крепость. Французы потеряли 19 офицеров и 900 солдат, около 100 чел. было взято в плен. Наши потери: убиты 1 офицер и 16 рядовых, ранено 3 офицера и 30 рядовых, убито и ранено около 100 бокезцев и черногорцев. Эта победа была омрачена неудачной попыткой отряда Сорокина высадить десант для взятия укреплений о. Св. Марка, - здесь мы потеряли 70 чел. убитыми и ранеными...

...Кроме того, черногорцы, которые, несмотря на то, что адмирал обещал за каждого пленного по червонцу, были так озлоблены против французов, что не давали им пощады и без жалости резали им головы. Так закончил свою жизнь и попавший в их руки генерал Дельгог. Эти случаи позволили французам обвинить русское командование в нецивилизованном ведении войны, хотя как раз россияне всячески старались защитить попавших в плен противников, часто отдавая последние сбережения для выкупа жизни пленного. Предъявлять же претензии к черногорцам было по крайней мере неумно, так как у них и понятия не имелось о каких-то правилах, принятых в Европе. Они, дети гор, до этого имели дело только с турками, которые в отношении их никогда не брали пленных и действовали с ещё большей жестокостью, не щадя даже стариков и детей.

Заключение Парижского мирного договора заставило Сенявина отойти с войсками от Рагузы в Кастель-Нуово. Договор предписывал ему оставить Которскую бухту для французов и возвратиться в Россию. Но адмирал не считал возможным согласиться на этот мир без именного Высочайшего повеления, то есть лично от Императора Александра I, и бросить братьев-славян один на один с врагом. Узнав о заключении такого мира, черногорцы и бокезцы пришли в сильное волнение и обратились к Сенявину с письмом следующего содержания:

"Ваше Высокопревосходительство!
Наш препочтенный Начальник и Покровитель!
Услыша, что Государю Императору угодно область нашу отдать французам, мы именем всего народа объявляем: не желая противиться воле Монарха нашего, единодушно согласились, предав всё огню, оставить Отечество и следовать повсюду за твоим флотом. Пусть одна пустыня, покрытая пеплом, насытит жадность Бонопарте, пусть он узнает, что храброму Славянину легче не иметь Отечества и скитаться по свету, нежели быть его рабом.
Тебе известна любовь и преданность наша к Монарху нашему, ты видел, что мы не щадили ни жизни, ни имущества для славы России; к тебе же благодушный великий Амирант (Адмирал) наш, именем старцев, жён и чад наших, прибегаем и просим, предстательствуй у престола Монарха милосердного и сердобольного, склони его к молениям нашим, да не отринет он народа ему верного, народа жертвующего достоянием и Отечеством, любезным каждому гражданину, для малого уголка земли в обширной его Империи. Там под его державою в мирном и безопасном убежище уверены будем, что святотатственная рука грабителей Европы не коснётся праха, костей наших, и там, посвятив себя службе нового, но родного нам Отечества, мы утешимся, позабудем потери наши и вовеки благославлять будем имя его. Если же противно ожиданию и надежде, мы должны повиноваться злейшим нашим врагам, врагам веры и человечества, если ты не можешь позволить нам следовать за тобой, то останься спокойным зрителем нашей погибели. Мы решились с оружием в руках защищать свою независимость и готовы все до единого положить головы свои за Отечество. Обороняя его, пусть кровь наша течёт рекой, пусть могильные кресты свидетельствуют позднейшему потомству, что мы славную смерть предпочли постыдному рабству, и не хотели другого подданства кроме Российского
".

Но на этот раз им не пришлось приводить в исполнение свой план. 26 августа Сенявин получил бумагу из Петербурга с указанием, что договор с французами не утверждён и "воля Его Императорского Величества есть на всемерное продолжение воинских действий". Война продолжалась.

18 сентября генерал Мормон с 20 тыс. корпусом оттеснил наши войска до побережья Которской бухты. Наши солдаты и матросы под командованием генерал-майора Попандопуло (3.000 чел.) защищались упорно. Потери достигли 500 чел.: 175 убитых и пропавших без вести, ранено - 12 офицеров и 276 нижних чинов. Много попало в плен. "Главнейший урон в наших войсках последовал во время их ретирады, ибо тогда многие из солдат, по своей горячности, не хотели отступать назад... После сражения, при разбирании тел, по большей части находили при одном русском, падшем на поле сражения, по несколько французских трупов..."

При отступлении был убит своими собственными солдатами:
- МУСИН-ПУШКИН, генерал-майор, шеф витебского мушкетёрского полка. В документах не раскрывается причина его убийства, но сказано, что "по крайней ненависти к нему".

Адмирал Сенявин лично возглавил оборону Кастель-Нуово и имея в своём распоряжении не более 5.000 чел., состоявших из бокезцев, черногорцев, герцеговин и российских солдат и матросов, наголову разбил корпус Мормона и заставил его отступить со всеми войсками в Рагузу. После сражения французские офицеры заставляли захваченных наших пленных говорить на допросах, что мы имели более 10 тыс. чел. войска, иначе Наполеон не простил бы им такого поражения.

После этого два месяца прошли в относительном затишье. А 29 ноября на о. Курцало, под руководством Сенявина был высажен десант, - матросы, солдаты, бокезцы и черногорцы. После упорных боёв, крепость сдалась 30 ноября. С нашей стороны были убиты:

- ЧЕРНОВ, капитан 2-го морского полка;
- САЛЬНИКОВ Николай, штабс-капитан 2-го морского полка, умер от ран 1 декабря;
- ЧАШКОВ, капитан 14 егерского полка;
- САХАРОВ, поручик 14 егерского полка;
- ПЕТРОВ Николай, унтер-офицер 13 егерского полка;
- БУИНОВИЧ Стоян, бокезец ;

- 1-ого морского полка рядовые:
- АНДРЕЕВ Василий;
- ВОЛЖАНКИН Сафон;
- ВОРОНЦОВ Савелий;
- ДОРОФЕЕВ Осип;
- ЕРЕМЕЕВ Никита;
- ИВАНОВ Лука;
- ЛАРИОНОВ Михаил;
- НИКИФОРОВ Павел;
- ПУЗЫРЁВ Сергей;
- СКВОРЦОВ Тарас;
- УСОВ Яков;
- ШАНДАНОВ Андрей
и ещё 7 чел. нижних чинов, фамилии которых пока не выяснены. Все они были похоронены на острове, но сведений о памятнике или памятном знаке на месте их захоронения обнаружить не удалось.

Французы потеряли убитыми 6 офицеров и 150 солдат, в плен взято 14 штаб и обер-офицеров, 389 рядовых. Последним боевым делом в 1806 году было героическое сражение брига "Александр" с 5 французскими канонерскими лодками недалеко от п. Сплит. Неприятель в несколько раз превосходил бриг в вооружении и численности. Но наши моряки не только отбили все атаки и попытки взять на абордаж, но потопив одну из лодок, перешли в наступление и гнали французов до самого порта. Наши потери: 5 убитых и 7 раненых (из 75 чел. экипажа), у французов убито и ранено 217 чел. Командир брига лейтенант Скаловский был награждён орденом Св. Георгия 4 степени. Весь экипаж также получил награды.

В декабре 1806 года, следуя настойчивым притязаниям Франции, Турция объявила войну России. Эскадра Сенявина, пополненная в январе 1807 года отрядом кораблей Балтийского флота под командованием капитан-командора Игнатьева, вскоре вышла в Архипелаг (Эгейское море). В Адриатике осталась меньшая часть наших морских сил под начальством капитан-командора Баратынского, состоящая из 3-х кораблей, 3-х фрегатов, 1-го корвета, 3-х бригов и катера. Эта небольшая эскадра активно поддерживала восстание далматинцев против французов, высаживая десантные группы в пунктах наиболее ожесточённых боёв в районах побережья между Сплитом и Макарска. В виду численного превосходства противника они стоили нам больших человеческих и материальных жертв, но братский долг перед славянами был сильнее страха смерти.

Пока удалось выяснить только одно место недалеко от г. Макарска в с. Тучети, где после 3-х часового сражения наш десант потерял 10 чел. убитыми и 30 ранеными 7 июня 1807 года. Известно, что должна быть и могила офицера, похороненного в славянском монастыре Савино в г. Кастель-Нуово:
- МАМАЕВ Григорий Данилович, лейтенант, умер 4 мая 1807 года, корабль "Св. Пётр".
Кроме него, там должны быть похоронены солдаты 4-ого морского полка которые утонули 21 марта при переправке с корабля на берег в Которской бухте:
- ИВАНОВ Пётр;
- ДУРАСОВ Василий;
- ПОЛАБЫШЕВ Иван...

http://nekropolvmf.ru/boy.php<\/u><\/a>

"Безопасность полетов начинается на земле!"
Бывший авиамеханик, ныне - Поручик запаса.
Спасибо: 2 
Профиль
Admin
Старший лейтенант




Сообщение: 175
Настроение: Боевое
Зарегистрирован: 01.02.10
Откуда: Россия, Москва
ссылка на сообщение  Отправлено: 22.06.10 08:24. Заголовок: Уважаемые коллеги! ..


Уважаемые коллеги!

Если кто-то думает, что я занимаюсь поисками только однофамильцев моих родных, то он глубоко заблуждается.

Я как участник множества форумов и проекта «Википедия» предлагаю ознакомится с моей страницей, из которой вы узнаете, что мои интересы значительно шире: http://ru.wikipedia.org/wiki/Участник:Vladimirka (скопируйте ссылку полностью).

Это, в том числе и наш форум выпускников ШМАС, - мой вклад в восстановление истории государства российского, дань памяти и уважения ко всем русским людям, незаслуженно забытым своими потомками.

Загляните по ссылке сначала на сайт http://www.rulex.ru/01210192.htm
Это то, что было написано о нем в инете, и сравните затем с http://ru.wikipedia.org/wiki/Фрезе,_Александр_Александрович...

Откуда родом

Андреев Федор Иванович – сын подпоручика Ивана Андреевича Андреева, из дворян Богодуховского уезда. В 1815 г. поступил во 2-й Санкт-Петербургский сухопутный кадетский корпус...

http://otkudarodom.com.ua/


Восстание декабристов (1825)

Андреев Андрей Николаевич (ум. 1831) — подпоручик л.-гв. Измайловского полка, член Северного общества 259, 260.
...........................................
Записки декабриста

В мятеже, получившем в последствии название "Восстание декабристов", принимали участие и офицеры лейб-гвардии Измайловского полка
: подпоручик Лаппа Матвей Демьянович, член Южного общества подпоручик Фок Александр Александрович, полковник Нарышкин Михаил; поручик Гангеблов Александр Семенович, штабс-капитан Муханов Петр Александрович, подпоручик Андреев Андрей Николаевич, ...

Примечание В.Ю.Г. Участие измайловцев в мятеже никак не красит полк, но вспомним, что в XVIII веке все пехотные гвардейские полки так или иначе принимали участие в мятежах и свержениях неугодных монархов. Так, что, очевидно, участие в мятеже было своего рода традицией гвардейских пехотных офицеров, а значит не считалось предосудительным.

АНДРЕЕВ Андрей Николаевич (1803 — 28.9.1831).

Подпоручик лейб-гвардии Измайловского полка. Член Северного общества (1825)
.

Из дворян С.-Петербургской губернии. Отец — коллежский советник Николай Андреев (ум. до 1826); мать — Марья Васильевна Андреева, помещики Новгородской губернии (с. Кривино Новгородского уезда), за ними, по одним сведениям, 224 души, по другим — 400, а кроме того суконная фабрика, «которая действия не имеет». Воспитывался в Петербургской губернской гимназии. В службу вступил в лейб-гвардии Измайловский полк подпрапорщиком — 27.6.1820, портупей-прапорщик — 29.5.1822, прапорщик — 19.2.1823, подпоручик — 12.12.1824.

Арестован 15.12.1825 в Петербурге, с 16.12 находился на гауптвахте Военного госпиталя, с 5.1.1826 помещен в отдельный арестантский покой Кронверкской куртины Петропавловской крепости.

Осужден по VIII разряду и по конфирмации 10.7.1826 приговорен к ссылке на поселение вечно, срок сокращен до 20 лет — 22.8.1826.

Отправлен в Жиганск Якутской области — 25.7.1826 (приметы: рост 2 аршина 6 1/2 вершка, «волосы на голове темнорусые, бороду и усы бреет, глаза большие, черные, лицо продолговатое, смуглое, брови черные, нос прямой средней величины»), затем обращен на поселение в Олекминск Якутской области, где занимался хлебопашеством; неудачи в хозяйстве, отсутствие помощи от родных вынудили Андреева в 1831 обратиться с ходатайством о разрешении поступить в услужение к частным лицам для снискания себе пропитания, в чем ему было отказано.

По высочайшему повелению 6.5.1831 предложено генерал-губернатору Восточной Сибири перевести Андреева в другое место с более умеренными ценами. Выбор Лавинского остановился на Верхнеудинске; по дороге туда Андреев утром 27.9.1831 прибыл в с. Верхоленское Иркутского округа и остановился для отдыха у поселенного там декабриста Н.П. Репина, с которым вместе и сгорел при случившемся в доме пожаре в ночь на 28.9.1831 (могила не сохранилась)....

Братья (в 1826): Василий, коллежский советник в Симбирской казенной палате; Александр, поручик лейб-гвардии Московского полка; Дмитрий, поручик лейб-гвардии Измайловского полка; Иван, коллежский регистратор.

http://decemb.hobby.ru/index.shtml?alphavit/alf_a


Горский Осип Юльян Викентьевич (1766—1849), с 1804 г. на военной службе юнкером. Отличился в Отечественной войне 1812 г., имел награды. В 1819 г. назначен кавказским вице-губернатором и произведен в статские советники, но в 1822 г. за злоупотребления уволен со службы. Не будучи декабристом, Горский 14 декабря 1825 г, оказался, имея при себе пистолет, «в толпе восставших». Хотя мотивы поведения Горского на Сенатской площади были неясны, в ночь с 14 на 15 дек. он был арестован. На следствии давал противоречивые по содержанию и вызывающие по форме показания. Верховный уголовный суд не вынес Горскому никакого приговора и представил дело на высочайшее усмотрение. 5 марта 1831 г. по состоянию здоровья переведен в Тобольск, а оттуда в Тару. Позднее жил в Омске, где и умер 7 июля 1849 г.

«Опись имуществу, принадлежащему стат. советнику Грабе-Горскому (тогда он не был еще утвержден князем), отобранному у него тобольским плац-майором, полковником Мироновым, по распоряжению г. генерал-губернатора Запад. Сибири генерала от инфантерии Вельяминова 1-го в Тобольске, такого-то года, месяца и числа.

1) Билеты Московского и С.-П. Опекунского советов, следуют суммы и номера, с означением годов и чисел. Всего без процентов на сумму более 2 миллионов ассигнациями,
2) Заемные, частные обязательства, от кого и на какую сумму, более миллиона.
3) Драгоценные вещи: 3 больших солитера, по оценке самого Грабе-Горского, с чем-то 600 т.
4) Портрет короля Станислава, осыпанный бриллиантами.
5) Потом исчисление разных других вещей, табакерок, часов, колец и проч. Всего же на сумму более миллиона.
6) Турецких шалей, платков и проч., на сколько, не упомню.
7) Батистового белья и еще что-то. Затем следовали еще разные предметы, с оценкою и без оценки.

Вся опись помещалась на 2,5 листах, и в конце подведен итог деньгами, с чем-то 6 мил. рублей. Потом было подписано: означенные билеты и документы и все вещи от статского советника Грабе-Горского приняты, и в его присутствии опись сия составлена такого-то года, месяца и числа в г. Тобольске.

Подписал: тобольский плац-майор полковник Миронов.

Далее: Означенные в сей описи билеты, документы и вещи от Тобольск. плац-майора полк. Миронова для хранения получил генерал-губернатор Зап. Сибири генерал от инфантерии Вельяминов 1-й».

