Нашему Форуму - 12 лет!

Поздравляем со 105-й годовщиной первого массового набора в ШМАС!

"В самом начале войны, 19 сентября 1914 года, в Гатчинскую авиционную школу прибыло 1130 молодых солдат для обучения наземным авиационным специальностям, поскольку в авиационных отрядах и ротах, выполнявших боевую деятельность, стало не до обучения младших авиационных специалистов. Прибывшие были разбиты на 5 рот, и, получив необходимые знания, в том же году отправились на фронт в авиационные части..."


АвторСообщение
Старший лейтенант




Сообщение: 1374
Настроение: боевое
Зарегистрирован: 18.09.08
Откуда: Россия, Москва
ссылка на сообщение  Отправлено: 20.11.09 15:36. Заголовок: Дела наших предков - История нашей Родины (продолжение 3)


Без прошлого нет будущего!

Узнай тайну своей фамилии.

На волне модной сейчас темы о своей родословной этой фразой вас заманивают на множество сайтов, где за деньги вам предлагают узнать историю возникновения вашей фамилии, провести генеалогические исследования вашего рода. Вы должны послать с вашего мобильного телефона СМС с определенным кодом на определенный номер. А взамен вы получите красочно или простенько оформленный (взависимости от стоимости услуги) диплом с вашей фамилией весьма скудного содержания...

Сам не раз из любопытства обращался на подобные сайты, в надежде, что может быть вот тут-то будет что-нибудь серьезное, но везде...
- Полный РАЗВОД!!!

Создается впечатление, что подобные "ученые" не удосуживаются даже правильно сформулировать запросы в интернет-поисковиках с целью получения более существенной информации о вашей фамилии.

Не верите? Посмотрите на сайт РОДОВОД! Там я опубликовал две статьи о фамилиях моих родственников по отцовской и материнской линиям из собранной мною информации только из открытых источников, т.е. - ИНТЕРНЕТа!!!

Андреевы на Родоводе (все собрано мной, кроме раздела 3 "Родовые линии Франции, Италии, Португалии")

Мироновы на Родоводе

В генеалогическом проекте «Родовод» вы можете не только составить своё родословное дерево, но и познакомиться с происхождением семейных родов, а при желании ознакомиться с общей историей и некоторыми особенностями фамилии.

Советская власть сделала все, чтобы стереть память граждан о своих предках. Стало модным пролетарское происхождение, что ты из семьи рабочих или бедных крестьян. За одно упоминание о принадлежности даже к зажиточным крестьянам, не говоря уже других сословиях, можно было угодить в лагеря...Вот и я, кроме своих дедов да бабок, никого из старших поколений не знаю, где родились, кем они были, как и где жили...

Собирая подчас очень короткие сведения об своих однофамильцах и, возможно, родственниках, проникаешься духом тех времен, начинаешь тоньше понимать, о чем они думали, чем жили, что делали и поневоле... гордиться ими!

Познай историю Родины через дела своих предков и их однофамильцев!!!

Будь достойным продолжателем их славных дел!!!

Начало здесь:
Дела наших предков - История нашей Родины

А продолжение здесь:


Дела наших предков - История нашей Родины (продолжение 1)

Дела наших предков - История нашей Родины (продолжение 2)


"Безопасность полетов начинается на земле!"
Бывший авиамеханик, ныне - Поручик запаса.
Спасибо: 12 
ПрофильЦитата Ответить
Ответов - 167 , стр: 1 2 3 4 5 6 All [только новые]


Старший лейтенант




Сообщение: 579
Настроение: Боевое
Зарегистрирован: 01.02.10
Откуда: Россия, Москва
ссылка на сообщение  Отправлено: 01.12.11 09:15. Заголовок: Жихарев Степан Петро..


Жихарев Степан Петрович

Записки современника


Дневник чиновника


Москва. 25 августа 1806 г., суббота.

Я в Москве с 16 числа. Меня протурили из Липецка по разным делам, а признаюсь, грустно было оставить милый городок, с которым соединено столько приятных воспоминаний; mais le devoir avant tout {Но долг прежде всего (франц.).}. Впрочем, как ни настаивают мои покровители о скорейшем приезде в Петербург, я полагаю, что еще не скоро туда попаду. Альбини решительно хочет отвезть меня сам, и домашние мои тому рады; но Альбини прежде окончания сезона вод оставить Липецка не может, следовательно ближе октября или даже ноября я Петербурга не увижу.

И. И. Дмитриев пожалован сенатором; я ездил его поздравить и нашел у него Н. Н. Бантыш-Каменского, которому он меня рекомендовал, объявив, что я из студентов и записан уже в Иностранную коллегию. Каменский вспомнил, что видел меня в прошлом году у графа Остермана, дозволил мне приехать к себе и обещал дать рекомендательное письмо к обер-секретарю Иностранной коллегии И. К. Вестману.

Глас народа — глас божий; что говорили, то и случилось: власти в Москве другие; нового губернатора, Ланского, очень хвалят, но о генерал-губернаторе Тутолмине не говорят ничего и, кажется, его не знают. Он приехал 19-го числа и вступил в должность. Сожалеют об Александре Андреевиче, которому болезнь воспрепятствовала продолжать быть пестуном древней столицы. Я недавно только узнал, что Беклешов тоже был не главнокомандующим, а только генерал-губернатором; в чем состоит эта разница, я не понимаю; если для звания главнокомандующего нужно фельдмаршальство, то отчего же в Петербурге Вязмитинов называется главнокомандующим, когда он только полный генерал и даже в чине моложе Беклешова.

Ждут не дождутся манифеста о войне. Все умы в волнении пуще, нежели были в прошлом году. Князь Одоевский опять занял квартиру свою против ворот Почтамта, чтоб скорее получать новости.

Монета в цене возвышается: рубль ходит уже 1 р. 32 к., а червонец — 4 р. 10 к. и, говорят, будет еще дороже.

На другой день приезда был в русском театре. Давали "Купца Бота", в роли которого Плавильщиков так хорош. После комедии играли оперу "Служанка-госпожа"; вот настоящая роль С_а_н_д_у_н_о_в_о_й: ломайся себе сколько угодно, все будет хорошо; итальянские оперы по характеру ее игры и пения...


11 января 1807 года, пятница.