Николай Басаргин. Воспоминания, рассказы, статьи
http://www.hrono.ru/libris/lib_b/basarg20.html

"Безопасность полетов начинается на земле!"
Бывший авиамеханик, ныне - Поручик запаса.
Спасибо: 2 
Профиль
Admin
Старший лейтенант




Сообщение: 176
Настроение: Боевое
Зарегистрирован: 01.02.10
Откуда: Россия, Москва
ссылка на сообщение  Отправлено: 22.06.10 11:29. Заголовок: Нарушая хронологию п..


Нарушая хронологическую последовательность, публикую сведения о еще одном Андрееве - гренадере...



Гренаде́ры (неправильно: гренадёр) (фр. Grenadiers) — элитные части европейской пехоты (иногда и кавалерии), изначально предназначавшиеся для штурма вражеских укреплений, преимущественно в осадных операциях. Гренадеры вооружались ручными гранатами и огнестрельным оружием. Впоследствии гренадерами стали называться элитные части тяжёлой пехоты.

К истории возникновения Жалованных грамот лейб-компанцев при Елизавете Петровне


Осуществленный в ночь с 24 на 25 ноября 1741 г. бескровный переворот побудил цесаревну Елизавету Петровну совершить беспрецедентный поступок, коему не было примера ни в прошлой, ни в последующей российской истории...

«В пять часов с половиной утра означенного дня императрица объявила себя полковником всех гренадерских полков и капитаном роты всех гренадер, о чем 31 декабря 1741 г. издала высочайший Манифест. В день переворота она раздала всем солдатам, собравшимся в городе, по рублю и повелела угостить их вином и водкой в изобилии» (Донесение Шетарди // Сб. РИО, т.96, 1741, с.124).

В упомянутом Манифесте Елизавета изъявила желание оказать особую милость всем, кто участвовал в возведении ее на престол.

Однако эта милость распространялась, прежде всего, на всю гренадерскую роту Преображенского полка, которая стала называться Лейб-компанией, т.е. личной охраной императрицы, а рядовые гренадеры были возведены в потомственные дворяне, причем для каждого из них была создана новая отличительная от всех прочих войск униформа.

Яркие мундиры офицеров, сержантов и гренадер были покрашены в определенные цвета: зеленый, красный и черный, с золотыми и серебряными дополнениями. Каждый из лейб-компанцев награждался землями и душами крестьян общим числом 14 000; таким образом, на одного человека приходилось по 29 душ. Земли раздавались в имениях разжалованных в свое время графа Головкина и князя Меншикова.

Всех новоявленных дворян Герольдия по высокому повелению должна была вписать в дворянские книги и сочинить всем родовые гербы. Из 364 имен лейб-компанцев 109, как получившие дворянский титул, а следовательно право на собственный герб, впервые были названы в «Сборнике биографий кавалергардов», напечатанном в Петербурге в 1901 г. под редакцией Панчулидзева. В «Общем гербовнике» были названы 55 имен гренадеров, и только у С.Н. Тройницкого в фундаментальном труде «Гербы лейб-компании обер-унтер-офицеров и рядовых» (СПб, 1913) упоминались поименно с краткими биографическими данными 307 гренадеров, представленных к дворянскому званию с правом создания личного герба. Остальные 57 имен составляли высшие чины, уже имевшие собственные родовые гербы. Однако лишь 220 лейб-компанцев получили жалованные грамоты и собственные гербы. 87 гербов не было создано, т.к. некоторые из награжденных к тому времени умерли, а их потомки не возбудили ходатайства на получение гербов награжденных родственников. Другая часть лейб-компанцев, принадлежавшая к старинным дворянским фамилиям, не представила соответствующих бумаг о своих родовых гербах, не был окончательно решен вопрос с княжескими гербами, и, наконец, в число не получивших грамот и гербов не вошли душевнобольные и злоумышленники, оказавшиеся в заключении.

В Манифесте от 31 декабря 1741 г. Елизавета повелевала: «сделать гербы по апробированному от нас рисунку, а которые есть из дворян и тем в гербы их прибавить сей новый герб и приготовить надлежащие дипломы к подписанию нашему»...

http://sovet.geraldika.ru/print/4852
http://syw-cwg.narod.ru/Leib_Cmp.html

А вот собственно о нашем герое, что написано...точнее, что осталось благодарным потомкам:

Кавалергарды 1724-1762 гг.: именной указатель; избранные биографии.

1. Андреев Фёдор Андреевич
(1705 — ?)

Изъ дворянъ Переяславль - Рязанскаго уезда. Андреевъ началъ службу въ Преображенскомъ полку въ 1737 г. гренадеромъ; принялъ участіе въ возведеніи на престолъ Императрицы Елисаветы Петровны, за что 17 Декабря 1741 г. пожалованъ въ гренадеры Лейбъ-Компаніи, а въ І742 г. получилъ 29 душ крестьянъ въ Пошехонье. Андреевъ былъ женатъ и имелъ сына Афанасія, которому въ 1764г. было 15 л. и онъ «служилъ въ Кадетскомъ корпусе кадетомъ». Въ 1759 г. Андреевъ подалъ прошеніе о полной отставке, съ пенсіей въ размере половиннаго жалованія, такъ какъ у него, кроме пожалованныхъ 29 душъ, своихъ крестьянъ и земли не было. 21 Марта 1762 г., при раскассированіи Лейбъ - Компаніи, Андреевъ уволенъ въ отставку секундъ-майоромъ «на свое пропитаніе», а въ сентябре того же года подалъ Императрице прошеніе о пожалованіи ему ранга и половиннаго жалованья, такъ какъ «по недостатку моему и по бедности моего характера содержать себя нечемъ»... Въ 1764 г. Андреевъ жилъ въ Пошехонскомъ уезде, въ с. Ермаково.

http://www.history-ryazan.ru/node/10177


http://gerbovnik.ru/arms/3361.html

Грустно... при раскассированіи Лейбъ - Компаніи, Андреевъ уволенъ въ отставку секундъ-майоромъ «на свое пропитаніе», а въ сентябре того же года подалъ Императрице прошеніе о пожалованіи ему ранга и половиннаго жалованья, такъ какъ «по недостатку моему и по бедности моего характера содержать себя нечемъ». Вот тебе и дворянин «пошехонского уезду»!!!

Примечание. Там же, в «Общем гербовнике дворянских родов Всероссийской империи», есть герб еще одного лейб-компанейца - вице-сержанта Андреева Максима. 1762-05-10 произведен в подполковники.
( http://gerbovnik.ru/arms/421.html ) .

Сборник биографий кавалергардов. Под ред. С.А. Панчулидзева Том 1. 1724-1762 М., 2007. - XIX, 390 с., ил.

В первый том вошли биографии офицеров, служивших или числившихся в кавалергардском полку со времён его основания в марте 1724 года по 27 июня 1762 года.
http://www.petergen.com/sources/kvguard1.shtml



Газета XVIII века «Санктпетербургские Ведомости»

Указатели к содержанию (1761-1775 гг.)


Именной указатель (контекст газетного сообщения)

1766-01-06

РОССИЯ: в законодательных материалах:•о чинопроизводстве, прохождении службы, наградах

Персоналии:

Аверкиев Семен, титуляр. сов., сержант лейб-гвардии Семен. полка

Агибалов Спиридон, кап., сержант лейб-гвардии Семен. полка

Андреев Павел, кап., сержант лейб-гвардии Семен. полка

Андреев Федор, титуляр. сов., сержант лейб-гвардии Преображ. полка

.............................

http://ved.infotec.ru/?r=101&id=1672


Андреев. 6 марта 1848 года переведен из Подпрапорщиков Бутырского пехотного полка в 63-й пехотный Углицкий полк с производством за выслужением узаконенных лет в Прапорщики. Произведен в Подпоручики 5-го резервного батальона. 9 апреля 1854 года выехал из Санкт-Петербурга в Москву. 25 августа 1855 года произведен на вакансию в Поручики.

Андреев. Поручик 63-го пехотного Углицкого полка. 17 марта 1854 года произведен на вакансию в Штабс-Капитаны.

http://www.petergen.com/publ/uglic63pp3.shtml

"Безопасность полетов начинается на земле!"
Бывший авиамеханик, ныне - Поручик запаса.
Спасибо: 2 
Профиль
Admin
Старший лейтенант




Сообщение: 177
Настроение: Боевое
Зарегистрирован: 01.02.10
Откуда: Россия, Москва
ссылка на сообщение  Отправлено: 22.06.10 15:03. Заголовок: ЗАБЫТОЕ ИМЯ «Никто..


ЗАБЫТОЕ ИМЯ

«Никто не забыт и ничто не забыто» – привычно повторяем мы знакомые слова, зачастую не отдавая себе отчёта в том, так ли это? Помним ли мы хотя бы имена, я уж не говорю о делах, наших градоначальников, именитых купцов, строителей и созидателей нашего города? Ушедшая власть оставили нам в наследство историческое беспамятство, а ведь только «из древних камней сложим ступени в грядущее».

Одно из таких славных, незаслуженно забытых имён – Иван Григорьевич Андреев.


Этот человек родился 31 января 1744 г. в Тобольске в семье служилого сибирского дворянина, Григория Андреева, потомка жителя Нижегородской губернии Андрея Андреева, переселившегося сюда после завоевания Ермаком Сибирского царства. История гласит, что отец Ивана принимал участие в создании почтовой системы в России. В 1741-1742 г.г. Карл Львович фон Фрауендорф, командир Иртышской пограничной линии, направил «на Иртышскую линию через Омскую крепость до города Кузнецка поручика Григория Андреева для учреждения по крепостям, форпостам и станциям почтовых станов».

Кроме Ивана, в семье было четверо братьев и несколько сестёр. Его отец, Григорий Андреев, был некоторое время воеводой в городе Илимске. Там он и скончался ещё молодым.

В соответствии с дворянскими традициями своего времени Григорий Андреев отдаёт своих сыновей Александра и Ивана в частную Немецкую школу. Руководил ею бывший шведский военнопленный немецкого происхождения по прозвищу Сильвестрович. (Кстати, в этой же школе учился и Василий Мирович. Помните роман Лажечникова? Попытку освобождения из Шлиссельбургской крепости несчастного Иоанна Антоновича?). Школьными товарищами Ивана были дети из высокообразованных немецких семейств. Ещё одним источником знаний стало общение с близкими родственниками, тобольскими купцами Корнильевыми, издателями первого в Сибири журнала «Иртыш, превращающийся в Ипокрену». К роду Корнильевых в последствие принадлежала и мать Д. И. Менделеева.

После смерти отца мать отдала И. Андреева для обучения в Ивановский монастырь, а через год – в 1757 году определила на военную службу рядовым в Олонецкий драгунский полк. Размещался полк в Петропавловской крепости, на юге Сибири. Там Иван успешно заканчивает гарнизонную школу и зачисляется в резервную команду капитана А. Ф. Соймонова. Дальнейшая военная служба проходила в крепостях Иртышской укреплённой линии: Омской, Ямышевской, Железинской, а с 1776 года – в Семипалатинской, где он выполнял обязанности военного инженера-топографа. В формулярных списках Андреева отмечено, что он ни разу в «штрафах и домовых отпусках не бывал», следовательно, большую часть своего нелёгкого жизненного пути посвятил службе отечеству.

Иван Григорьевич строил мосты, крепости, церкви на сибирских линиях, снимал карты и планы трактов, редутов, форпостов и многих других военных укреплений в восточных и северных районах Казахстана. Он заново строил такие крепости Иртышской линии, как Семипалатинская, Усть-Каменогорская, Ямышевская, Бухтарминская. Практически вся жизнь этого труженика прошла на границе Сибири и Казахстана, где по роду своей деятельности Андреев был тесно связан с казахами.

Отличительной особенностью Ивана Григорьевича была природная любознательность, трудолюбие, пытливость. С молодых лет он не ограничивал свой кругозор только делами военно-топографической службы, стремился реализовать себя в самых разных сферах творчества. Так в 1764 году при содействии командира Сибирского корпуса Иогана фон Шпрингера он организует в Омске первый в азиатской части России любительской театр. В том же году под его руководством было устроено первое в Сибири театральное представление. Андреев становится первым режиссёром-постановщиком классических спектаклей на сцене созданного им театра.

Перенесёмся в Семипалатинск.

Ещё в марте 1777 года Епископ Тобольский и Сибирский - Варлаам, в связи с построением новой Семиполатной крепости, разрешил «...каменную церковь соборную обложить и по обложению велеть строить по подобию протчих грекороссийских церквей с поспешанием...». Этот собор стал одним из первых на иртышской линии.

Архитектором при построении церкви был ямщик г. Тобольска Иван Черепанов, находившийся под руководством коменданта крепости Ильи Титова и капитана Ивана Андреева. Церковь построена «на доброхотные пожертвования посторонних, воинских команд и казаков, в окрестностях тогда состоящих», стоимость её оценивалась в 23 тыс. руб. серебром.

Церковная летопись главными ревнителями построения храма называет следующих четырёх лиц: генерала Огарева, полковника Гейцига, капитана Андреева и священника Седачёва. Строилась она «...сочинённому от коменданта крепости Омской Андрея Клавера прожекту...».

На колокольне собора помещалось 10 колоколов. Один из них весом в 62 пуда в 1790 году через тобольского купца Русакова приобрёл капитан Андреев. Заплатил за него 775 рублей.



Судьба собора складывалась счастливо. В главном пределе заняла своё место главная святыня города - Семипалатинско-Абалацкая икона Знамение Пресвятой богородицы, супруга генерал-губернатора Западной Сибири Наталья Дмитриевна Горчакова пожертвовала богатую ризу, украшенную камнями. И даже сентябрьский пожар в крепости 1790 года не смог справиться с храмом. Он сильно обгорел, но антиминсы удалось спасти. Ровно через три года - в сентябре 1793 года храм был восстановлен и встретил своих прихожан.

Из постановления Городской Думы 3 декабря 1914г.: «…Для увековечения памяти жертв Великой Европейской войны, по приведении в известность погибших воинов из местных жителей, соорудить мраморные доски с начертанием их имён, каковые поместить в Знаменском Соборе, издавна считавшимся военной церковью, и в одной из местных мечетей...»

Всё изменилось с приходом нового российского правительства.

Был издан декрет «Об отделении церкви от государства и школы от церкви». С этого времени начался печальный отсчёт времени для Знаменского Собора, да в прочем и для всех культовых сооружений страны - период полного их уничтожения. Сначала, в 1922 г., под видом помощи голодающим производится изъятие церковных ценностей. Не обошла эта кампания и Знаменский Собор. Кроме риз были изъяты и предметы церковного обихода, выполненные из золота и серебра. Всего было изъято 49 предметов общим весом три пуда, тридцать девять фунтов, пятьдесят три золотника и тридцать девять долей, более 64 кг. Только одна икона осталась нетронутой - это Семипалатинско-Абалацкая Икона Божией Матери. За неё прихожане внесли соответствующее количество драгоценных предметов из частных запасов.

Наступление на собор продолжалось. В сентябре 1931 г. был запрещён колокольный звон, а в октябре здание было передано военному гарнизону для организации клуба. Колокола были переданы "Рудметаллторгу" и отправлены на переплавку.
Этот клуб просуществовал недолго.



В 1933 году здание бывшего Знаменского Собора было взорвано, кирпичи использованы для строительства, а щебень пошёл на устройстве тротуаров.



Но вернёмся к судьбе Ивана Григорьевича.

В 1781 году он описывает солёные озёра в северной части казахских кочевий составляет планы Коряковского острога, наблюдает за состоянием земледелия на Иртышской линии. В следующем, 1782 году, по личной просьбе казахского султана Абулфеиса Андреев совершает «секретную экспедицию» в его кочевья, расположенные в приграничных областях Восточного Казахстана и там записывает в аулах найманов предания о происхождении кочевых родов и аристократических династий Среднего жуза.
Длительные изыскания в архивах Тюмени, Тобольска, Семипалатинска, сборы этнографического материала привели Андреева к написанию его главного труда «Описание Средней орды киргиз-кайсаков», который стал его «гордостью и печалью».