Вот что называется и _с_ы_т_ _и_ _п_ь_я_н. Обедал у комиссара придворной конторы А. И. Андреева, старинного знакомца нашей фамилии, которой он считает себя почему-то обязанным. Этот добрый человек, узнав обо мне, отыскал меня и затащил к себе на обед, который давал он своим сослуживцам по случаю совершившегося ему шестидесятилетия. Пир, как говорится, был на весь мир. Такую роскошь и излишество встречаю я только в другой раз в своей жизни: обед Андреева по количеству и качеству кушанья и напитков едва ли не превосходнее был обеда, данного московским Английским клубом в честь героя Багратиона. Гостей было человек до тридцати и перед каждым гостем было поставлено по бутылке шампанского вместо квасу, а венгерским и какого-то особенного рода рейнвейном обносили по два раза. Подле хозяина сидел член гоф-интендантской конторы Алексей Григорьевич Ходнев, а подле меня брат нашего драматурга Н. И. Ильина, Алексей Иванович, который служит также в конторе и которому хозяин поручил меня потчевать. Он мастерски исполнил поручение и так меня употчевал, что по окончании обеда я насилу мог подняться со стула и не помню, как очутился дома. Люди мои говорят, что меня кто-то привез, и я, не раздевшись, бросился на постель и проспал больше трех часов. Голова и теперь ходит кругом и мучит сильная жажда: хочется опять венгерского — да где его взять? Удовольствуюсь квасом: Андреев должен быть очень богат, а не богат, так тороват. Квартиру он занимает весьма небольшую в казенном доме на Захарьевской улице, но если изба не богата углами, так зато богата пирогами.

Ах, господи! что ж это такое? Нет сна и все хочется пить:

Bacchus siehe
Wie ich gluhe!
Sieh den leeren Humpen an!
Evoe Bacche! Evoe Bacche!
Humanam sequimur sortem —
Voluptas nulla post mortem!

{Вакх, смотри, как я пылаю! На пустой взгляни бокал! Эвое, Вакх! Эвое, Вакх! Мы разделяем участь людей — посмертных не будет страстей (нем. и лат.).}

Мне кажется, что я совсем одурел.


12 января, суббота.

Кажется, я вчера порядочно отличился: не ведаю, что думает обо мне амфитрион-Андреев, но знаю, что я сам о себе очень невысокого мнения. До сих пор болит голова и сам весь не свой. Для облегчения совести, я все рассказал Альбини, который, насмеявшись вдоволь моей проказе, велел мне пить зельцерскую воду: да будет она для меня водою забвения!

Хотя бы к завтраму освежиться и не упустить репетиции "Дмитрия Донского", на которую обещал меня взять Иван Афанасьевич, а там что бог даст!...


3 апреля, среда.

Вчера познакомился я у гостеприимного А. И. Андреева {Комиссар придворной конторы. См. "Дневник" 11 января.} с придворным протодьяконом, Петром Николаевичем Мысловским {П. Н. Мысловский впоследствии был ключарем, а, наконец, и протоиереем Казанского собора и в этом сане занимал некоторое время должность увещателя подсудимых. Автор "Дневника", в продолжение своего с ним знакомства, не может достаточно нахвалиться дружеским расположением этого достойного человека и обязан ему многими любопытными сведениями, не всякому доступными. Позднейшее примечание.}, и смотрителем Эрмитажа Васильем Степановичем Кислым. Пили чай с подливкою какой-то ананасной настойки и наговорились вдоволь. Мысловский знает музыку и играет на фортепьяно. Голос у него не огромный, как у прочих протодьяконов, но, в замену, он отлично образован и, кажется, недолго останется в настоящем звании, а поступит на какую-нибудь видную священническую или протопопскую вакансию. Что касается до Кислого, то этот Кислый для меня слаще сахара: звал к себе и обещал дозволить мне свободный вход в Эрмитаж во всякое время. Это будет совершенным для меня благодеянием, потому что доставит мне веселое занятие по утрам, которые до сих пор проводил я в одной коллежской болтовне о вещах не только бесполезных, но даже и не занимательных.

Толковали о некоторых придворных чинах. Я удивился, что при дворе так мало штатс-дам: их всего считается восемь, но на службе только четыре. Старшая из них, княгиня Дашкова, находится в Москве, графиня Анна Родионовна Чернышева и графиня Браницкая живут по своим деревням, а графиня Салтыкова хотя и здесь, но во дворец не ездит, потому что, по слабости нерв, не может сносить запаха помады, пудры и духов; остаются графини де Литта и Ливен, да княгини Лопухина и Наталья Петровна Голицына, единственная штатс-дама, которая возведена в это звание нынешним государем императором; княгиня Голицына, вопреки существовавшему в подобных случаях обычаю, пожалована штатc-дамою не за заслуги мужа, который был только бригадир в отставке, но за семейные свои добродетели и во внимании к общему уважению, которым она пользуется. Впрочем, она происхождения знатного: дочь графа Петра Григорьевича Чернышева, была фрейлиною еще в начале царствования императрицы Екатерины II и в свое время считалась такою красавицею, что назначена была царицею знаменитого турнира, о котором до сих пор не наговорятся старожилы, с восхищением описывая ловкость и удальство "молодцов" графов Орловых.

Андреев уверяет, что обер-гофмаршал граф Толстой до такой степени бережлив в расходах по управлению и содержанию дворца, что государь иногда смеется над ним и один раз в шутку назвал его скрягою. "Так не угодно ли будет вашему величеству поручить должность мою А. Л. Нарышкину?", — отвечал граф Толстой. Государь изволил расхохотаться...


24 мая, пятница.

Вчера переехал на новую квартиру в дом Харламова. Комнаты мои неприятны — настоящие сараи. Хозяин встретил меня с хлебом и солью, уверяя, что дешевле и удобнее квартиры я не найду для себя в целом Петербурге. В отношении к дешевизне, может быть, он и прав; но что касается до удобства — дело другое: предчувствую, что в этих сараях мне жить одному будет тошно. Челядинцы мои болтают, что об моей квартире ходят между живущими в доме какие-то неприятные слухи. Если дело идет о каком-нибудь привидении — я его не боюсь, потому что хозяин мой советник Губернского правления и в дружбе с Эртелем, пред которым должны исчезнуть все возможные привидения.