По долгу службы И. Г. Андрееву неоднократно случалось бывать в казахских аулах. Свои поездки Андреев использовал не только для выполнения служебных заданий начальства, но и для удовлетворения личной потребности в расширении и углублении этнографических знаний. В исследовательской литературе неоднократно указывалось, что капитан Андреева, не в пример многим своим сослуживцам свободно владел казахским языком, хорошо знал образ жизни, домашний быт и культуру казахского народа и имел немало знакомых и товарищей среди казахов. Это позволило Андрееву оказать существеннейшую помощь генералу А. Д. Скалону в подготовке словника казахских терминов и выражений, ставшего одним из первых в России русско-казахских словарей. В числе степных правителей, с которыми у него сложились наиболее тёплые отношения, были влиятельные султаны Среднего жуза Абулфеис, Канкожа и некоторые другие.
Казахи, со своей стороны, также проявляли теплое отношение к русскому офицеру и часто обращались к нему за помощью и поддержкой. В 1789 г. авторитетные султаны и старшины Среднего жуза предложили капитану Андрееву «по великой их доверенности и знакомству» сопровождать их почетного посланника в Петербург, но «несмотря на все усильные их просьбы», командир Сибирских линий, генерал-поручик Г. Штрандман не согласился с этим пожеланием и отправил вместе с каза¬хами своего будущего зятя, полковника Отто Густава фон Брюммера. Два года спустя правитель найманов. хан Канкожа сообщал генералу Штрандману о предпринятых им мерах по возмещению материальных убытков тортовым казанским татарам, ограбленным в степи подвластным ему Бопой-султаном, и при этом вновь настойчиво убеждал своего адресата, чтобы «при сей доплате был бы только капитан Андреев, которого и прошу Вашего превосходительства прислать». Нетрудно заметить, что капитан Андреев пользовался большим доверием у казахов и находился в более близких отношениях с ними, чем многие другие исследователи казахского народа второй половины XVIII в.

Возвратимся в Семипалатинский период деятельности нашего героя.

Ещё один интереснейший труд, принадлежащий перу Ивана Григорьевича, имеет пространное название «Домовая летопись Андреева, по роду их писаная капитаном Андреевым в 1789 г. Начата в Семипалатинске». По первоначальному замыслу автора – семейная хроника, он стал своеобразной энциклопедией жизни второй половины XVIII века иртышской линии.

Перелистаем некоторые её страницы и дадим слово автору:
«…откомандировать меня в крепость Семипалатную для заложения оной вновь по прожекту и строению, куда я … приехал апреля 4 числа (1776 год).

…переехал с командою апреля 18 числа выше старой крепости в 16 верстах, у самых семи чудских палат, где только была одна маяшная изба. Команды же всей командировано было Семипалатинского батальона солдат 25, башкир с лошадьми 100, служивых тобольских и тюменских татар 50, ссыльных колодников 200 человек; то как сим командам жить было негде, сделали плетни, а для печения хлебов в семи чудских палатах печи, в коих до постройки казарм и жительствовали.
Крепость же заложена мною при инженере-капитане Авраме Семёновиче Квашнине мая 18 числа.

… открыта Семипалатная крепость по высочайшему учреждению Колыванской губернии городом октября 10-го числа (1783 г.), торжественно с пушечною пальбою и со всякими обрядами. К коему торжеству делан мною щит, вензель с короною и надписью, … освящён был город многими и разными огнями и фейерверком.
Сего года именем «Письма одного гражданина к верному своему другу» сочинено мною на крепость Семиполатную топографическое описание».

Упомянутая работа была написана Иванов Григорьевичем в 1787 году. Она стала первым трудом по истории Семипалатинской церкви и самого города Семипалатинска.

Итак, в лице Ивана Григорьевича Андреева мы имеет первого описателя нашего города, истории его возникновения, его окрестностей, растительности, животного мира, полезных ископаемых. Можно лишь поражаться энциклопедичности интересов этого человека, столь много сделавшего для Семипалатинска!

Что же сохранилось до наших дней из созданного Андреевым?



Самое старое в нашем городе каменное здание гауптвахты (ныне угол ул. Абая и проспекта Шакарима) … Вот, пожалуй и всё.
Ну, ещё город, заложенный и отстроенный этим человеком.

Улицы нашего города носят много славных имён. Всё меняется, меняются и имена улиц. Вот только одно имя мы до сих пор не можем прочесть на табличке. Имя инженера-капитана Андреева. Неужели недостоин?

Свои земные дни Иван Григорьевич Андреев окончил 28 апреля 1824 года. Умер в Семипалатинске. Исповедовался перед смертью у протоиерея Семипалатинского Знаменского собора Дерябина. Был погребён на старом крепостном кладбище. Теперь там стадион.


ИВАН ГРИГОРЬЕВИЧ АНДРЕЕВ
(Биография)

-31 января 1744 г. Родился в семье служилого сибирского дворянина, имеет 4 братьев (Александр, Анемподист, Афиноген, Флегонт) и сестёр (несколько)
-1750 г. Отдан в частную Немецкую школу, которой руководил бывший шведский военнопленный немецкого происхождения по прозвищу Сильвестрович
-1755 г. Отдан для обучения в Ивановский монастырь (Тобольск)
-17 августа 1757 г. Определён вместе с братом Александром на военную службу рядовым в Олонецкий драгунский полк, расквартированный в Петропавловске. Там заканчивает гарнизонную школу, основанную генералами Карлом фон Фрауендорфом и Гансом фон Веймарном. Зачислен в резервную команду капитана А. Ф. Соймакова
-10 февраля 1758 Получил чин капрала
-24 марта 1759 г. Скончалась мать, И. Г. ездил в Тобольск.
-1760 г. Отправлен в Железнинскую крепость, станец Изылбашский. Получил в подчинение 6 человек драгун.
-1 мая 1763 г. Подпрапорщик
-1764 – 1766 гг. и 1794 – 1796 гг. Омская крепость
-1.V.1764 Вахмистр. Отправился в Усть-Каменогорскую крепость. Снимал планы редутов. Летом был в Семипалатинской крепости.
-1764 г. Организовал в Омске при содействии командира Сибирского корпуса Иогана фон Шпрингера первый в Азиатской части России любительский театр. В том же году под его руководством было устроено первое в Сибири театральное представление.
-весна 1765 г. Переведён из Олонецкого полка в Ревелький драгунский полк, в крепость Железинскую.
-20 июня 1765 г. Сгорела крепость Устькаменогорская
-1 января 1766 г. Произведён в прапорщики., откомандирован для строительства крепости Ямышевской.
-1.I.1768 Переведён в Троицкий драгунский полк подпоручиком
-3 января 1768 г. Женился на Анастасии Васильевне Яковлевой. (Тюмень).
-10 ноября 1768 г. Родилась дочь Екатерина (10 мая умерла 1769 г.)
-1 августа 1769 Произведён в поручики
-1766 – 1770 гг. Ямышевская крепость
-март 1770 – март 1776 гг. Железинская крепость
-1771 г. Из-за Волги ушли волжские калмыки, разоряя селения.В песках у Балхаша многие погибли, остальные были разбиты султаном Аблаем. За ушедшими калмыками были отряжены войска, имевшие ставку в Шульбинском форпосте..
-1 января 1772 В результате расформирования полков переведён в Петропавловский гарнизон
-1 февраля 1772 Присвоен чин капитана
-1774 г. Оказал существенную помощь генералу А. Д. Скалону в подготовке словника казахских терминов и выражений, ставший одним из первых в России русско-казахских словарей.
-4 апреля 1776 – декабрь 1793, с конца 1797 по 1824 гг. Прибыл в Семипалатинскую крепость «для заложения оной вновь по прожекту и строению».
-До ноября 1797 г. выполнял обязанности инженера-топографа. Основам «инженерной науки» обучался у генералов Г. Г. фон Веймарн, И. фон Шпрингер, И. Малм.
«Генерал-поручик Декалонг 1776 г. отбыл в С.-Петербург, оставя повеление свое оставшему по нем генерал-майору Антону Денисовичу Скалону, чтоб откомандировать меня в крепость Семипалатную для заложения оной вновь по прожекту и строения, куда я, получа повеление, в скорости, оставя жену и детей, дабы не растратиться своею экономиею в Железинке, отбыл, и приехал апреля 4-го числа с великим уже трудом. В которой был комендант полковник и кавалер Илья Тимофеевич Титов. Из крепости же Железинской взято было мною туда колодников 40 человек, где был святою неделею во всяких приуготовлениях к строению новой крепости и заведению, к чему и потребно было довольно надобностей, куда и переехал с командою апреля 18-го числа выше старой крепости в 16 верстах, у самых семи чудских палат, о которых по приличеству, в последующем 1785 г. ясно опишу топографически, где только была одна маяшная изба. Команды же всей командированной было Семипалатного батальона солдат 25, башкир с лошадьми 100, служивых тобольских и тюменских татар 50, ссыльных колодников 200 человек; то как сим командам жить было негде, сделали плетни, а для печения хлебов в семи чудских палатах печи, в коих до постройки казарм и жительствовали. Крепость же заложена мною при инженер-капитане Авраме Семеновиче Квашнине мая 18 числа, где я заложил в самый Троицын день и собственный для себя дом.»
-15 августа 1777 г. Заложена в крепости церковь (Знаменская)
-1778 г. Заведена полумаяк, казённая пильная и мучная мельница.
-1781 г. Описал солёные озёра в северной части казахских кочевий, составил план Коряковского форпоста.
-2 января 1782 г. Послан по секретной экспедиции посланником с письмами киргиз-кайсацкой Средней орды ко владетельцу найманских родов Абулфеис-султану.
Совершил по просьбе султана Абулфеиса экспедицию в его кочевья в Восточном Казахстане, там записывал в аулах найманов предания о происхождении кочевых родов и династий Среднего жуза.
-10 октября 1783 г. Открыта Семипалатная крепость по высочайшему учреждению Колыванской губернии городом, торжественно с пушечною пальбою и со всеми обрядами, введением судей в присутственные места комендантом, полковником и кавалером Титовым. К коему торжеству делан мною щит, вензель с короною и надписью, многие пирамиды с висящими гирляндами, и освящен был город многими и разными огнями и фейерверком, и был великолепный стол и бал.
-24 июня 1784 г. Родился сын Павел
-1784 г. Иркутский и колыванский генерал-губернатор И. В. Якоби поручает командиру Сибирского корпуса Н. Г. Огарёву «избрать знающего и способного человека для сочинения по именному указу «Гистории о киргиз-кайсаках». А. отправляется в двухмесячную поездку по пограничным крепостям для сбора материалов.
-17 августа 1785 г. Родился сын Александр
-1787 г. Написал «Письмо одного гражданина к верному своему другу»
-1789 г. Султанами и старшинами Среднего жуза предложено А. сопровождать их посланника в Петербург.
-14 апреля 1790 г. Начато строительство каменной гауптвахты.
-1790 г. Подготовлена рукопись «Описания…»
-20 сентября 1791 г. Произведён в плац-майоры (в старину так называли штаб-офицеров при коменданте).
-декабрь 1793 Переведён в Омскую крепость плац-майором ???
-1795 г. Написал «Домашнее размышление о хлебопашестве»
-1795-1796 гг. «Описание…» частично опубликовано в журнале «Новые ежемесячные сочинения» в конец 1796 г. окончательно поселился в Семипалатинске
-4 ноября 1797 г. Вышел в отставку в звании майора с ежемесячной пенсией в 346 руб. 50 коп.
-28 апреля 1824 г. Умер в Семипалатинске. Исповедовался перед смертью у протоиерея Семипалатинского Знаменского собора Дерябина.
-28 января 1832 г. Скончалась супруга И. Г. Андреева Анастасия Васильевна.

Труды:

АНДРЕЕВ И.Г. ОПИСАНИЕ СРЕДНЕЙ ОРДЫ КИРГИЗ-КАЙСАКОВ. АЛМАТЫ ГЫЛЫМ 1998.
ДОМОВАЯ ЛѢТОПИСЬ АНДРЕЕВА, ПО РОДУ ИХЪ, ПИСАННАЯ КАПИТАНОМЪ ИВАHОМЪ АНДРЕЕВЫМЪ въ 1789 году. Начата въ Семиполатинскѣ.

http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/M.Asien/XVIII/Andreev/pred.htm<\/u><\/a>

Дополнительные материалы:
http://imena.pushkinlibrary.kz/histandreev.htm<\/u><\/a>
http://www.omskmap.ru/point/omsk/person/32<\/u><\/a>
http://cornholio.narod.ru/history4/part2chapter3par3.html<\/u><\/a>
http://www.oskemen.info/3547-istoriya-razvitiya-ust-kamenogorska-vek-xviii.html<\/u><\/a>

Примечание.

1....Медленно разрушается здание военной гауптвахты. Во времена своего пребывания в Семипалатинске здесь нес службу Федор Михайлович Достоевский. О чем думал писатель, стоя в карауле, о чем мечтал рядовой Достоевский, сосланный сюда после тюрьмы в Омске, так и останется для нас тайной. После его отъезда командир роты, где служил писатель, организовал небольшой музей. Это был первый музей Достоевского в истории Российской Империи. Но сохранить этот исторический памятник и сейчас никто не стремится – здание запустело, местами обрушилось и заросло горами мусора. О том, что здесь когда-то нес вахту великий писатель, знают разве что местные краеведы…


2. Почти ежегодно капитан И. Андреев выполнял научные задания. В 1777 году написал летопись о строительстве церкви в Семипалатинске, в июле 1781 года послан в Коряковский форпост "для описания соляных озер и сочинения оных карт…".
В начале 1782 года выполняет "секретную экспедицию": отправляется "посланником с письмами киргиз-кайсацкой Средней Орды ко владельцу наймановских родов". Судя по записям, 1782 год был насыщен событиями. Иван Григорьевич возглавлял пограничную канцелярию "и выполнял как пограничные, так и киргизские дела по дистанции Семипалатинской".

В 1787 году он пишет историю Семипалатинской крепости, назвав свой труд "Письма одного гражданина к верному своему другу". Начинает с похода Ермака, затем описывает строительство крепостей Иртышской линии, подобной Семипалатинской, со знанием дела рассказывает о торговле с киргиз-кайсаками.

Любознательного капитана интересует все, древности в том числе. Надумал Андреев создать вечный календарь, по литературе он уточняет, кто и когда этим занимался. Вскоре с гордостью констатирует: "В 1790 году выправил и дополнил календарь Брюса на 59 лет". Одновременно со службой и научными увлечениями омский капитан-исправник долгое время управлял гарнизонной школой. И.Г. Андреев стоял и у истоков сибирского светского театра. Под его руководством в 1764 году в Омске было устроено первое в Сибири театральное представление.

Был у капитана Андреева главный труд его жизни, озаглавленный "Описание Средней орды киргиз-кайсаков с принадлежащими и касающимися до сего народа дополнениями, прилегающих к Российской границе, Сибирской линии по части Колыванской и Тобольской губерний крепостями, собранное в 1785 году капитаном Андреевым". Для сбора материалов проехал он от Усть-Каменогорской до Пресногорьковской крепости, останавливался в некоторых местах подолгу, расспрашивал аксакалов. В труде И.Г. Андреева отразились нравы и быт казахского народа, перечислены поколения с указанием мест кочевок в XVIII столетии, приводятся важные статистические сведения о количестве кибиток, скота, список султанов, рассказывается о строительстве на зимовках для "знатнейших старшин" деревянных домов, чтобы "приохотить их к России", и многое другое. Ценность труда возрастает в связи с тем, что это описание очевидца и участника событий. Кроме этих разносторонних этнографических сведений, которые по достоинству оценены в современной историографии, труд содержит существенный исторический материал о размещении около 60 казахских волостей и принятии ими российского подданства.

Выявив и систематизировав большой круг источников, И.Г. Андреев расширил границы изучения истории Казахстана во времени. Ему, как и другим краеведам XVIII - первой половины XIX века, свойствен хронологически описательный характер повествования, без серьезного анализа каких-либо событий. Этот русский интеллигент, служивший в далеких окраинных городках и крепостях, совершил подвиг. Он бескорыстно служил науке, способствовал развитию края, ставшего его второй родиной, заботился о просвещении полюбившегося ему казахского народа.

http://arxeolog.forum24.ru/?1-3-20-00000032-000-0-0<\/u><\/a>

"Безопасность полетов начинается на земле!"
Бывший авиамеханик, ныне - Поручик запаса.
Спасибо: 2 
Профиль
82-й
Рядовой




Сообщение: 1568
Зарегистрирован: 19.09.08
Откуда: СССР
ссылка на сообщение  Отправлено: 22.06.10 15:22. Заголовок: Вот описание жития д..


Вот описание жития достойного человека. Жития, наполненного делами государственными, кои ставились им всегда допреже дел личных.

Для чего и пишутся всяческие меморандумы, мемуарии и протчия служебные записки на сем Форуме.

Дабы не получилось, что свершения жизни всей уложились в простую черточку между двумя датами.

ВАШМ №5
11 рота, 3 взвод
май-ноябрь 1973
Спасибо: 3 
Профиль
Admin
Старший лейтенант




Сообщение: 178
Настроение: Боевое
Зарегистрирован: 01.02.10
Откуда: Россия, Москва
ссылка на сообщение  Отправлено: 22.06.10 17:01. Заголовок: Отрывок из книги И.Г.Андреева


ДОМОВАЯ ЛЕТОПИСЬ АНДРЕЕВА, ПО РОДУ ИХ ПИСАННАЯ КАПИТАНОМ ИВАНОМ АНДРЕЕВЫМ В 1789 ГОДУ. НАЧАТА В СЕМИПАЛАТИНСКЕ

[СЕМЕЙНАЯ РОДОСЛОВНАЯ И ВОСПОМИНАНИЯ О ДЕТСТВЕ И ПЕРВЫХ ТРИДЦАТИ ГОДАХ СВОЕЙ СЛУЖБЫ В СИБИРИ (50е гг. XVIII в. 7 января 1787 г.)]

По времени взятия атаманом Ермолаем Тимофеевым в 1585 г. Сибирского царства, и по распространению в оном российской власти, к совершенному покорению оставших еще непокоривых по Сибири народов, от государей, царей и великих князей, как то довольно летописи и грамоты доказывают, командированы бывали из российских городов из службы разные люди, и при оных командирами определяемы были из российских дворян молодых людей, которые по тогдашним временам назывались из детей боярских, смотря по количеству врученных им войск под именем сотников и пятидесятников. А сверх того при оных командах довольно из великой России, ведая пространство и изобилование богатствами сибирской страны, переходило по данной вольности разных поколений людей, в том числе и из числа российских дворян, кои и поселялись в разных местах Сибири, где оным выгоднее быть казалось, почему оные привилегии дворянства своего растратили. Так что, наблюдая свой покой, многие уклонились в хлебопашество и разные звериные промысла, а чрез то наложили на себя иго крестьянства, положився в подушный оклад; и в духовенство, и в разные степени жизни, от чего многие по родам их жизни переменяли свои и фамилии, по чему потомки их о приобретении себе прежнего дворянства не старались, иль до сего не доходили, да и сведения никакого не имели. В числе каковых были и предки нашей фамилии, о которых далее потомству моему объявить но могу, как только Андрей Андреев, таковой же из России переселенец Нижегородской губернии, поселясь в Сибири, в Краснослободске, жил весьма достаточно, и, как из последующего усмотреть можно будет, был почтенный в своем роде, имея у себя детей Ивана, [120] Михаила и Якова. Который, как уповать можно, по тогдашним временам уже был в мыслях обучить детей своих, кроме всяких наук, российской грамоте, не рассуждая далее, что дворянство есть некоторое достоинство предков. Но был ли он в каковых чинах и достоинстве, сказать не можно. Из которых его детей Яков был земской писарь, потом дьячей, а напоследок дьяк.

По прибытии же в Сибирь губернатора, князя Якова Петровича Гагарина, которое воспоследовало а первых десяти годах нынешнего столетия, во время царствования великого государя императора, Петра 1-го, когда учреждены были о губерниях штаты, тогда он, по указу Правительствующего Сената, пожалован секретарем; и как от сего губернатора было Сенату доложено, что по Сибири тогда еще войск, кроме начинания, регулярного не было, а по тому весьма мало и чиновных людей, кроме казацких старшин и детей боярских, а чрез то и не было договоренности иногда возлагать в отправлении собираемых с сибирских народов ясашных мягких рухлядей и в казначейства, и разные начальства, просил об определении штата дворянского. Просьба его принята во уважение, и велено, по чему оный и разбирал, как бывших на службе и вольновыходцев российских дворян, как то и нашлось: Черкасовы, Фефиловы, Нефедьевы, Андреевы, Хворовы, Албычевы и прочих фамилий, коим и учинен штат 40 человек сибирских дворян, который и поныне есть, но многие уже из оных снабжены чинами офицерскими, в числе которого дворянского штата были и Михаил и Иван Андреевы, а Яков, как уже был в классе, остался. Человек был тих, скромен, совестен и человеколюбив, имел жену Матрену Семеновну, но чья фамилия, не известно, во всех качествах добродетелей ему подобную, с которою имел детей Ивана, Григория, и дочерей Стефаниду и Акилину. Из которых Стефанида выдана была за стрелецкого, бывшего в Сибири, чиноначальника Замощикова. Детей же своих Ивана и Григория, выуча по тому же, кроме всяких наук достаточно знаний быть в людях, написал в 1732 году в регулярную военную службу, и имев довольный достаток и дом своей в городе Тобольске на горе, у церкви Всемилостивого Спаса, завел купленую деревню от Тобольска в 18 верстах Этыгерову, которая из древних времен по взятии Сибири была жилищем одного небольшого татарского князя, Этыгера. Накупя людей, содержав оную, жизнь свою препровождал во изобилии и 1739 года, по воле божьей, скончался.

Сын же его, Иван, был женат и имел детей, 6 дочерей, которые выданы были теткою Акилиною за честных людей. Но как был бран неоднократно в губернию в канцеляристы, и по несчастью имел великую страсть пития, так что не было способа к воздержанию, сколько старания ни прилагаемо, напоследок отдан в военную службу, где будучи в Ширванском полку капралом, и как оный полк в 1751 г. взят был из Сибири в Россию, в городе Тюмени умер. Акилина Яковлевна была выдана за премьер-майора Стефана Дмитриевича Угримова, который из последок был коллежский советник, и, не имевши детей и будучи от всех дел в отставке, в своей деревне, от города Тюмени в 30 верстах по золе Божьей, в довольной старости в 1780 году, скончался.

Григорий, как выше сего объяснено, определен в 1732 г. в Сибирский драгунский полк, в котором будучи и происходил чинами: адъютантом 1740, в оной же полк поручиком, 1744 в Енисейский гарнизонный пехотный капитаном, 1748 в Тобольский пехотный же полк: и будучи еще вахмистром и адъютантом при полковнике Арсеньеве в Башкирскую войну был ранен, прострелен левый бок, нос и правая нога. И по выходе из Башкирии дано за службу его башкирцев 6 человек в вечное владение, кои и поселены были в деревне, которую отец его ему по духовной и с людьми, по невоздержной жизни брата его, Ивана, отказал. Будучи поручиком, из Тобольска посылан был на Иртышскую линию через Омскую крепость до города Кузнецка, для учреждения по крепостям, форпостам и станциям, почтовых станов. Капитаном же был в гренадерской роте, ибо росту был двух аршин 10 вершков, плотен телом, чист лицом, белокуроват, волосы имел большие, добронравен, веселой жизни, но без мотовства и пьянства, имел жену Прасковью Андреевну, дочь сибирского дворянина, Андрея Яковлевича Черкасова, которого происхождение доказывается из российских дворян, как бывших из детей боярских, при атамане Ермаке Тимофееве с 50-ю человеками начальником на службе Лукою. А равно в лето по Рожд. Хр. 1623 и по взятии Сибири 43-е и в 11-е лето царствования государя царя и великого князя Михаила Федоровича, в бытность в Тобольске воеводы Матвея Годунова, послано было к калмыцкому тайше Талаю посольство, при котором был сын боярский, Дмитрий Черкасов, и по тому о дворянстве оных, что они происходят от российских, кажется, никакого нет сомнения. Достопамятно же сие время может быть, что в Сибири первый еще был тогда архиепископ Киприак, который прибыл в Тобольск 1621 года мая 30-го, а посвящен в святительство того же года сентября в 8-й день, из великого Новгорода, бывший Хутынского Спасского монастыря у Варлаама чудотворца архимандритом. Быв же в Тобольске на престоле святительском 2 года 8 месяцев с половиною, по государевой грамоте, 1624 г. февраля 15-го числа, поехал к Москве и поставлен на Крутицы в митрополита 1625 г. декабря 12-го дня. А по нем приехал в Сибирь 1625 г. апреля в 1-й день архиепископ Макарий, поставлен был с Костромы Богоявленского монастыря из игуменов, быв прежде дворянин Кучиных, и в 1635 г. июня 24-го дня, в пяток в 14 часов дни в 3 четверти скончался, быв на престоле 10 лет и 3 месяца с половиною и 9 дней, и погребен Нектарием архиепископом в 1636 г. мая в 31 день во вторник.

Парасковья же Андреевна взята с хорошим достатком и с людьми, малого росту, шадровита, строптива и веселого нраву: по бытности же Григория Андреева в полках, был всеми весьма любим и заслуживал всегда себе честь, и когда был поручиком, тогда прибыл в Тобольск генерал-майор и кавалер Киндерман к командованию уже бывших тогда в Сибири полевых полков и границами, который имел у него квартиру три года и в знак за то своей благодарности откомандирован в Томск к покупке и строению судов, провиянта и дано было наставление, чтобы та покупка была производима в Томске, Красноярске, Енисейске и Кузнецке. Всего же бытия в Томске было восемь лет, и стояли на квартирах у Паламошнова, за озером у Харина и в Татарской слободе у Богаткина. В сие же бытие великую дружбу имел он с камергером, Карлом Карловичем Левольдом, который был по жене в несчастии, и Петром Матвеевичем, секретарем Соколовым. Воеводаж в Томске был тогда Алексей Тимирязев. Выехали из Томска в 1747 году и в Тобольске находился при бригадире и оберкоменданте Павлуцком за дежур-майора. В сие время, которое происходило в 1750 г., сыновей своих, Александра и Ивана, отдал учить бывшему несчастливому Силвестровнчу (ибо оный, быв лютеранского закона, и принял веру греческого исповедания от бывшего в Тобольске митрополита Сильвестра, который посвяшен на престол 1748 года из архимандрита Казанского Свияжского Богороцкого монастыря; отбыл из Тобольска в конце 1757 г. по указу, и скончался в Суздале) по-немецки, с рядою выучить совершенно знанию того языка 150 рублей, в которой находилось 8 человек. Преимущественное же был всех из учеников капитанский сын Василий Яковлевич Мирович; он выучился по-немецки достаточно, а сверх того на скрыпице и бандоре, и определился в Нашебургский пехотный полк. И как сей полк вышел в 1751 г. в Россию, то и он находился; но по воспоследовавшему от него возмущению к выручке из под ареста Ивана Антоновича Улриха, отсечена ему в Москве голова.

Не оставлю же сказать, что он, будучи в школе немецкой, был весьма остроумен, а сверх того и забиячив, так что напоследок великие грубости и досады причинял своему учителю, который с ним управляться никак не мог, как был человек весьма нездоровый и чахотный. И в 1753 г., он, Григорий, отлучился в Москву для исходатайствования себе от службы увольнения, или отставки, ибо в те времена офицеры получали себе отставку из Коллегии самолично, и находился в Москве два года. Выехал же оттоль, получа отставку, с награждением чина коллежского ассесора, Иркутской губернии в городе Илимске воеводою, и того же 1754 г., по первому зимнему пути, отправились. Во времени же сего проезда, в Удинском остроге, где были тогда комиссары за городом Красноярским, оной будучи всегда непристойной жизни, с великою досадою сделал остановку, так что послушав его, особливо братский пьяный народ, учинили вооруженный бунт, собрався не менее 200 человек; но как со стороны его было довольное на то увещание и принуждено было по тому же приняться за оружие коего было, имевши своих людей, весьма недостаточно, признавшись в своем беспутном поступке, утихло, за что, по донесении формальной жалобы, как сей комиссар не более значил одного сына боярского города Красноярского довольно пострадал. Прибыв же в город Илимск, который представлял по себе совершенную пустыню, ибо оный город лежит при р. Илим, на правой или нагорной стороне течения, между великих каменных гор и чернолесья, так что в зимнее время и солнца мало бывает видно. Воевода в оном был коллежский ассесор Попов, а секретарь Ефрем Леонтьевич Смирнов. По смене оного воеводы не оказалось по счетам у него разных казенных сумм до 17 000, ибо он был воеводою лет 14, и как соляных и винных комиссаров не сменял и не поверял, ибо был человек старый; по смене же взят был в Иркутск и там под следствием умер. Во время же бытия в Илимске одного года и 8 месяцев, посылал людей своих с двумя работниками для слудного промысла на реку Витим, куда ходят из Орленской слободы; река же Витим чрезвычайно быстрая, так что ходу по оной вверх судном три недели, а обратно одного дня. Я не хочу описывать всех трудностей и обстоятельств слудного промысла, а кратко скажу, что достают оную в каменных горах с великим трудом, которая на разборы идет в 4 части, как то: головка, подголовка, косяк и шитуха. Но всех сих номеров доставалось на три пая 50 пуд, из которой между прочею была головка, что по вывозе в Тобольск продавалась по 11 рублей один фунт, а прочая по своей доброте.