Князь Горчаков в сатире своей жалуется, что литературу нашу наводнили журналы:

И, наконец, я зрю в стране моей родной
Журналов тысячи, а книги ни одной.

Где ж эти тысячи? Первой, другой, и — обчелся! Скорее надобно бы нашему сатирику жаловаться на недостаток журналов: у нас и прежде было немного периодических изданий, а нынешний год особенно так ими беден, что если б кому вздумалось познакомить публику с своим сочинением, то автор просто не приищет куда поместить его. "Вестник Европы", "Друг юношества", "Весенний цветок" и "Журнал изящных искусств" в Москве {Издаваемые М. Т. Каченовским, М. И. Невзоровым, К. Андреевым и Буле.}, да "Северная пчела", издаваемая Гимназией и не помещающая чужих сочинений, и "Экономический журнал" Кукольника здесь, в Петербурге — вот и все _т_ы_с_я_ч_и. Охота же князю Горчакову так клепать на нашу литературу! В прошедшем году, кроме "Вестника Европы", были еще кой-какие журналы, например "Любитель словесности" Остолопова, "Лицей" Мартынова, "Московский зритель" кн. Шаликова, "Московский собеседник" и "Дамский журнал", а в нынешнем такой в них недостаток, что из рук вон! Говорят, что с будущего июня несколько молодых людей с дарованиями, Шредер, Делакроа и Греч, собрались издавать журнал под заглавием "Гений времен"; но этот журнал будет исторический и политический, и для литературных статей едва ли сыщется в нем место; к тому ж издателей много, а у семи нянек дитя всегда без глазу {Однако ж "Гений времен" издавался чуть ли не около трех лет. Позднейшее примечание.}. Впрочем, увидим...



Примечания

Андреев А. И.- чиновник, комиссар Придворной конторы.

Андреев Козьма Федорович (1790--1836) - издатель.

Толстой Николай Александрович (1761—1816) - Граф, обер-гофмаршал и президент Придворной конторы, владел имениями в сёлах Нижние Деревеньки и Эммануиловке Льговского уезда и имением в с. Крупец Рыльского уезда, которые потом достались его сыну шталмейстеру двора, графу Александру Николаевичу Толстому (1795—1866).

http://www.kmln.ru/Elektronnaya_biblioteka/r19/Zhikharev_Stepan_Petrovich__Zapiski_sovremennika__Dnevnik_chinovnika/index.html


Об авторе.

Жихарев Степан Петрович (1787 (по другим источникам — 1788) —1860) — писатель. Учился в Московском университете, но курса не окончил. Принадлежал к золотой московской молодежи, ничего не делавшей и всем интересовавшейся, особенно театром и литературой. Мечтал сделаться писателем. Его переводы французких пьес в печать не попали, а на сцене оказались «неудачными». Его трагедия «Артабан» ни печати, ни сцены не увидела, так как, по мнению князя Шаховского и откровенному отзыву самого автора, была смесью чуши с галиматьей. Немного больше успеха выпало на долю интермедии «Предпоследняя репетиция трагедии Дмитрий Донской» (1856). Стихи Жихарева печатались в журналах.

Плохой драматург, неудачник переводчик, Жихарев оказался талантливым автором дневника. Везде бывавший, вернее — обширный круг знакомых, от сенатора до отставного суфлера, был своим человеком за кулисами петербургских и московских театров. В своем дневнике он сообщает интересные характеристики, любопытные факты и дает ценный материал для истории театральной жизни начала XIX века. Написанные искренним тоном и хорошим языком, «Записки» передают барских быт, театральную жизнь и литературные новинки того времени.

«Записки современника» велись с 1805 по 1819 год (но полностью не сохранились), печатались частями в «Москвитянине», «Отечественных записках», «Русском архиве».

"Безопасность полетов начинается на земле!"
Бывший авиамеханик, ныне - Поручик запаса.
Спасибо: 3 
ПрофильЦитата Ответить
Старший лейтенант




Сообщение: 580
Настроение: Боевое
Зарегистрирован: 01.02.10
Откуда: Россия, Москва
ссылка на сообщение  Отправлено: 01.12.11 10:47. Заголовок: Admin писал: Так в д..


Admin писал:

 цитата:
Так в докладе об инспекторском смотре в апреле 1788 г. двух сформированных батальонов Фанагорийского гренадерского полка, отправленном на имя Потемкина, Обер-штер-кригс-комиссар Андреев отмечал: "Каски рознокалиберны и частию неисправны, мундиры все почти ветхи и особливо шировары и положенных сроков выслужить не могут”. О шароварах подчеркивалось отдельно, что они "узки и коротки; и через то не только связывает и отягощает солдата; но у некоторых и тела не закрывает. Арматура была в следующем состоянии:“На касках во втором баталионе блях и крючков, а в первом на кафтанах и широварах пуговиц, и на всем полку погонов и третьей части крючков кафтанных совсем нет”

http://wars175x.narod.ru/inf_r_unf2.htm


Удалось разыскать полный текст упомянутого документа в статье "РУССКАЯ АРМИЯ ВРЕМЕН ЕКАТЕРИНЫ ВЕЛИКОЙ", из которого мы узнаем, что обер-штер-кригс-комиссара Андреева звали Никита...





Полный текст доклада об инспекторском смотре двух сформированных батальонов
Фанагорийского гренадерского полка находится здесь:

http://www.reenactor.ru/ARH/PDF/Tatarnikov_04.pdf

Примечание.
Опубликовать текст здесь невозможно, поскольку текст защищен от копирования!




"Безопасность полетов начинается на земле!"
Бывший авиамеханик, ныне - Поручик запаса.
Спасибо: 6 
ПрофильЦитата Ответить
Подполковник


Сообщение: 48
Настроение: пенсионно-ностальгическое
Зарегистрирован: 03.05.11
Откуда: Россия, Северодвинск
ссылка на сообщение  Отправлено: 03.12.11 19:25. Заголовок: О главном конструкторе завода № 41 Н.М. Андрееве.


Уважаемый Admin!