И по приключившейся ему болезни опухоли в ногах, чрез великую силу ходил; но хотя был корпусен, но чахотки не миновал; ибо в молодости своих лет всяким был трудностям подвержен. И того же 1755 г. сентября 25-го вечером, пришед к нему городской священник, который был один, просил увольнения отлучиться на свою заимку, у коего вверх от города но Илиму была своя заимка и в оной церковь, хотя же он его не отпущал, но по усиленной священниковой просьбе уволил, что и было по утру сентября 26-го. По утру же вставши, намерен был, по облегчении несколько от своей болезни, быть в воеводской канцелярии в присутствии, по чему и приказал подавать себе одеваться. Во время же его одевания приходил к нему для подписки дел секретарь Смирнов Ефрем Леонтьевич, но он ему отказал с тем, что он сам будет в канцелярии в присутствие; ибо по болезни своей более месяца не бывал. Привычку же имел, когда одевался, пил чай и табак нюхал более всегда обыкновенного. И уже надев верхнюю рубашку, спросил к себе мать нашу, которой приказал нечто приготовить к столу, что редко случалось; ибо жизнь их напоследок была не очень согласна, о чем я описать намерен напоследок; а дабы не отстать от намерения ведущего по жизнь отца нашего. И так, между прочими уборами, сидя за столом, закашлявшись, и очень тяжело, от чего показалась харкотина с кровью, и как он был очень мокротень, имел всегда возле кровати ящик, насыпанный песком, то приказал себя отвесть и положить на кровать, где усилилась кровь гортанью, и продолжалось сие не более 10 минут, как постиг его великий обморок, который и вечно преселил жизнь его, что учинилось 1755 г., сентября 26-го числа, по полуночи в 11 часу. В каковом же горестном состоянии тогда была мазь наша, что не могла застать его живого, всяк себе представить может; будучи 35 лет от роду, в таковой от родственников своих отдаленности и имея восьмерых детей, из коих большему Александру было 13 лет, не могу я более описывать всех тогда происходивших жалостных приключений. Но, как бы то ни было, и проходят оные по времени; жаль только того и сожаления достойно, что кончина его постигла без покаяния, подлежащего по долгу христианскому. Но по исправлении подлежащих приготовлениев, погребен при Соборной церкви, прямо горняго окна; над гробницею его сложена каменная доска с подлежащею надписью. И так, оставшись мать наша в горестном сем состоянии, оставя воеводский дом, перешла на квартиру, на место же отца нашего, по первому зимнему пути, по указу Иркутской губернской канцелярии, определенной воеводою из Якутска, прибыл поручик Дьяконов, который, приняв все дела и учиня счеты, не нашел никакого недостатка; ибо по смене Попова все бывшие при делах и казенных сборах были сменены и учреждены новые комиссары и счетчики, и по учинении от того Дьяконова Иркутской губернии канцелярии донесения, были уволены. Мать же нашу, к совершенному ее беспокойству, постигло, что была нездорова; ибо, как и выше я сказал о несогласной жизни, то было начало сего приключения следующее. В одно утро и очень рано мать ее, а наша бабушка, по обыкновению своему, как человек старый, молилась в передней Богу, в которой было от крыто одно окно; в самое то время человек высокого роста, рыжий, подошед к тому окну, постучавшись, произнес громким голосом: “Григорий! Спишь долго: долгу много будет!” И по сем возгласе замарал под окном тем грязью по стене. Видя сию дерзость, старушка принуждена была скликать людей, выслать на улицу, чтоб сего человека поймать, но сколько тогда ни старались, сыскать не могли. Напоследок она рассказывала сие приключение как отцу нашему и матери, что и сочтено было не инако, как только произошло сие от какого-нибудь невоздержного и нахального пьяницы; которое приключение было пред самым отъездом в Илимск. Спустя несколько времени мать наша, почувствовав беспокойство, прохаживала целые ночи и сутки, по три и по четыре не спавши, приходила в совершенное бешенство, и всякого, кто б ни попал ей, бивала; а напоследок, опамятовавшись, о всем том жалела и плакала; сверх же всего весьма была прилежна и к молитве. Которое неспокойство с того времени продолжалось до кончины ее, от которого мать ее родная, Парасковья Гавриловна, принуждена была от нетерпеливости постричись в Тобольский девичий монастырь в монахини, где будучи уже схимонахинею и, погубивши по старости лет своих зрение, в 1772 г. скончалась, бывши более 100 лет от рождения своего.

По уведомлении же от матери нашей о сем несчастном приключении в Тобольске дяди нашего, Стефана Дмитриевича Угримова, и тетки Акулины Яковлевой, прислан был от них слуга из башкир Семен; по направлении путевых припасов, из Илимска отправились зимним путем после Рождества Христова; и доехав до слободы Тулунской благополучно на сырной неделе, и как обыватели и староста той слободы в рассуждении праздничных дней, были в гулянках, подвод не давали, по чему принуждено пробыть в оной целую неделю. Мать наша, видя, что никакого успеха нет и жить в таком месте никак не можно, решилась, наняв лошадей, ехать в Иркутск, для принесения жалобы губернатору, Ивану Ивановичу Гульеру, который с нею обратно для препровождения послал одного сержанта, который, собрав подводы, отправились, а старосту и прочих отвезли в Иркутск, и что уже с ними последовало, не известно. Во время же бытия в Тулунской слободе, ехали отправленные из Кяхты китайские послы, коих было два и при них 6 человек китайцев; люди сии, сколько примечено, весьма нежны и слабого сложения, и при том бессильны, так что в шутках один русский человек может оных 3 и 4 осилить. Путешествие сие до Тобольства совершилось благополучно, кроме что в Удинском остроге слуга Леонтей нечаянно переломил ногу, но по выздоровлении в Тобольск приехал; прибывши же в Тобольск, как брата моего, Александра, и меня отдали в Ивановский монастырь для обучения арифметики, где находились более года. В сие время нечаянный случай постиг меня, что распухла права нога без всякого по ребячеству приключения, которою не ходил я более 6 недель, и старанием лекаря, Ивана Ануфриевича Гибовского, был вылечен.

Видя мать наша совершенство лет наших, как Александра и меня, 1757 г., августа 17 числа, по поданной от нас челобитной, определила в службу в Олонецкий драгунский полк, и отданы были в команду бывшего в Тобольске у покупки лошадей того полку поручику Пламбеку, отколь, несколько пробывши с тем поручиком, явились в полк в крепость Св. Петра на Ишимской линии, и в отбытие наше мать наша от приключившейся жестокой горячки, 1759 г. марта 24-го числа, скончалась, оставя малолетних детей своих всех в таковой же болезни, по истине можно сказать, без всякого призрения; ибо тогда дяди и тетки не было, а находились под следствием в С.-Петербурге; тогда-то было начало быть владыками имению оставшему по воли, кто не боялся, иль не помнил, что он сам из числа смертных. Похороня оную, с пристойною церемониею, и по исполнении всех принадлежностей, оставшие малые братья и сестры, оставши в своем доме, с помощью людей своих жили с год, как приехала из Москвы тетка, Акулина Яковлевна; препоручила со всем имением в смотрение или опекунство тобольскому купцу и фабриканту, Алексию Яковлевичу Корнильеву, за которым была сестра двоюродная, дяди Ивана Яковлевича дочь, Марья Ивановна, а тетка поехала обратно в Москву. Тогда по малолетству властительство простиралось над всем оставшим имением по их воле. По прибытии же тетки нашей в другой раз доверены были коллежскому регистратору, Ивану Никифоровичу Борисову, но все сие происхождение, по сиротству и малолетству не имеющих никакого почти покровительства, предовольно растащено, растрачено, коего и описывать весьма б было пространно и огорчительно; напоследок в 1763 г., прибыл в Тобольск губернатор Денис Иванович Чичерин, а между тем и дядя Угримов отпущен был, по тому же прибыл в Тобольск, то в 1764 г. выдали сестер в замужество; малые братья, Анемподист и Афиноген, того же года определены в службу, из коих Анемподист, будучи в Ревельском драгунском полку прапорщиком, от чахотной болезни 1768 г., умер в крепости Омской; Афиноген, будучи уже в 1772 г., после расформирования полков в 10 легкой, полевой команде, и будучи во время бунта в походе, женившись в Тюмени у Помигалова на дочери, вышел в отставку, и потом в Тобольске в Нижнем надворном суде по отставке поручиком; о Флегонте же в последующем описано будет.

О совершенном же происхождении большого брата, Александра, умолчать никак не могу, что он человек был веселого нрава, но горяч до бесконечности, прозорлив, проворен, писал хорошо и чисто, даже и по-немецки, а происходил чинами в 1765 г., взят был из вахмистров к генерал-поручику Шпрингеру флигель-адъютантом, где имел случай неоднократно быть в Москве и более получать просвещения, а в 1769 г. поручиком был безотлучно в крепости Омской, а в 1772 г. по расформировании драгунских полков, в капитаны, и уже при генерал-поручике Декалонге определен к строению крепостей по должности инженерной Тобольской линии, в крепость Пресногорьковскую, где находясь, в 1776 г. приезжал ко мне в крепость Семипалатную, но, с удивлением моим, удивлялся я перемене жизни человеческой; ибо он придерживался уже тогда весьма невоздержных подгулок, что было мне уже и смотреть и сносить несносно; напоследок он переведен был оттоль в крепость Устькаменогорскую к таковым же строениям, то и видно, первая причина его была уклонение в чрезвычайные подгулки; ибо он, оставя там в Пресногорьковской одну девку, кою содержал у себя и видно ее любил, от коей имел уже и сына; трогало все сне беспокойство, при всем его разуме, вошел в такую слабость, что уже начал и весьма уклоняться в подгулки. Ехавши же в Устькаменогорскую, просил меня отдать ему слугу, Виктора, который был у меня при горнице; ибо он с собою не имел. Я снисходя, как большому брату, хотя мне и надобен был, но люди отцовские как были не в разделе, согласился отдать; он будучи в Устькаменогорской, будучи всегда в подгулках, вывел распри с комендантом, князем Эристовым, о ссыльных колодниках, поссорились и по невоздержанности уже своей, будучи в подгулке, наказывая немилосердо и тирански слугу, который чрез два дня умер; и как дело сие было по ненависти обнаружено, то священник, осмотря мертвого, вошел в донос, что он убит. Комендант, учиня ему допрос, что его чрезмерно огорчило, и поставя себе сие дело не простительным, но как из обстоятельств видно с его намерением сие исполнено, он, позвав к себе человека три офицеров отобедать и все сие весело окончив, остался успокоиться, что и было 1781 г., мая 12-го в 3-м часу после полудни: он разослав за разными делами бывших у него людей, написал письмо, которое я здесь из благопристойности не прилагаю, хотя оно поелику и его завещание, из стуцера застрелился в висок, от чего череп разбив, мозг и кровь, как по стенам и на потолке были доказательством; и так окончал жизнь свою несчастьем и похоронен хотя пристойным образом, но не по-христиански, как должно. Получа я сие известие чрез присланного нарочного капрала от коменданта Эристова, не мало огорчаясь, предчувствав прежде из его поведения чему-нибудь быть несчастливому, съездил в Устькаменогорскую, где, отдав последний долг уже похороненному, возвратился.

Окончивши все посторонние происхождения, случившиеся в фамилии нашей, приступаю теперь описывать по временам и жизнь свою беспристрастным образом: ибо я никакого на то побуждения не имею, а единственно для того, что все содеянные мною пороки в молодых моих летах и во времени обращения моего в добрых делах, изъясни, дать пример потомкам моим, от коих должно будет им воздержаться и что впредь предпринимать, и дабы знать им верным образом жизнь их отцов и предков, а не так, как я здесь описывал, о которых только слыхал и припомнить мог.

По определении 1757 г. в воинскую службу по поданной челобитной, как уже и выше сказано, 1757 г., августа 17-го, в Олонецкий драгунский полк я отдан был в Тобольске того полку поручику Пламбеку, который был в Тобольске для покупки в полк лошадей в команду. В сие время в Тобольске был губернатор, тайный советник Федор Иванович Соймонов, и в сентябре месяце был великий пожар, от которого во всем городе вывозились за земляной вал. По прибытии в полк в крепости Св. Петра на Тоболыюй линии определен был подполковником, Акимом Ивановичем Тюменевым, в полковую канцелярию для письма; началась Прусская война и формирован был, под предводительством генерал-фельдмаршала Шувалова, славный обсервационный корпус.

А 1758 г., февраля 10-го числа, пожалован из драгун капралом. Прибыл для командования Сибирским корпусом и линиями бригадир Карл Львович фон Фрауендорф, о коем бы следовало и должно объяснить, но по последствию сие окажется. Он, великий любитель наук, по прибытии в Омскую крепость, повелел находящемуся в крепости Св. Петра инженер-поручику Тренину обучать, выбрав из молодых солдатских детей, к которому по желанию моему, как уже был прежде учен, поступил и я для обучения арифметики и геометрии.

Знаменитого 1759 г. при сем ничего сказать не могу, как только мать наша марта 24-го числа скончалась. Получа сие несчастное известие, весною ездил в Тобольск; вода так в реке Ишим была велика, что сыскать было трудно переправы, а в зиму такие жестокие морозы, что всякая птица мерзла, как сороки, воробьи и голуби....

Домовая летопись публикуется в сокращении.

* * *

АНДРЕЕВ Иван Григорьевич (1744 – 1824) – майор. Из семьи служилого сибирского дворянина. На службу поступил рядовым в Олонецкий драгунский полк (1757), расквартированный в Петропавловской крепости на юге Сибири. После окончания гарнизонной школы в Петропавловской крепости проходил службу в крепостях Иртышской пограничной линии: в Омской (1763–1766, 1794–1796), Ямышевской (1766–1770), Железинской (1770–1776), Семипалатинской (1776–1793, 1796–1824). Уволен в отставку с должности инженера-топографа Семипалатинской крепости (1797) в звании майора. Умер в Семипалатинске 29 апреля 1824 г. Военная служба Андреева целиком прошла на Сибирских пограничных линиях, где ему довелось соприкасаться с жизнью и бытом казахского населения. Уже в молодом возрасте Андреев стал проявлять большой интерес к научным исследованиям и стремился посвящать им все свободное время. По делам службы часто бывал в казахских кочевьях, хорошо изучил образ жизни, домашний быт и культуру казахского народа, свободно владел казахским языком. В 1774 г. оказал существенную помощь А. Д. Скалону, командующему войсками на Сибирских линиях, в подготовке «словника» казахских терминов и выражений, ставшего одним из первых в России русско-казахских словарей. В 1782 г. по личной просьбе казахского султана Абулфеиса совершил «секретную экспедицию» по его кочевьям в Восточном Казахстане, где записывал в аулах найманов генеалогические предания казахов о происхождении различных кочевых родов и аристократических династий Среднего жуза. В 1785г. изучал архивы сибирских городов – Тюмени, Тобольска, Семипалатинска, Петропавловска и Омска. Одновременно вел сбор полевых этнографических материалов о казахах Среднего жуза в прииртышских степях. В том же году подготовил начальный вариант своего капитального исследования – «Описание Средней орды киргиз-кайсаков», первого в науке специального труда, посвященному казахскому народу. В окончательной редакции «Описание» было частично опубликовано в 1795–1796 гг. на страницах Петербургского журнала «Новые ежемесячные сочинения». Труд Андреева представляет исключительный интерес для изучения политической, этнической и социально-политической истории казахов Среднего жуза во второй половине XVIII в., а также исторической географии региона. Работа содержит ценные сведения по культуре, образу жизни, религиозным представлениям и обычаям населения Киргизской степи.

Указатель публикаций и работ:
Описание Средней орды киргиз-кайсаков, с касающимися до сего народа, також и прилегающей к российской границе по части Колыванской и Тобольской губерний крепостей дополнениями // Новые ежемесячные сочинения. – СПб., 1795–1796, ч. CXV–CXVIII;
Описание киргиз-кайсаков [рукопись] // АРГО. Разр. 61. Оп. 1. Д. 14.;
Домовая летопись Андреева, по роду их писанная капитаном Иваном Андреевым в 1789 г. Начата в Семипалатинске
Андреев И. Г. Описание Средней орды киргиз-кайсаков. – Алматы, 1998. – С. 119–229.
http://www.vostlit.narod.ru/Texts/Dokumenty/M.Asien/XVIII/Andreev/pred.htm<\/u><\/a>
http://www.vostlit.narod.ru/Texts/Dokumenty/M.Asien/XVIII/Andreev/frametext1.htm<\/u><\/a>

Литература и источники:
Послужной список Андреева И. Г. // РГВИА. Ф. 489. Оп. 1. Д. 6197. Л. 141 об.–142;
Сибирский дворянин прошлого столетия («Домовая летопись Андреева») // Сибирский Вестник. – 1867. – № 8;
Потанин Г. Н. О рукописи капитана Андреева о Средней Киргизской орде, писанной в 1785 году // Географические известия. – 1875. – Т. IX. – Вып. 2. – С. 109–112;
Ерофеева И. В. Из истории изучения казахского народа в России в XVIII в. (Труды И. Г. Андреева) // Вопросы социально-экономической истории дореволюционного Казахстана. – Алма-Ата, 1978;
Вибе. Омский историко-краеведческий словарь. – С. 9–10;
Юрасова М. К. «Домовая летопись» инженерного капитана Ивана Андреева // Известия Омского государственного историко-краеведческого музея. – Омск, 1997. – № 5;
Ерофеева И. От составителя // И. Г. Андреев. Описание Средней орды киргиз-кайсаков. – Алматы, 1998. – С. 5–22.


"Безопасность полетов начинается на земле!"
Бывший авиамеханик, ныне - Поручик запаса.
Спасибо: 1 
Профиль
Admin
Старший лейтенант




Сообщение: 179
Настроение: Боевое
Зарегистрирован: 01.02.10
Откуда: Россия, Москва
ссылка на сообщение  Отправлено: 23.06.10 10:55. Заголовок: Еще один Андрееев - ..