В отрочестве, от соседа по лестничной площадке, Георгия Михайловича Лебедева слышал рассказы о Великой Отечественной. Начинал он службу механиком-водителем на боевых аэросанях НКЛ-26 против финнов на Ладоге, а закончил войну в Восточной Пруссии гвардии старшиной механиком-водителем СУ-152, в одном полку с Александром Космодемьянским. Решил я про аэросани узнать побольше. В "Википедии" в статье про НКЛ-26 есть ссылка на Постановление ГКО № 516сс от 19.08.1941г. "Об изготовлении 5000 аэросаней для Красной Армии".В Постановлении упоминается главный конструктор завода № 41 Н.М. Андреев. У Вас есть о нём более подробная информация? В интернете есть данные, что во время войны на аэродромах использовались аэросани-платформы для подвоза горючего и боеприпасов.

Спасибо: 5 
ПрофильЦитата Ответить
Старший лейтенант




Сообщение: 581
Настроение: Боевое
Зарегистрирован: 01.02.10
Откуда: Россия, Москва
ссылка на сообщение  Отправлено: 05.12.11 12:36. Заголовок: Тестов пишет: В


Тестов пишет:

 цитата:
В "Википедии" в статье про НКЛ-26 есть ссылка на Постановление ГКО № 516сс от 19.08.1941г. "Об изготовлении 5000 аэросаней для Красной Армии".В Постановлении упоминается главный конструктор завода № 41 Н.М. Андреев. У Вас есть о нём более подробная информация? В интернете есть данные, что во время войны на аэродромах использовались аэросани-платформы для подвоза горючего и боеприпасов.


Спасибо за информацию, Евгений!

Пока ничем похвастаться не могу! Знаю о нем не больше вашего, а именно, только то, что удалось найти в инете:

СКВОЗЬ ОГОНЬ И ПУРГУ
http://armor.kiev.ua/Tanks/WWII/sani/purga.php

Снегоходная техника Советского Союза
http://stepandstep.ru/catalog/your-tape/114483/snegohodnaya-tehnika-sovetskogo-soyuza.html

Аэросани в Великую Отечественную
http://poisk-soldat.ru/2011/04/aerosani-v-velikuyu-otechestvennuyu/#more-537

СКВОЗЬ ОГОНЬ И ПУРГУ
http://mkmagazin.almanacwhf.ru/armor/km_4.htm

АЭРОСАНИ ВО ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЕ
http://otvaga2004.narod.ru/publ_w1/2006-10-09.htm


Зато нашел интересные документы...

СПИСОК ГЕНЕРАЛОВ КРАСНОЙ АРМИИ

1939 год


Фамилия Имя Отчество | Воинское звание | Дата | Приказ | Должность | Дополнительная информация

...
АНДРЕЕВ Александр Петрович Комбриг 20.02.1938 0154/п Командир 51 скоростной бомбардировочной авиабригады Также НКО-0170/п от 22.02.1938
АНДРЕЕВ Александр Сергеевич Бригвоенюрист 30.09.1939 03118/п Председатель ВТ 2 ОКА
АНДРЕЕВ Анатолий Иосифович Комбриг 04.11.1939 04585 Командир 20 сд
АНДРЕЕВ Владимир Андреевич Бригврач 24.12.1935 01634/п
АНДРЕЕВ Дмитрий Иванович Комбриг 04.11.1939 04585 Командир 52 ск
АНДРЕЕВ Евгений Сергеевич Дивинженер 13.12.1935 2601
АНДРЕЕВ Иван Иванович Бригадный комиссар 02.01.1936 12
АНДРЕЕВ Николай Николаевич Бригинженер 20.02.1938 400/п Начальник ВЭТА Также НКО-0170/п от 22.02.1938
АНДРЕЕВ Тимофей Андреевич Дивизионный комиссар 02.01.1936 12
АНДРЕЕВ-ДОЛГОВ Иннокентий Васильевич Бригинтендант 31.05.1936 01713/п Начальник управления служб Каспийской военной флотилии
...

МИРОНОВ Алексей Матвеевич Комбриг 26.11.1935 2484
МИРОНОВ Никифор Петрович Бригадный комиссар 02.01.1936 11
...

https://docs.google.com/viewer?url=http%3A%2F%2Frkka.ru%2Fhandbook%2Fpersonal%2Fk35.xls


Список генералов и адмиралов 1941-1945 гг.
...
АНДРЕЕВ Александр Петрович Генерал-майор авиации 04.06.1940, Генерал-лейтенант авиации 18.02.1958
АНДРЕЕВ Александр Сергеевич Генерал-майор юстиции 19.01.1944
АНДРЕЕВ Александр Харитонович Генерал-майор авиации 04.06.1940, Генерал-лейтенант авиации 22.01.1944
АНДРЕЕВ Анатолий Иосифович Генерал-майор 04.06.1940, Генерал-лейтенант 20.04.1945
АНДРЕЕВ Андрей Матвеевич Генерал-майор 03.05.1942, Генерал-лейтенант 20.04.1945
АНДРЕЕВ Василий Андреевич Генерал-майор 06.08.1944
АНДРЕЕВ Василий Иванович Генерал-майор 16.10.1943
АНДРЕЕВ Василий Павлович Генерал-майор инженерно-технической службы 18.11.1944
АНДРЕЕВ Владимир Александрович Контр-адмирал 18.04.1943, Вице-адмирал 05.11.1944, Адмирал 27.01.1951
АНДРЕЕВ Владимир Семенович Генерал-майор 16.10.1943
АНДРЕЕВ Дмитрий Иванович Генерал-майор 04.06.1940, Генерал-лейтенант 01.09.1943
АНДРЕЕВ Евгений Михайлович Генерал-майор 20.12.1942
АНДРЕЕВ Евгений Сергеевич Генерал-майор инженерно-авиационной службы 10.11.1942
АНДРЕЕВ Иван Михайлович Генерал-майор 02.11.1944
АНДРЕЕВ Михаил Александрович Генерал-майор 09.07.1945
АНДРЕЕВ Сергей Александрович Генерал-майор технических войск 03.06.1944
АНДРЕЕВ Сергей Павлович Генерал-майор авиации 04.02.1944
АНДРЕЕВ Федор Федорович Генерал-майор медицинской службы 12.05.1943, Генерал-лейтенант медицинской службы 24.05.1945
...
http://www.mysteriouscountry.ru/forum/viewthread.php?thread_id=103


СБОРНИК ЛИЦ,
НАГРАЖДЕННЫХ ОРДЕНОМ
КРАСНОГО ЗНАМЕНИ
и
ПОЧЕТНЫМ РЕВОЛЮЦИОННЫМ ОРУЖИЕМ


...

Андреев : Комвзвода 6 Хабаровск. стр. полка: Прик.РВСР № 156: 1923 г.

Андреев Александр : Командир 165 стр. полка: Прик.РВСР № 261: 1920 г.

Андреев Александр Николаевич: Командир особ. лыжного отряда 6-й Армии: Прик.РВСР № 211: 1919 г.

Андреев Василий: Красноармеец 2 полка отдельной сводной бригады курсантов: Прик.РВСР № 44: 1922 г.

Андреев Василий Александрович: Старш. 561 стр. полка: Прик.РВСР № 65: 1922 г.

Андреев Василий Александрович : Красноармеец 561 стр. полка: Прик.РВСР № 65: 1922 г.

Андреев Владимир : Комроты 2 полка отдельной сводной бригады курсантов: Прик.РВСР № 44: 1922 г.

Андреев Георгий Петрович : Военкомдив 18 кавалерийской: Прик.РВСР № 193: 1922 г.

Андреев Георгий Петрович : Комотделения 24 кав. пол.: Прик.РВСР № 84: 1923 г.

Андреев Евстигней Иванович: Командир отделения 172 стр. полка: Прик.РВСР № 157: 1923 г.

Андреев Иван: Красноармеец 1 легартдива 26 стр. дивизии: Прик.РВСР № 101: 1920 г.

Андреев Иван Федорович : Старшина 502 стр. полка: Прик.РВСР № 572: 1920 г.

Андреев Карп Евсеевич : Пом. взвод. ком. 64 стр. полка: Прик.РВСР № 46: 1921 г.

Андреев Константин Константинович: Б. наштабриг Особой при РВС 1-й Конной Армии: Прик.РВСР № 178: 1921 г.

Андреев Кузьма Миронович : Красноармеец отд. роты Штарм З.: Прик.РВСР № 41: 1921 г.

Андреев Михаил Яковлевич : Командир роты: Прик.РВСР № 261: 1925 г.

Андреев Николай Петрович : Красн. военлет-наблюдатель 50 авиационного отряда: Прик.РВСР № 67: 1922 г.

Андреев Петр : Комроты 37 стр. полка: Прик.РВСР № 259: 1920 г.

Андреев Петр Федорович : Комполка 296 стрелкового: Прик.РВСР № 160: 1922 г.

Андреев Семен Яковлевич : Командир 1 роты 43 стр. полка: Прик.РВСР № 63: 1921 г.

Андреев Фадей : Красноармеец 220 Карельского полка: Прик.РВСР № 101: 1920 г.

Андреев Федор Петрович : Красноармеец 304 стр. полка: Прик.РВСР № 154: 1922 г.

...

Миронов Алексей: Оруд. номер 2 легкого артдивизиона Башкавбригады: Прик.РВСР № 57: 1921 г.

Миронов Алексей: Младший механик: Прик.РВСР № 233: 1919 г.

Миронов Алексей: Оруд. начальник 7 дивизии: Прик.РВСР № 353: 1921 г.

Миронов Андрей Николаевич: Помощник начальника оперативного отдела Штакора 3: Прик.РВСР № 37: 1921 г.

Миронов Василий: Отделком 95 полка: Прик.РВСР № 353: 1921 г.

Миронов Георгий Трофимович: Ремонтный рабочий бронепоезда № 89: Прик.РВСР № 166: 1923 г.

Миронов Григорий Петрович: Красноармеец 8 Туркестанского стр. полка: Прик.РВСР № 183: 1923 г.

Миронов Дмитрий: Курсант политотдела 7 стр. дивизии: Прик.РВСР № 166: 1923 г.

Миронов Иван: Красноармеец 94 кавполка: Прик.РВСР № 133: 1922 г.

Миронов Никита Андреевич: Помощник командира полка 2 кавалерийского особой кав. бригады: Прик.РВСР № 84: 1923 г.

Миронов Никита Андреевич: Помощник командира 2 кав. полка: Прик.РВСР № 180: 1925 г.: Вторичное награждение

Миронов С. Н.: Начальник Чеченского Отдела ОГПУ: Прик.РВСР № 162: 1926 г.

Миронов Федор Галактионович: Б. начдив 10: Прик.РВСР № 204: 1921 г.

Миронов Филипп Кузьмич: Командующий 2 конной армией: Прик.РВСР № 41: 1920 г.

Миронов Филипп Кузьмич: Командующий 2 конной армией: Прик.РВСР № 607: 1920 г.: Почетное революционное оружие

...

http://kdkv.narod.ru/WW1/Spis-BKZ-12M.html

"Безопасность полетов начинается на земле!"
Бывший авиамеханик, ныне - Поручик запаса.
Спасибо: 6 
ПрофильЦитата Ответить
Старший лейтенант




Сообщение: 583
Настроение: Боевое
Зарегистрирован: 01.02.10
Откуда: Россия, Москва
ссылка на сообщение  Отправлено: 06.12.11 09:39. Заголовок: Admin пишет: СПИСОК..


Admin пишет:

 цитата:
СПИСОК ГЕНЕРАЛОВ КРАСНОЙ АРМИИ

1939 год

Фамилия Имя Отчество | Воинское звание | Дата | Приказ | Должность | Дополнительная информация

...
АНДРЕЕВ Александр Петрович Комбриг 20.02.1938 0154/п Командир 51 скоростной бомбардировочной авиабригады Также НКО-0170/п от 22.02.1938


Нашел о нем информацию:

* * *
С раннего утра жара и духота. Город Сабадель словно вымер. Планирую, на каких аэродромах побывать, куда поехать в первую очередь. Неожиданно приходит посыльный:
- Вас приглашает к себе комиссар Агальцов.
"Что там стряслось? - думаю по дороге в штаб. - Только вчера виделись. Впрочем, мало ли что за ночь могло произойти на фронте..."

"Испанец" - так многие звали Филиппа Александровича за его непоседливость, внешнее сходство с испанцами - представляет мне высокого, как и он сам, подтянутого человека:
- Иван Андреевич, знакомься: Александр Петрович Андреев. Прибыл на смену Федору Аржанухину. Командовал бригадой скоростных бомбардировщиков. Так что можешь теперь освоить технику пилотирования и на скоростных бомбардировщиках, - шутит Агалъцов и после небольшой паузы продолжает: - А этот инженер, Александр Петрович, наш главный "хирург" по ремонту и эксплуатации самолетов. Съездите сегодня вместе на авиационный и авиаремонтный заводы. Там будет командующий авиацией Республики товарищ Сиснерос, преданный революции человек...