Еще один Андреев - поручик Н. И. Андреев, ротный командир 50 егерского полка 27 дивизии. Из его воспоминаний мы можем узнать о нравах молодежи начала XIX века, о начале Отечественной войны 1812 года, об отступлении русских войск, о Бородинской битве, о заграничном походе русской армии...

Справка.
Андреев Николай Иванович (1792-1870)
- мемуарист, отец драматурга Александра Николаевича Андреева. Участвовал в войнах 1812-1814 годов. В 1812г. капитан, адъютант командира 50-го Егерского полка. Его правдивые "Записки" напечатаны в "Русском Архиве" 1879 года.

Воспоминания офицера 50-го егерского полка

Воспоминания эти доставлены в Русcкий Архив сыном Н. И. Андреева, редактором художественнаго издания «Картинныя галереи Европы», инженер-действительным статским советником Александром Николаевичем Андреевым[1], которому выражаем за то нашу признательность. На подлинной рукописи значится: «Милым моим детям на досуге писанная быль со мною. Для них, быть может, будет любопытна жизнь их отца. Хотя не витиевато, но все справедливо. 1844 года, Марта 28 числа». Этими строками вполне определяется значение нижеследующих разсказов. Безыскуственная простота и живая искренность в описании великих событий придают особенную цену Воспоминаниям Н. И. Андреева. О 1812 годе расказывает, без всякой мысли о печати, простой офицер, очевидец и участник тогдашних бедствий[2].


I. Учеба и формирование <\/u><\/a>

II. Красное и Смоленск <\/u><\/a>

III. Бородино и переформирование<\/u><\/a>

IV. Заграничный поход<\/u><\/a>


Примечания:

[1] Андреев Александр Николаевич (1830-1891). Сын Н.И. Андреева. Учился в институте инженеров путей сообщения. Множество его стихотворений, повестей, рассказов, путевых заметок, статей по искусствам и др. рассеяно по журналам и газетам. Цыганские песни и романсы его доныне пользуются известностью; водевили и драматические шутки - большей частью переделки и переводы с немецкого и французского - в свое время были очень популярны и долго держались в репертуаре. Ценнее других его художественные издания: «Живопись и живописцы главнейших европейских школ» (1857); «Указатель картин и художественных произведений галереи В.А. Кокорева» (1863); «Памятники древнего Рима» (1861); «Венеция в художественном отношении» (1864). Драматические произведения А. вошли в книгу: «Театр А.» (1875). Отдельно вышли еще «Давние встречи» (1890) (справочные данные приводятся по «Энциклопедическому Словарю» Брокгауза-Эфрона).

[2] С этой характеристикой невозможно не согласиться, — в них можно найти некоторые ошибки и неточности, но совершенно невозможно заподозрить автора в неискренности или хвастовстве. Это обстоятельство позволяет считать воспоминания Андреева ценнейшим историческим источником, мемуарами в идеальном смысле этого слова.


Дополнительная информация.

Андреев Николай Иванович (1792-1870), офицер 27-й пехотной дивизии Д.Д. Неверовского.

1802-1816 гг. - Обучение в Петербургском военно-сиротском корпусе

1802- 1809 гг и в Дворянском (волонтерном) полку при Втором кадетском корпусе. Служба в 50-м егерском полку 27-й пехотной дивизии в Москве

1810-1811 гг. Участие в битве под Смоленском и Бородинском сражении.

Автор «Из воспоминаний.»-РА, 1879, кн. 3, № 10, с. 173-202.
'Оставление Москвы. Пополнение полка в г. Ардатове (Нижегородская губерния). Военный быт. Отрывочные воспоминания о заграничных походах.

"Безопасность полетов начинается на земле!"
Бывший авиамеханик, ныне - Поручик запаса.
Спасибо: 1 
Профиль
Admin
Старший лейтенант




Сообщение: 180
Настроение: Боевое
Зарегистрирован: 01.02.10
Откуда: Россия, Москва
ссылка на сообщение  Отправлено: 23.06.10 11:41. Заголовок: Андреев Василий – оф..


Андреев Василий – офицер Отдельного Кавказского корпуса, служил на Кавказе в 1816–1836 гг., автор «Воспоминаний из Кавказской старины», статский советник.

Андреев В.А. Воспоминания из кавказской старины.— КСб, 1876, т.1

1826-1834. эпизоды русско-иранской (1826-1828) и русско-турецкой (1828-1829) войн. Армейский быт. Нравы грузин. А. П. Ермолов на Кавказе и взаимоотношения его с И. Ф. Паскевичем. Декабристы на Кавказе. А. А. Бестужев, И. Г. Бурцев, М. И. Пущин.

Примечание. Публикую всего два маленьких отрывка.

ВОСПОМИНАНИЯ ИЗ КАВКАЗСКОЙ СТАРИНЫ

(Автор воспоминаний принял только форму рассказа от другого лица, — но как свидетель событий, держался строго исторической правды и верности в изложении, не позволял себе нисколько вымысла. — прим. Андр.)

В исходе лета 1868 года, мне довелось ехать по Волге; на пароходе встретил я офицера стрелкового батальона и фельдъегеря, ехавших из Ташкента. Зашла речь о последних военных действиях генерала Кауфмана против бухарцев; само собою, разговор склонился на геройскую защиту Самарканда русским гарнизоном. Между многими подробностями доблестных подвигов этого гарнизона, ташкентские путешественники высоко ставили заслуги подполковника Назарова, переведенного с Кавказа, остававшегося в крепости за болезнью и бывшего сначала без дела, — но, в минуту крайней опасности, своим участием много способствовавшего отпору неприятели. В заключение, стрелковый офицер сказал, что оборону Самарканда велено считать парадов с обороной Ахты, — фельдъегерь же возразил, что велено ее считать наравне с обороной Ахалциха.

— Как разве не забыты еще ахалцихские битвы в 1828 и 1829 годах, не забыта еще славная защита Ахалциха против турок князем Василием Осиповичем! Это восклицание взволнованным голосом послышалось от сидевшего около нас толстого старика, с виду деревенского помещика, физиономия которого вдруг пришла в сильное движете от неожиданных слов фельдъегеря.

— Да разве вы служили в войске? — спросил я.

— Еще бы! Вы полагаете, что я был вечно деревенским увальнем и такой старой тряпкой, как теперь, — отвечал резко старик.

— Позвольте же спросить, кто это князь Василий Осипович?

— Князь Василий Осипович Бебутов — тогда молодой генерал, впоследствии генерал-от-инфантерии, командовавший войсками на Кавказе в крымскую войну, герой Кюрюк-Дара и Баш-Кадык-Лара, — сказал более покойным тоном старик.

— Какая же это была защита от турок Ахалциха, взятого, помнится, штурмом Паскевичем в турецкую 1828 и 1829 годов войну? — сделал я опять вопрос.

— Прежде позвольте сказать, — продолжал старик — что, не уменьшая нисколько значения героизма при защите Ахты, оборона Самарканда и Ахалциха имеет много сходства между собою, не только в положении защитников той и другой крепости, но и в значении самых крепостей на ход кампаний Паскевича и Кауфмана. Если бы турки успели обратно взять Ахалцих в феврале или марте 1829 года, то вся блестящая кампания в 1829 году в Азиатской Турции пропала бы даром. Вследствие наших побед и завоеваний, пораженные страхом тогдашние обитатели ахалцихского пашалыка, столько же воинственные, как и кавказские горцы, при малейшем успехе ободрились и получили уверенность в своих силах, — между тем Грузия пришла бы в страх и смущение. В предстоящую кампанию 1829 года, Паскевичу пришлось бы только возвращать утраченное превосходство и приобретения прошлого года и не думать уже о завоевании Эрзерума; он не мог бы удерживать против себя лучшую тогда в Турции анатолийскую армию — и тем отвлечь значительные силы от Европейской Турции. Точно также, если бы сарты успели взять обратно Самарканд, то положение Кауфмана было бы тоже не хорошо.

— А вы давно служили на Кавказе? — кто-то перебил речь старика. — Да я еще ермоловский офицер. Надобно заметить, что кавказцы старого времени имеют замашку похвастаться таким титулом, считая себя первоначальниками славы этого корпуса, и ни за что не назовут его теперь армией; хотя подвигов и храбрости так много было потрачено нашими поисками на Кавказе и прежде, и после, что первенство тем или другим присваивать себе не следует. Первенство, впрочем, остается за теми господами, которые ныне, по разным причинам, отдают преимущество более новому ходу дел.

— Да, в наше время — продолжал старик — Кавказ был не то, что теперь; в настоящее или недавно прошедшее время его можно назвать цивилизованной страною, в сравнении с прежним временем; самые удобства походной жизни и доставляемые правительством средства теперь улучшены, численность войска громадно увеличена. Ермолов первый выхлопотал, чтобы солдатам, расположенным по берегам Черного и Каспийского морей и в Тифлисе, отпускать для улучшения пищи по 20 копеек сер. в месяц на человека: в первых местностях — по нездоровому климату, в последней — по дороговизне припасов, — и это считалось большой милостью. В походах пользовались отбитым у неприятеля скотом, а когда этого не было, то на «нет и суда нет»; только в персидскую кампанию начали правильно отпускать солдатам, три раза в неделю, по полу-фунту мяса и два раза водку, за то уменьшили порцию сухарей; капитанам давались тоже с персидской кампании рационы; остальные офицеры довольствовались фунтом мяса в день и солдатским пайком, так как прежде доводилось им голодать более солдат — по невозможности что-нибудь достать вследствие удаления жителей или пустынной местности. Солдатские палатки офицерам давались не всегда — все зависело от расположения полкового командира. На Араксе и урочище Карабаби отряд стоял более 2-х месяцев в самой нездоровой местности, и терпел во всем большой недостаток — даже чаю и сахара не было; сам Паскевич платил по 100 руб. ассиг. за пуд сахара — цена по тогдашнему огромная; офицеры придумали спекуляцию следующего рода: играли в карты на чай и сахар, — выигравший должен был угощать прочих; не было даже кахетинского вина для страдавших в большинстве расстройством желудка от сильных жаров и недостаточной дурной пищи (В Гагре был таков случай: как сухопутного сообщения с Сухумом гарнизон не имел, и ехавший в нему с провизией и вином маркитант на лодке был захвачен черкесами, то солдаты, во избежание, по возможности, цинготной болезни, в продолжение всего великого поста, вместо водки, пили воду, настоянную стручковым перцем; хотя брандвахтенные суда в Сухуме обязаны в две недели навещать Гагры, но этого по бурной погоде и дурному рейду два месяца не делалось, и гарнизон терпел во всем большой недостаток. — прим. автора.).

От Эривани до Нахичевани, в долине Аракса, летом не бывает дождей, и превосходно родящаяся здесь пшеница, поливается из искусственно проведенных с гор канав, — знойный воздух удушлив был даже по ночам, термометр показывал до 40° в тени. И мы безостановочно в это время шли вперед, чтобы взять близ Нахичевани ничтожную крепость на Араксе, Аббас-Абад, которую построить могло только невежество английского инженера, так как возле лежащие за рекою горы совершенно ей командуют. В скоте упряжном под арбами и порционом открылись болезни и падеж, и этот-то скот выдавали нам в порцию; если выданные бараны не были зарезаны в один день, то часть их на следующий день издыхала; отсталому нельзя было сбиться с дороги, потому что по обеим ее сторонам валявшийся дохлый скот служил указателем в обезлюдевшей местности. Даже лошади улан, привыкшие к холе и конюшням в военном поселении харьковской губернии, пришли в истощение. В прибывших из России войсках болезни и смертность были в больших размерах и не только от климата, но и от образа жизни, лишений и скуки, так присущих кавказскому войску, а потому в этом старом ермоловском войске если и была убыль, то сравнительно менее: оно было бодрее и на все пригоднее.

В сражении за Араксом, под Джеван-Булаком, в сильный зной, нижегородские драгуны сделали две блестящие атаки на огромное скопище персидской кавалерии, посаженной на славных жеребцах (В Персии меринов нет — считается грехом легчить жеребцов, — человека сделать евнухом, — дело другое — пояснил старик. — прим. автора.), и разбили ее наголову, — уланы же на своих исхудалых лошадях действовали не столь успешно.

Мы помним шутки тифлисских жителей над нашими драгунами, когда вступили в Тифлис уланы на прекрасных лошадях, в красивой невиданной дотоле форме. Тогда как лошади нижегородцев горской и донской породы, ходившие почти круглый год на пастбище по Алазани, из экономии полкового командира, привыкшие к непогодам и жаре, мало порченные манежной ездой, с виду невзрачные и потому забракованные при приеме полка новым командиром, — эти забракованные лошади превосходно исполнили службу не только в персидскую, но и во всю турецкую кампанию, почти не видя конюшен.

Обмер-квартирмейстер корпуса Коцебу (брат нынешнего варшавского генерал-губернатора) в своих заметках о ходе кампании, по обязанности своего звания, изложил генерал-квартирмейстеру главного штаба о несвоевременном поспешном движении к Нахичевани в средине знойного лета, и находил, что план Ермолову — расположить на лето действующий корпус на возвышенной плоскости Баш-Абарани, близь наших границ, был рацональнее, — в местности здоровой, изобильной лугами, куда, по близости наших границ, продовольствие доставлять было удобно: надобно было поставить только наблюдательный отряд близь Эривани, для чего и был назначен генерал Красовский. Но непогрешимость Паскевича в Петербурге тогда уже была признана — и бедный Коцебу лишился своей должности.

Между тем Паскевич понял, что Ермолов оставил ему надежное наследство, что в кавказскому солдату нельзя применять мерку других войск, что его стоит беречь на черный день, несмотря на то, что он с виду не так казист и выглажен, за что Паскевич сначала сердился на него и говорил, что «ему стыдно показать ей неприятелю». Паскевич между тем досадовал, что оставшийся после него администратором в Грузии Синягин — задает в Тифлисе пиры при пушечной пальбе по случаю наших побед, но не присылает в отряд припасов, для жизни необходимых и бывших в Грузии в изобилии и дешевизне, — охотников же маркитантов можно было найти много — как после показала турецкая кампания.

Паскевич вдруг изменился в обращении: с войском сделался ласков и снял с него опалу. Такое выражение мне показалось странным, а потому спросил его — какая же могла быть на вас опала.

— Да за службу при Ермолове, — отвечал он. — Это что такое?

— Да так было, — продолжал рассказчик. Надобно знать, что Ермолов любимец Александра 1-го и друг брата его Константина, благодушный начальник для своих подчиненных, умел привязать их к себе, хотя, правду сказать, на награды был не очень щедр: наговорит бывало кучу любезностей, расхвалит в приказе по корпусу, много обещает — мало дает, — мы и тем были довольны. У него чины подполковника и полковника были заветное дело: кроме храбрости и усердия, много надобно было иметь личных способностей, чтобы заслужить эти чины.

Начиная с Цицианова, за Кавказом все должности в провинциях и так называемых дистанциях занимались почти одними военными, с названием комендантов или окружных начальников, — но эти административные личности, получая по-тогдашнему хорошее содержание, очень туго шли при Ермолове в высшие штаб-офицерские чины, хотя он раздавал должности с разборчивостью; что такое — говорил Ермолов — письменный полковник, или полковник от швальни, от казарм? От военного строя он отстал, а доживет до очереди в генералы — будет мало способен занимать высшие гражданские и военные должности, и за что таким людям привилегия пред статскими. Неуместное высокочиние — говорил он — даже вредно государственному строю и самым финансам; для посредственности, даже порядочной, довольно посредственного положения в обществе и службе, и никак не должно чередовать ее с талантливой личностью или замечательным подвигом и осмысленным трудом.