Игнасио Идальго де Сиснерос - выходец из древнего и знатного рода. Его предки занимали ключевые посты в государственном управлении, оказывали решающее влияние на судьбы страны. А вот младший Сиснерос без колебаний стал на сторону народа и был ему до конца верен...

* * *
В конце октября тридцать восьмого года так называемый комитет по невмешательству навязал испанским революционерам свое решение: отправить с территории страны всех иностранных добровольцев. Это был тяжелейший удар по демократическим силам Республики. Советник по авиации Александр Петрович Андреев, дни и ночи проводивший в эскадрильях, понимал, что с отъездом наших летчиков республиканцам придется испытать горечь невосполнимых потерь. Усталый и печальный, он говорил на совещании:
- Наверное, провожу вас, мои боевые соратники, и к началу 1939 года сам уеду на Родину. Пока же будем формировать новые эскадрильи из патриотов Испании. Командовать ими поручается республиканским пилотам. Инженерно-технический состав тоже уже приобрел богатый опыт. Жаль только, что республиканцам не будет больше поставляться техника, самолеты.

Внимательно слушал Александра Петровича Лопес-Смит, изредка бросая печальные взгляды на боевых друзей. Притих и неунывающий Грицевец, что-то ранее незнакомое я заметил в его лице. Так бывает, когда расстаются, зная, что это - навсегда.

Боевые вылеты наших летчиков, однако, продолжались, несмотря на просьбу республиканского руководства не участвовать в схватках с фашистами.
- Вы очень помогли. Рисковать жизнью в последние дни вашего пребывания в Испании не стоит, - говорили нам.
Грицевец был иного мнения:
- Мои товарищи решили сражаться с врагом до последнего дня!

И вот этот последний день наступил. Ярко светило солнце. Как по заказу, стоял полный штиль. В небе над Эбро сошлись истребители добровольцев с франкистами. Наши летчики в жестоком бою уничтожили три немецких "мессершмитта", пять итальянских "фиатов". Но потеряли республиканцы и три своих самолета. Пилоты этих машин остались живы, благополучно приземлились на израненных "ишачках".

В этом бою на высоте семь тысяч метров наши летчики дрались без кислородного оборудования. Бой складывался трудно, изнурительно: большие перегрузки, огонь "мессершмиттов", превосходивший пулеметный огонь И-16. Да и скорость вражеских истребителей была выше, чем у наших. Но ребята выдюжили - помогла тренировка обходиться на огромной высоте без кислородных баллонов. Я, как сейчас, вижу вернувшихся с задания летчиков: их покачивало, они шли, словно по палубе корабля в штормящем море...

А еще запомнилось прощание с Барселоной. Не по себе было расставаться с испанскими друзьями. Но наступили последние незабываемые минуты: рукопожатия, слезы на глазах, не по-испански сдержанные пожелания и напутствия Лопес-Смита, Андреса, Ортеги, Кармен, десятков других моих друзей: "Камарадо Антонио, мы увидимся! Вива Русия!.."...

Прачик Иван Андреевич
Фронтовое небо

http://www.e-reading.org.ua/bookreader.php/46345/Prachik_-_Frontovoe_nebo.html


Составляя отчёт о своей работе в Испании, военный советник А. П. Андреев писал:
"Бывали случаи на Эбро, когда наша эскадрилья из 9 самолётов атаковала и разгоняла группу в 36 "Фиатов", когда один лётчик дрался с 5 истребителями и разгонял их. Таких случаев особенно много было в эскадрилье Грицевца, которая покрыла себя славой. Её знали и с восторгом говорили о ней друзья - испанцы. Даже немцы и итальянцы узнавали в воздухе нашу эскадрилью и старались не вступать с ней в бой. Об этом говорили и взятые в плен фашистские лётчики"...

http://balbasovo.na.by/garnizon/gritzevetz/index.php


Позднее мы видим, что Андреев А.П. участвовал и в Великой Отечественной войне...


...В прикрытии Ладожской трассы в 1942-1943 гг. участвовало одновременно 6-8 истребительных авиаполков. Но их самолетный парк, особенно в 1942 г., был весьма малочислен: как правило, не превышал 100 боеготовых машин. В 1942 г. на вооружение этих полков поступали главным образом американские и английские самолеты-истребители типа "харрикейн", "томагаук", "китти-хаук". Они уступали немецким истребителям по своим летно-тактическим данным. Боевые возможности полков значительно возросли с перевооружением их с 1942 г. на новые отечественные самолеты Як-7б, Як-3, Ла-5.

Управление авиацией прикрытия осуществлялось согласованно с начальниками Ладожского и Свирского бригадных районов ПВО. Ответственность за охрану своих участков от воздушного противника возлагалась на командира 39-й истребительной авиадивизии, а после ее расформирования - на командующего ВВС 8-й армии генерал-майора авиации А. П. Андреева, на командира 7-го истребительного авиакорпуса ПВО полковника Е. Е. Ерлыкина и командующего ВВС Краснознаменного Балтийского флота генерал-майора авиации М. И. Самохина. В феврале 1942 г. управление авиацией прикрытия коммуникации было централизовано. Для координации действий авиации, находившейся на Волховском аэроузле, там был создан выносной пункт управления во главе с заместителем командующего ВВС Ленинградского фронта генерал-майором авиации В. Н. Ждановым. Четко были распределены зоны прикрытия между ВВС Ленинградского фронта и ВВС Краснознаменного Балтийского флота. Совершенствовалось и управление авиацией с мест ее базирования. До марта 1942 г. прикрытие основных объектов Ладожской трассы осуществлялось главным образом способом патрулирования истребителей. Но этот способ требовал огромного напряжения сил и средств. В день каждому летчику приходилось совершать по шесть - восемь боевых вылетов. За четыре месяца (декабрь 1941 г. - март 1942 г.) ВВС Ленинградского фронта на прикрытие коммуникаций совершили 6485 самолето-вылетов. В последующем патрулирование стало применяться реже, лишь над особо важными объектами - караванами барж, сосредоточением эшелонов на перевалочных базах. Главным методом стало дежурство на аэродромах в готовности к вылету через две минуты. В каждом авиаполку в готовности днем дежурило 4 - 6 экипажей, ночью - 2-4...

Иноземцев Иван Григорьевич
Под крылом - Ленинград


...Приказом Верховного Главнокомандующего от 27 января 1944 года почетное наименование Гатчинских одновременно с 12-м авиаполком присвоено 7-му гвардейскому бомбардировочному авиационному полку, 8-й минно-торпедной авиационной дивизии ВВС КБФ и 276-й бомбардировочной авиационной дивизии.

В боях за Гатчину отличилась 276-я Гатчинская дважды Краснознаменная, орденов Суворова и Кутузова бомбардировочная авиационная дивизия, штаб которой после освобождения города располагался непосредственно в Гатчине. В соответствии с решением Ставки Верховного Главнокомандования о подготовке и проведении операции по прорыву блокады Ленинграда в декабре 1942 года в осажденном городе шло формирование этого авиационного соединения. Части, вошедшие в состав дивизии, уже имели боевой опыт. 34-й гвардейский Краснознаменный бомбардировочный авиаполк под командованием гвардии подполковника М. Н. Колокольцева еще в 1939 году принимал участие в освобождении Западной Белоруссии и Западной Украины, а также в советско-финляндской войне. За образцовое выполнение боевых заданий полк был награжден орденом Красного Знамени, а в ноябре 1942 года преобразован из 44-го скоростного бомбардировочного авиаполка в 34-й гвардейский. В мае 1943 года приказом народного комиссара обороны полку было присвоено почетное наименование Тихвинского.

Вторым в осажденный город прибыл 140-й бомбардировочный авиаполк под командованием подполковника Г. Т. Гречухина. До этого 140-й бомбардировочный авиаполк участвовал в Великой Отечественной войне на Западном и Сталинградском фронтах. В начале зимы 1943 года в состав дивизии вошел 58-й Старорусский Краснознаменный бомбардировочный авиационный полк под командованием подполковника И. С. Аниськина.

Командиром 276-й бомбардировочной авиационной дивизии был назначен Александр Петрович Андреев. Он вступил в партию еще в июне 1919 года, помогал Афганистану отстоять независимость, сражался в республиканской Испании в качестве добровольца-интернационалиста.

К активным боевым действиям на Ленинградском фронте дивизия приступила в апреле 1943 года. Она участвовала в Синявинской операции и в прорыве блокады Ленинграда, активно действовала при уничтожении орудий вражеской дальнобойной артиллерии. Для выполнения этих задач в полках дивизии выделялись лучшие экипажи и подразделения. Летный состав проявлял мужество и отвагу, преодолевая мощный зенитно-артиллерийский заслон на подходах к цели и отражая нападение истребительной авиации противника...

Захаров Владимир Петрович
Первый военный аэродром

http://militera.lib.ru/h/zaharov_vp/09.html




Андреев Александр Петрович (1901-?)


Член ВКП(б) с 06.1919 года.

Участник гражданской войны.

Участвовал в боях в Афганистане.

Полковник Приказом Народного Комиссара Обороны СССР от 1936.

22.02.1938 - комбриг. Командир 51 скоростной бомбардировочной авиабригады.

Комбриг Постановлением Совета Народных Комиссаров СССР № 0154/п от 17.02.1938, Приказом Народного Комиссара Обороны СССР 0170/п от 22.02.1938.

06.1938-01.1939- советник по авиации в республиканской Испании.

1940 - заместитель командующего ВВС Прибалтийского округа.

Генерал-майор авиации Постановлением Совета Народных Комиссаров СССР № 945 от 04.06.1940.

Участник Великой Отечественной войны.

22.06.1941 - командующий ВВС 8-й армии.

10.11.1942-22.09.1944 гг. - командир 276-й бомбардировочной дивизией 13-й воздушной армии Ленинградского фронта.

01.1944 - участник Красносельско-Ропшинской операции.
02.1944 - участник Ленинградско-Новгородской операции.
07.1944 - участник Нарвской операции.
09.1944 - участник Таллинской операции.

Участвовал в освобождении городов Красногвардейска, Кингисеппа, Нарвы, Таллинна, Хапсалу и др.

Генерал-лейтенант авиации Постановлением Совета министров СССР № 186 от 18.02.1958.

С 1960 года - в отставке.

Награжден:

- Орденом Красной Звезды «полковник Андреев Александр Петрович Указом Президиума Верховного Совета СССР от 22.02.1938 в связи с XX Годовщиной Рабоче-Крестьянской Красной Армии и Военно-морского Флота наградить командиров, политработников, начальников и красноармейцев за проявленные ими мужество и самоотверженность в боях с врагами Советской власти и за выдающиеся успехи и достижения в боевой, политической и технической подготовке частей и подразделений Рабоче-Крестьянской Красной Армии,»

- Орденом Красного Знамени «генерал-майор авиации Андреев Александр Петрович Указом Президиума Верховного Совета СССР от 23.11.1942 за образцовое выполнение боевых заданий Командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками, проявленные при этом доблесть, мужество и выдающиеся заслуги в деле боевой подготовки частей, подготовки кадров летнотехнического состава и обеспечения действующей армии авиационным вооружением и боеприпасами,»

- Орденом Кутузова 2-й степени «генерал-майор авиации Андреев Александр Петрович Указом Президиума Верховного Совета СССР от 21.02.1944»

- Орденом Суворова 2-й степени «генерал-майор авиации Андреев Александр Петрович Указом Президиума Верховного Совета СССР от 22.06.1944»

- Орденом Красного Знамени «генерал-майор авиации Андреев Александр Петрович Указом Президиума Верховного Совета СССР от 03.11.1944 за долголетнюю и безупречную службу в Красной Армии»

- Орденом Ленина «генерал-майор авиации Андреев Александр Петрович Указом Президиума Верховного Совета СССР от 21.02.1945 за долголетнюю и безупречную службу в Красной Армии»

- Орденом Красного Знамени «генерал-майор авиации Андреев Александр Петрович Указом Президиума Верховного Совета СССР от 13.09.1945»

- Орденом Отечественной войны 1-й степени «генерал-майор авиации Андреев Александр Петрович Указом Президиума Верховного Совета СССР от 25.11.1947»

- Орденом Красного Знамени «генерал-майор авиации Андреев Александр Петрович Указом Президиума Верховного Совета СССР за долголетнюю и безупречную службу в Советской Армии»

- Орденом Красного Знамени «генерал-майор авиации Андреев Александр Петрович Указом Президиума Верховного Совета СССР»

- медалями, в т.ч.:

* За оборону Ленинграда,
* За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.,
* XX лет Рабоче-Крестьянской Красной Армии
* 30 лет Советской Армии и Флота
* 40 лет Вооруженных Сил СССР

Сочинение:

Этих дней не забыть//Вместе с патриотами Испании. Киев, 1978.