— Да-с, — продолжал старик, — хороший начальник с подчиненными, Ермолов был не уступчив и шероховат в сношениях с высшими сановниками, резко писал и говорил им свои убеждения, шедшие нередко в разрез с петербургскими взглядами; а сарказм его, на которое он был большой мастер, говоренные всегда во всеуслышание, задевали иногда за живое сильных мира сего. За семеновскую историю он бранил Васильчикова, давшего ей такой печальный исход; про одно важное лицо — меттерпиховскую креатуру — он раз по одному случаю написал в Петербург: «только враг отечества мог присоветовать такую меру!» будто не зная виновника этой меры.

Но обстоятельства вдруг неожиданно переменились, и над неуязвимым до того Ермоловым начала собираться грозная туча. Стало распространяться мнение, будто ермоловская слава, в которую до того веровали — только славны бубны за горами, — что в управлении его много произвола, министерских предписаний или предложений редко слушается, на составленные в Петербурге проекты по Кавказу, пишет резкие возражения, а военные его подвига — сущий дым: с нестройною толпой полудиких горцев всегда легко можно справиться! В доказательство приводили, что он унимает и держит их в страхе при помощи такого запущенного и плохо обученного войска, как кавказские солдаты, — что окружил себя слепо преданными людьми как в гражданском, так и военном управлении, которые трубят про его славу и делают между тем большие злоупотреблении.

В это время, в начале 1826 года, приехал в Грузию из Петербурга офицерик для выбора из полков солдат в гвардию. Вскормленный на шагистике и тонкой выправке вахтпарадов, офицерик этот приходил в ужас и негодование от тифлисских разводов — и вследствие того со чинил карикатуру на кавказского солдата; она имела такой ход, что была получена Ермоловым из Петербурга в конверте от неизвестного лица. Карикатура изображала солдата в изодранном мундире на распашку, в синих холщовых широких шароварах, заправленных в сапоги, в черкесской папахе на голове, с боку висел маленький котелок, и вместо манерки — болталась травянка (в жары хорошо сохраняющая воду, из породы тыкв).

— Позвольте при этом — с жаром воскликнул старик — перенестись на 25 лет вперед от того времени.

В 1850 году зашел я в академию художеств, посмотреть на выставку картин; вдруг на шопитре, в видном месте, вижу писанную акварелью картину — почти снимок с пресловутой карикатуры, но уже в типичном, хорошем смысле: изображался солдат в мундире на распашку, без галстука, в знакомых синих широких шароварах, запрятанных в сапоги; с боку на тесаке маленький котелок, возле травника и огниво с трубкой висели на ремне. Фон картины представлял знойный, южный день; солдат, видимо усталый от трудного перехода, облокотился на ружье, желая отдохнуть; остановясь на минуту, повесил свой черкесский папах на штык и с открытой головою «прохлаждается» под палящими лучами солнца. Можете представить мое умиление!...

(Примеч. В. А. Андреева.)

http://feb-web.ru/feb/griboed/critics/vos80/vos157.htm


КАВКАЗСКАЯ ВОЙНА (Турецкая война 1828—1829 гг.)
Василий Александрович ПОТТО

I. ОТ ВОЙНЫ К ВОЙНЕ

Еще не замолкли громы персидской войны 1826– 1828 годов, а политические обстоятельства в Европе сложились так, что сделали неизбежным для России столкновение с Турцией. В Петербурге не знали еще о славном мире, заключенном с Персией, а в Кавказский край уже летел курьер с секретными депешами о разрыве с Портой и неотложной необходимости кавказскому корпусу готовиться к новым военным действиям.

Был март 1828 года. Счастливый победитель Персии граф Паскевич Эриванский возвращался из Тавриза в Тифлис. Он ехал через Маранду в то время, как курьер, спешивший к нему навстречу, взял из Эривани направление через Карабаг, и они разминулись. Не застав главнокомандующего в Тавризе, курьер поспешил назад по следам его и нагнал Паскевича 20 марта, уже на первом ночлеге за Эриванью. Прочитав депеши, граф тотчас выехал в Тифлис, послав приказание, чтобы туда же шли все полки, возвращавшиеся из Персии.

Начиналась турецкая война...

...В одиннадцать часов утра князь Бебутов созвал в своей квартире военный совет. Собраны были начальники отдельных частей и все ротные командиры гарнизона. Послан был вопрос, следует или не следует сделать вылазку, чтобы выбить неприятеля из ближних домов и очистить наконец эспланаду. Теперь, когда городские дома образовали для турок, так сказать, род передовых укреплений, излишняя гуманность с жителями, едва не послужившая к гибели русских, была уже неуместна,– и большинство голосов на военном совете склонилось к тому, чтобы выжечь город и тем уничтожить опасное соседство осаждающих. Мнение это было уже принято, когда встал заведовавший в Ахалцихе всей артиллерией штабс-капитан Горачко и просил выслушать его заявление. “Вылазка,– сказал он,– вовсе не соответствует нашему положению. Войска при самом выходе из крепости встретят сильнейшего неприятеля и должны будут вступить в рукопашный бой на самом тесном пространстве. В случае неудачи, или придется пожертвовать всеми высланными людьми, или, спасая их, доставить туркам возможность ворваться в крепость вместе с отступающими. Прикрыть ретираду картечью и ружейным огнем, не поражая в одно и то же время своих,– нельзя. А потеря двухсот пятидесяти или трехсот солдат из тысячи ста человек гарнизона будет для нас гибельна”. Замечание это, высказанное молодым офицером с горячим убеждением, поколебало уже составившееся мнение военного совета. Члены его один за одним стали переходить на сторону Горачко – и вылазка была отменена. Решено было ограничиться только тем, чтобы заложить пустые амбразуры мешками с землей и, таким образом, устроить хоть какое-нибудь прикрытие для людей, стоявших на стенах крепости.

Совет постановил и несколько других второстепенных решений. Из сотни пушек, составлявших крепостную артиллерию, двадцать, большого турецкого калибра, отделены были в цитадель; над главными крепостными воротами положено было устроить особую батарею из двенадцати пушек и четырех мортир, а остальные орудия разместить по разным местам крепостной стены и на бастионах. Штабс-капитан Горачко заведовал всей артиллерией; поручик Круглов командовал в цитадели; поручик Андреев (Херсонского полка) – батареей над главными воротами; тыльные батареи поручены были в ведение подпоручика Рентеля и провиантского чиновника князя Гедройца – последнее назначение уже указывает на то, как велик был недостаток офицеров в крепости. Так прошел первый день осады; ночью турки сделали несколько завалов против главных ворот, но ничего решительного не предпринимали. Поутру двадцать первого февраля отряды их заняли все дороги, ведущие в Ахалцихе со стороны Ацхура, Хертвиса, Ахалкалак и Ардагана. Крепость была обложена так тесно, что с этого времени в продолжении двенадцати дней осады, ни один лазутчик не мог проникнуть в нее, и гарнизон во все это время решительно не знал о мерах, предпринятых для его освобождения. Известно было только, что брат Ахмет-паши, Авди-бек, со значительными силами занял Боржомское ущелье и что сообщение с Грузией прервано.

Томительно тянулась осада...

...С рассвета до ночи пальба с обеих сторон не прекращалась. Только батарея, устроенная над крепостными воротами, стреляла редко; в четыре дня там уже переменилось два комплекта прислуги, и ее вынуждены были заменить пехотными солдатами. Вообще, самая тяжелая служба и самые большие потери выпали на долю артиллеристов. Прицельные выстрелы с высот били в амбразуры почти наверняка, а с неуклюжими лафетами турецких пушек было так много хлопот, что артиллеристам приходилось стоять почти открытыми. Поручики Круглов, Андреев и князь Гедройц были уже ранены, и их заменить было некем.

Потеря начальников не ослабляла, однако, мужества артиллеристов. Благодарная память товарищей сохранила нам скромное имя простого бомбардира Мишустина, который в эти тяжелые дни был истинным утешением целого гарнизона.

Мишустин был старый солдат, видавший на своем веку всякие виды, ходивший за Дунай еще с Михельсоном и Прозоровским. Он знал много таких рассказов, от которых в самые трудные минуты все разражались гомерическим смехом, и около Мишустина всегда можно было видеть группы суровых солдат, приходивших, что называется, отвести свою душу. Стрелял он из мортиры с удивительной меткостью, почти без промаха, и по расчету, ему одному известному. На минарете всегда сидел дежурный казак, извещавший о сборах неприятеля в том или другом месте города. Мишустин посмотрит бывало в амбразуру по указанному казаком направлению, немножко подумает, сойдет с валганга на мортирную платформу, не торопясь насыплет в камеру горстью, смотря по расстоянию порох,– и снаряд ляжет именно там, где надобно. Как истинный артиллерист, воспитанный на бомбах и картечи, Мишустин с презрением смотрел на ружейные пули. Когда ранили поручика Андреева, он первый подбежал к нему со своеобразным утешением: “Не беспокойтесь, ваше благородие, это пустяки – пуля; вот если бы вас хватило ядром – ну, дело было бы другое...”

Бебутов понимал значение подобных солдат в их собственных кружках и, обходя батареи, всегда говорил Мишустину приветливое слово.

Случайно или с целью, но Мишустин поставлен был на самое опасное место – к мортирам над крепостными воротами. А этой батарее, между тем, особенно несчастливилось. Помимо большой потери в людях от неприятельских выстрелов, ей грозила опасность еще и взлететь на воздух. С первой ночи уже солдаты слышали глухой стук под воротами, и стали говорить, что широкий подземный водопровод для фонтана может послужить готовой галереей для закладки мины. При дневном шуме и постоянной пальбе подземная работа была не слышна, но в тишине ночи, когда канонада умолкала, подземный стук слышался совершенно ясно. Так прошло несколько дней; и вот раз в сумерках один армянин пробрался к крепости и по данному знаку его на веревках перетащили через стену. Он объявил князю по секрету, что под верхние ворота подложена мина, которую в полночь турки взорвут, и затем бросятся на штурм; что с этой целью турецкие колонны уже стянуты за ближние строения, и в то время, когда одни пойдут на приступ, другие сильным огнем будут очищать им путь через стены. Не желая преждевременно обескуражить гарнизон, князь передал это известие только раненому поручику Андрееву, приказав соблюдать особенную осторожность. Между тем, в ожидании взрыва, с батареи свезли четыре русские пушки, оставив на ней только одни турецкие; прислугу при орудиях уменьшили наполовину; пехотное прикрытие сняли совсем. Томительно тянулись длинные часы ожидания для людей , которым предстояло сделаться неминуемыми жертвами взрыва. “Положение мое,– рассказывает Андреев,– было неутешительное. В глухую полночь что-то действительно зашевелилось перед воротами, и два-три выстрела грянули из ближних домов. Я велел ответить из двух орудий, желая показать, что мы не дремлем. Потом, чутко напрягая слух, я не мог ничего различить, кроме зловещего стука под ногами. Было уже два часа ночи, а обещанного взрыва все не было; не было слышно и никакого шума, показывавшего передвижение неприятельских войск. Снег падал мокрыми хлопьями; кругом – мертвая тишина. Наконец, часа в три ночи, я прилег к лафету и незаметно для себя впал в забытье. Когда я очнулся, бледный свет занимающейся зари уже разлился по небосклону, мои артиллеристы дремали; вблизи часовой, облокотясь на ружье, смотрел в амбразуру...”

Так прошла страшная ночь...

http://lib.rus.ec/b/166910/read

"Безопасность полетов начинается на земле!"
Бывший авиамеханик, ныне - Поручик запаса.
Спасибо: 2 
Профиль
Admin
Старший лейтенант




Сообщение: 181
Настроение: Боевое
Зарегистрирован: 01.02.10
Откуда: Россия, Москва
ссылка на сообщение  Отправлено: 23.06.10 14:05. Заголовок: П.Е. Заболотский. По..


П.Е. Заболотский. Портрет унтер-офицера лейб-гвардии Московского полка Андреева. 1836



В 1830-1840-х гг. появляется ряд портретов, создающих образ солдата - выходца из народа, обреченного на нелегкую военную долю. Таков портрет унтер-офицера 2-й гренадерской роты гвардейского Московского полка Андреева, изображающий, в отличие от образцовой картинки - таблицы форм, не молодцеватого военного, а заслуженного старого человека, у которого нет другого пристанища, кроме казармы. На груди Андреева медали в память Отечественной войны 1812 г. за взятие Парижа и за участие в польской кампании 1831 г. На левом рукаве нашиты шевроны из тесьмы и галуна, свидетельствующие о солидном возрасте изображеного и о том, что он давно мог бы уйти в отставку (ему около шестидесяти лет от роду). Одет ветеран в летнюю строевую походную форму: лацкан на мундире не отвернут, на лежащем справа кивере надет чехол с обозначением 2-й гренадерской роты. Рядом с Андреевым - походный ранец с манеркой. На лице и в позе - печать усталости.

http://www.warstar.info/glinka_russky_army_kostjum/albom_glinka_3.html

КТО ПОСЛУЖИЛ ПРОТОТИПАМИ ГЕРОЕВ СТИХОТВОРЕНИЯ “БОРОДИНО”?

Удивительно, но ученые почти наверняка «вычислили» прототип «дяди» – старого солдата, от лица которого ведется повествование о Бородинской битве. Это унтер-офицер лейб-гвардии Литовского (затем Московского) пехотного полка Андреев. Лермонтов хорошо знал этого человека. В 1836 году, когда художник П. Заболотский писал портрет ветерана, исполняя заказ к грядущему 25-летию Отечественной войны 1812 года, Михаил Юрьевич брал уроки живописи у этого художника и часто посещал его мастерскую.

Здесь-то и состоялось знакомство поэта со старым солдатом. Андрееву нравился любознательный лейб-гусарский корнет, уважительно называвший его дядей, и он с явным удовольствием делится с поэтом своими воспоминаниями о «дне Бородина». А вспомнить ветерану, конечно же, было что. Например, как насмерть стояли «литовцы» в каре (построение пехоты в форме квадрата для круговой обороны) на высоте у Семеновского ручья, отражая атаки «улан с пестрыми значками и драгун с конскими хвостами» Как подполковник Тимофеев растянул фронт своего батальона, расставив взводы не в три, как было принято, а в две шеренги, и, создав тем самым у неприятеля иллюзию размещения у Семеновского крупной воинской части, приостановил наступление французов. И как, несомый солдатами на ружьях, вел их в атаку на захваченную было врагами высоту смертельно раненый подполковник Шварц, не пожелавший покинуть поле боя. Эти рассказы старого унтера и вдохновили Лермонтова на создание одного из лучших его произведений, ставшего гимном мужеству русского солдата.

Но какие бы подвиги ни совершали «литовцы» в Бородинском бою, Лермонтов считал, что судьба сражения решалась не у села Семеновского, а на Курганной высоте, в центре русской позиции. Именно туда «отправил» он «дядю» Андреева отражать атаки французов, превратив его из пехотинца в артиллериста. И именно там, как свидетельствовали участники боя, прогремел ставший известным всей России яростный призыв, выраженный Лермонтовым просто и ясно:

«Ребята, не Москва ль за нами? Умремте ж под Москвой..

http://sch1262.ru/lermontov/101.html



"Безопасность полетов начинается на земле!"
Бывший авиамеханик, ныне - Поручик запаса.
Спасибо: 2 
Профиль
Admin
Старший лейтенант




Сообщение: 182
Настроение: Боевое
Зарегистрирован: 01.02.10
Откуда: Россия, Москва
ссылка на сообщение  Отправлено: 23.06.10 17:17. Заголовок: Севастополь 1854-185..


Русско-турецкие войны

Андреев Алексей Сидорович


Офицером с 1814. Служил по армейской пехоте. Полковник с 1832, генерал-майор с 1848. Участник Русско-турецкой войны 1828—1829. Командир 3-й учебной бригады военных кантонистов. На службе по 1857. Золотое оружие (1828). КАВАЛЕР СВ. ГЕОРГИЯ 4-го класса [выслуга] (1.XII.1835)


Андреев, Дмитрий Дмитриевич. Юнкер 3-го драгунского Новороссийского полка. В 1828 году произведен в Прапорщики сего полка. 14 сентября 1828 года в чине Поручика убит в сражении с турками при селении Бойялешты.

http://www.petergen.com/publ/novr3drp2.shtml


СПИСОК
нижним чинам 92 пехотного Печорского полка,
получившим Знак отличия Военного Ордена
за польскую компанию 1831 года.


765; Андреев Филипп; Фельдфебель; За отличия в сражениях на Гроховских полях 7, 8 и 13 февраля 1831 года, а именно за бой 7-го февраля.
...................................
58783; Андреев Георгий; Унтер-офицер; За отличия в сражениях на Гроховских полях 7, 8 и 13 февраля 1831 года, а именно за бой 7-го февраля.
...................................
60125; Андреев Фока; Рядовой; За отличную храбрость, оказанную в сражении 14-го апреля 1831 года при г. Минск
...................................
60981; Андреев Сидор; Рядовой; За отличие в сражении при Остроленке 14 мая 1831 года.
...................................
http://kdkv.narod.ru/92/92polk-ZOVO-1831.htm


СПИСОК
генералу, штаб и обер-офицерам драгунского его королевского высочества наследного принца Виртембергского полка убитым, раненым и контуженным в сражении с турками 24-го июля, 1854 года.

...
Штабс-капитан Василий Андреев. Сильно контужен пулей в правую ногу.
...
Приложения к статье из "Нижегородского драгуна"


Восточная война 1853-1856 годов Соч. М.И. Богдановича

Глава XXII. Первое бомбардирование Севастополя.

...На батарее № 10-го, орудия, несмотря на частое их смачивание, до того разгорячились, что комендант батареи, капитан-лейтенант Андреев был принужден приостановить на время пальбу, в 4 часа пополудни. С нашей стороны, наблюдая с 7-го бастиона за ходом дела при дыме сухопутной и морской канонады, нельзя было видеть, что делалось на батарее, и сообщение с нею было прервано тысячами снарядов, падавших на пространстве между морем и 6-м бастионом. Несколько охотников вызвались доставить о ней сведения, но сам Нахимов долго не решался посылать их на верную гибель. Все считали батарею совершенно разрушенною, но в сумерки возвратился оттуда посланный, с 40 матросами в подкрепление прислуги орудий, адмиралом Нахимовым, лейтенант Троицкий, который, к общему удивлению, донес, что батарея потерпела весьма незначительные повреждения и понесла ничтожный урон в людях...

http://adjudant.ru/crimea/bogdan22.htm

Чины флота и морского ведомства из "Петербургского некрополя". Составитель В. И. Саитов. СПБ. 1912-1913.
...
Андреев Александр Александрович. вице-адмирал (19.8.1825-5.11.1880). Новодевичий монастырь. Далее Н.м.
Андреев Александр Николаевич. вице-адмирал (19.8. 1821-5.11. 1880). Н.м. (много совпадений, но так по тексту С.)
...
http://kortic.borda.ru/?1-19-30-00000038-000-0-0


Андреев Александр Николаевич
(1821—1880) — русский адмирал



...С мая 1854 г. капитан-лейтенант 39-го флотского экипажа Андреев командовал приморской батареей №10, расположенной на Южной стороне города, при входе в Севастопольскую бухту. Состоял в гарнизоне Севастополя с 13 сентября 1854 г. Особо отличился во время 1-й бомбардировки города 5 октября 1854 г., "когда севастопольские приморские батареи были атакованы сильным англо-французским флотом, производившим самый убийственный огонь по нашим батареям в продолжении 6 часов". Батарея №10 не только уцелела, но и нанесла повреждения нескольким судам противника. Кроме того, 7-го октября 1854 г. огнем ее орудий был взрован пороховой погреб французской батареи на Херсонесских высотах. Получив донесение кн.Меншикова об отражении Первой бомбардировки 11 октября 1854 г., император Николай I написал ему в письме: "...Чисто непонятно мне, как батарея № 10-го могла уцелеть. Думаю, что командир ее заслужил Георгия 4. Вели собрать при досуге Думу и определи, кому справедливо дать". По решению Походной Думы Георгиевских кавалеров от 15 ноября 1854 г. Меншиков наградил Андреева орденом Св.Георгия 4-й ст. , что было подтверждено Высочайшим указом от 20 ноября "в воздаяние за отличную храбрость, оказанную им в сражении при бомбардировании вверенной ему батареи англо-французами с флота и траншейных батарей". 24-го мая Александр Николаевич оставил батарею по болезни; в июне за отличие при обороне произведен в капитаны 2-го ранга. 26-го июня 1855 г. вернулся на свое место, однако 14-го июля был назначен помощником начальника 4-го отд. оборонительной линии, а 6-го августа - помощником начальника 3-го отд. капитана 1-го ранга М.А.Перелешина. В самом конце обороны снова назначен командиром батареи №10...

http://ru.wikipedia.org/wiki/Андреев,_Александр_Николаевич


Андреев Николай Николаевич (1824 - 1888) — вице-адмирал.

Происходя из дворян Екатеринославской губернии, он, по окончании курса в морском кадетском корпусе и состоявших при нем офицерских классах, поступил в 1846 году лейтенантом в черноморский флот, и до начала Крымской войны беспрерывно плавал на разных судах этого флота. В рядах славных защитников Севастополя Андреев пробыл 11 месяцев на бастионах и полгода комендантом укрепления, оборонявшего северную сторону города. За это время он удостоился получить чин капитан-лейтенанта и два ордена. По окончании Крымской войны, Андреев получил в командование пароход "Андия", а потом, построенную под его наблюдением в Англии, шхуну "Пицунда", которую привел в Черное море и плавал на ней у Кавказских берегов. Командуя затем корветом "Рында", Андреев совершил кругосветное плавание, после чего плавал два года в Средиземном море, командуя фрегатом "Олег"; по возвращении он был назначен командиром винтового корабля "Цесаревич". С 1871 года в течение 10 лет, в эпоху возрождения черноморского флота и усиленной деятельности по случаю новой войны с Турциею, Андреев занимал должность капитана над портом в Николаеве, а с 1886 года до кончины, в чине вице-адмирала, состоял начальником главного управления кораблестроения и снабжения и председателем комитета добровольного флота, причем несколько раз временно исправлял должность начальника главного морского штаба и управляющего морским министерством. Служба Андреева как на флоте, так и в администрации доставила ему в среде сослуживцев глубокое уважение и репутацию хорошего моряка и безусловно честного человека, строго относившегося к служебному долгу и ревностно заботившегося о пользах флота и интересах казны. Изучив до тонкости, во время 15-летнего командования судами, все потребности морской службы, он, потом, занимая важные хозяйственные должности, умел отличать действительные надобности от прихотей, и, ограничивая последние, никогда не отказывал в первых. Высшею наградою Андреева был орден св. Александра Невского, полученный им в 1887 году.

http://www.biografija.ru/show_bio.aspx?id=3496


Андреев. Прапорщик 63-го пехотного Углицкого полка. 19 июля 1856 года утвержден в чине Прапорщика произведенный из Юнкеров сего полка Главнокомандующим Генерал-адъютантом Князем Горчаковым 1-м за отличие в войну в 1855 году со старшинством с 27 августа 1855 года.

http://www.petergen.com/publ/uglic63pp4.shtml


НЕКРОПОЛЬ СЕВАСТОПОЛЯ
Братское кладбище Северной стороны
.........................................
АНДРЕЕВ АНДРЕЙ МИХАЙЛОВИЧ - капитан Тарутинского егерского полка, командир роты 6 - го стрелкового батальона. Участник всех сражений полка, начиная с Альминского боя. Убит в ночь с 10 на 11 мая 1855 года, похорон на Братском кладбище Северной стороны Севастополя.
............................................
http://www.pravda-nn.ru/archive/number:418/article:6257/

НЕКРОПОЛЬ СИМФЕРОПОЛЯ
Старое христианское кладбище в Симферополе
...
Андреев Яков Андреевич (ум. 29.10.1854)
— капитан, командир 4-й роты 6-го стрелкового батальона.
24.10.1854 в Инкерманском сражении ранен в обе ноги ниже голени. Умер 29.10.1854 в Симферопольском военно-сухопутном госпитале.
Исключен из списков 9.12.1854.
Был похоронен на Старом городском христианском кладбище в Симферополе. Эпитафия (по Маркевичу): «На сем месте погребен 6 стрелкового батальона капитан Як. Андр. Андреев, умерший от ран, полученных в сражении 24 окт. 1854 года». Могила и памятник не сохранились.
Увековечен в храме Св. Николая в Севастополе.
РГВИА. Ф.9196. Оп. 3/246. Св. 2. Д. 13. Л. 44, 156; Высочайший приказ по Военному ведомству о чинах военных от 9.12.1854; Маркевич Арс. И. Некрополь Симферополя: Старое христианское кладбище в Симферополе // ИТУАК. — 1918. — №55. — С.337.

Андреев-2-й Александр (1831/2 — ум. 4.11.1855)
— подпоручик 17-го Егерского генерал-адъютанта князя Горчакова (Брянского) полка.
19.08.1855 награжден орденом Св. Анны 4-й ст. с надписью «За храбрость» за отличие при обороне Севастополя. Умер от ран в Симферопольском военно-сухопутном госпитале 4.11.1855. Был похоронен на Старом городском христианском кладбище.
Исключен из списков 5.02.1856.
Эпитафия (по Маркевичу): «Здесь погребено тело подпоручика Егерского генерал-адъютанта князя Горчакова полка Александра Андреева, умершего от раны ноября 4 дня 1855 г., на 24 г. от роду». Могила и памятник не сохранились.
Увековечен в храме Св. Николая в Севастополе.
РГВИА. Ф.9196. Оп.3/248. Св.3. Д. 13. Л. 3, 3 об.; Высочайший приказ по Военному ведомству о чинах военных от 5. 02. 1856.; Приказ по Южной армии и военно-сухопутным и морским силам в Крыму №526 от 19.08.1855;.Маркевич Арс. И. Некрополь Симферополя: Старое христианское кладбище в Симферополе // ИТУАК. — 1918. — №55. — С.337.
...
http://old.commonuments.crimea-portal.gov.ua/rus/index.php?v=1&tek=86&par=74&l=&art=297

Братское кладбище храма Святого Николая — общий памятник павшим воинам, защищавшим Севастополь в 1854-55гг.
Захоронения на левой стороне.

Михайлов Михайлов - штабс-капитан, Андреев - поручик, Лучич — подпоручик и Губчич — юнкер, офицеры Подольского егерского полка. В ночь с 10 на 11 мая 1855 года, в бою за ложементы впереди пятого и шестого бастионов, подпоручик Лучич и юнкер Губчич были убиты, а поручик Андреев и штабс-капитан Михайлов получили смертельное ранение и скончались. Похоронены в братской могиле. Надгробный памятник в виде прямоугольника из белого мрамора, квадратного в плане, со сложнопрофилированным карнизом. Установлен на многоступенчатом цоколе. Навершие представляло собой искусственно обломанную колонну (символ печали), ныне утраченную. Верхняя часть прямоугольника украшена художественной резьбой, мемориальный текст на лицевой стороне надгробия в ложной эдикуле.

http://www.hram-flot.narod.ru/nagrlevst.html



Севастопольский Михайловский равелин или Михайловская батарея находится на северном берегу Севастопольской бухты, активно формирует морской фасад Севастополя. Как и Константиновская, сооружена на месте бывшей земляной батареи для защиты бухты. План укреплений крепости, в том числе и Михайловской батареи (равелина), разработал в 1834 году командированный в Севастополь инженер-полковник Карл Иванович Бюрно. Его проект был доработан инженер-полковником Фелькерзамом, который с 1843 года занимался её строительством, позже его сменил инженер-полковник, впоследствии генерал-лейтенант, Павловский.
Строилась она из известняка, добываемого в каменоломнях Килен-балки. В 1846 году основные строительные работы были завершены. Представляет собой П-образный в плане двухъярусный объём, состоящий из центрального корпуса и боковых крыльев, расположенных к нему под углом в 100 градусов. Длина батареи (равелина) 205 метров (с флангами), толщина наружной стены 1,8 метра. В тыловой части (горжи) имелась оборонительная стена со рвом. К внутренним углам дворовых фасадов примыкали две 3-ярусные башни-барбеты с амбразурами (сохранилась только одна). На батарее построили две ядрокалильные печи для 24-фунтовых ядер. Планировка внутренних помещений для личного состава батареи анфиладная, смежные казематы на обоих ярусах связаны между собой коридором. Интерьеры батареи, несмотря на значительные утраты и перестройки, в основном и ныне сохранили свой первозданный вид.
На её вооружении накануне Крымской войны находилось 77 орудий, из них по рейду могли вести огонь 64, угол обстрела составлял 50 градусов. В 1854-1855 годах батареей командовал капитан-лейтенант Николай [Николаевич] Андреев, но в боевых действиях она участие практически не принимала, её казематы использовались для размещения раненых. После Крымской войны форт превратили в складское помещение, затем для размещения частей Севастопольской крепостной артиллерии...

http://www.krim.biz.ua/sevastopol-33-foto.html



Денисов А.П., Перечнев Ю. Г. Русская береговая артиллерия (Исторический очерк). — М.: Воениздат, 1956. — 232 с.

...Наряду с созданием и усовершенствованием 3-пудовой бомбовой пушки русские ученые артиллеристы [86] в середине XIX века разработали проекты новых орудий с еще более высокими тактико-техническими данными, предназначенными для стрельбы по морскому противнику с больших дистанций. В 1854 году генерал Баумгарт сконструировал 60-фунтовую береговую пушку в двух вариантах (длина ствола 15 и 15,5 калибров). Однако испытания показали недостаточную прочность этих орудий, обнаружились и другие дефекты{103}. Тогда за проектирование такой же пушки взялся талантливый ученый-артиллерист Н. В. Маиевский.

Его пушка, спроектированная на основе глубоких научных исследований и многочисленных опытов, представляла собой наиболее совершенное орудие последнего периода гладкоствольной артиллерии, превосходившее своими тактико-техническими данными береговые орудия стран Западной Европы. Орудие Маиевского отличалось большой прочностью (отлито из стали), имело большую начальную скорость и дальность полета снаряда, хорошую кучность стрельбы. Вначале 3-пудовая бомбовая пушка и 60-фунтовая пушка Маиевского устанавливались на деревянных лафетах, так как металлический лафет Венгловского не был рассчитан на эти орудия. В дальнейшем [87] Андреев и другие русские конструкторы создали цельнометаллические лафеты для этих орудий. В 1857–1860 годах лафеты прошли испытания и были приняты на вооружение{104}...



...Первые железные лафеты в России появились еще в XVIII веке, значительно раньше нарезных орудий. Однако в то время они не получили широкого распространения. Сдвиг наметился в 60–70-х годах XIX века. В 1862 году Артиллерийский комитет спроектировал лафеты из котельного железа для 3-пудовых бомбовых и 60-фунтовых пушек. Для установки орудий этого же калибра в казематах применялись железные лафеты системы Андреева. Новые лафеты позволяли увеличивать углы возвышения, отчего дальность стрельбы гладкоствольных орудий стала значительно больше...

http://rufort.info/library/denisov-perechn/denisov-perechn.html


Продолжение здесь: Дела наших предков - История нашей Родины (продолжение)

"Безопасность полетов начинается на земле!"
Бывший авиамеханик, ныне - Поручик запаса.
Спасибо: 1 
Профиль
Тему читают:
- участник сейчас на форуме
- участник вне форума
Все даты в формате GMT  3 час. Хитов сегодня: 151
Права: смайлы да, картинки да, шрифты нет, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация откл, правка нет



Создай свой форум на сервисе Borda.ru
Форум находится на 65 месте в рейтинге
Текстовая версия

Наш чат:


Наши партнеры:

Форум авиатехников

tof.2bb.ru Пограничник

Forumavia.ru Форумы на Airforce.ru

ArmyRus.ru Bigler.ru

Aviation in local war ФОРУМ ВЕРТОЛЕТЧИКОВ

Locations of visitors to this page

Посетители сегодня:

counter map