Литература:
Освобождение городов: Справочник по освобождению городов в период Великой Отечественной войны 1941-1945 / М.Л.Дударенко, Ю.Г.Перечнев, В.Т.Елисеев и др. — М.: Воениздат, 1985.
Прачик И. А. Фронтовое небо. — М.: Воениздат, 1984.

http://fotki.yandex.ru/users/wberdnikov/view/214778/?page=0

"Безопасность полетов начинается на земле!"
Бывший авиамеханик, ныне - Поручик запаса.
Спасибо: 6 
ПрофильЦитата Ответить
Старший лейтенант




Сообщение: 584
Настроение: Боевое
Зарегистрирован: 01.02.10
Откуда: Россия, Москва
ссылка на сообщение  Отправлено: 06.12.11 10:43. Заголовок: Admin пишет: АНДРЕЕ..


Admin пишет:

 цитата:
АНДРЕЕВ Анатолий Иосифович Комбриг 04.11.1939 04585 Командир 20 сд
...
АНДРЕЕВ Дмитрий Иванович Комбриг 04.11.1939 04585 Командир 52 ск




Андреев Анатолий Иосифович (10.01.1900-03.08.1973)

Еврей. Из семьи рабочего. Родился в г.Ольвиополь ныне г.Первомайск Николаевской области Украина

Похоронен в Ленинграде. По решению партийных и советских органов захоронен на мемориале защитников Ораниенбаумского плацдарма.

Сын: Феликс Анатольевич родился в 1936 году. Капитан 1 ранга в отставке.

Окончил начальную школу.
Работал на фабрике.
04.1918-12.1923 красноармеец 1 Советского Латышского стрелкового полка 45 стрелковой дивизии 12 армии.

Участник Гражданской войны.

Рядовой в частях особого назначения против войск Врангеля; Махно.
Младший командир в частях особого назначения против войск Врангеля; Махно.
В 1923 году окончил 6 Харьковскую пехотную школу.
12.1923 командир взвода 152 стрелкового полка 51 Перекопской стрелковой дивизии Украинского ВО.
В 1924 окончил 5 месячные высшие повторные разведывательные курсы в Харькове.
Командир роты 152 стрелкового полка 51 Перекопской стрелковой дивизии Украинского ВО.
Помощник командира батальона 152 стрелкового полка 51 Перекопской стрелковой дивизии Украинского ВО.
Помощник командира 152 стрелкового полка 51 Перекопской стрелковой дивизии Украинского ВО.
В 1931 - окончил командные курсы усовершенствования командного состава «Выстрел» имени Коментерна.
04.1931-09.1932 - командир батальона 75 стрелкового полка 25 Чапаевской стрелковой дивизии Украинского ВО.
09.1932-05.1933 - помощник начальника 3 отделения 4 управления штаба РККА.
05.1933-05.1936 - слушатель Военной академии имени М.В.Фрунзе.
05.1936-02.1938 - начальник 1 части штаба 24 Самаро-Ульяновской Железной стрелковой дивизии Украинского ВО.
02-06.1938 - начальник штаба 46 стрелковой дивизии Киевского ВО.
06.1938-02.1939 - начальник штаба 47 Грузинской горнострелковой дивизии Закавказского ВО.
02-10.1939 - командир 63 горнострелковой дивизии Закавказского ВО.
Полковник Приказом Народного Комиссара Обороны СССР.
Комбриг Приказом Народного Комиссара Обороны СССР № 04585 от 04.11.1939
10.1939-02.09.1940 - командир 20 горнострелковой дивизии Закавказского ВО.
04.11.1939 - комбриг
Генерал-майор Постановлением Совета Народных Комиссаров СССР № 945 от 04.06.1940
02.09.1940-25.03.1941 - заместитель начальника штаба Закавказского ВО по тылу.
25.03.1941-14.09.1941 - командир 136 стрелковой дивизии Закавказского ВО.

Участник Великой Отечественной войны.

30.09.1941--15.05.1942 - командир 4 гвардейской стрелковой дивизии 54 армии Ленинградского фронта.
17.12.1941 - в составе Волховского фронта.
14.05.1942-05.1943 - заместитель командующего по тылу 59 армией Ленинградского фронта.
26.05.1943 - заместитель командующего 2 ударной армии.
09.1943-05.1945 - командир 43 стрелкового корпуса в составе 2 ударной, 8. 23, 59 и 67 армий Ленинградского фронта.
Участник боев под Ленинградом. Мгинской. Красносельской. Ропшинской. Ленинградско-Новгородской операций.

На Южном фронте.
В составе 59 армии 1 Украинского фронта.
02.1945 - участвовал в Сандомирско-Силезской операции.
03.1945 - участие в Верхне-Силезской операции.
05.1945 - участвовал в Пражской операции.
Генерал-лейтенант Постановлением Совета Народных Комиссаров СССР № 813 от 20.04.1945
05.1945-02.1946 - заместитель командующего 7 гвардейской армии.
02-05.1946 - командир 31 гвардейского стрелкового корпуса.
05.1946-10.1947 - старший преподаватель Высшей военной академии имени К.Е.Ворошилова.
10.1947-1948 - заместитель начальника Военной академии связи.
Перенес четыре инфаркта и два инсульта.
05.08.1948 - запас.
Умер в Ленинграде 3 августа 1973 года.

Награжден:

- орденом Красного Знамени Андреев Анатолий Иосифович Указом Президиума Верховного Совета СССР ,
- орденом Красного Знамени генерал-майор Андреев Анатолий Иосифович Указом Президиума Верховного Совета СССР от 01.01.1942 за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецко-фашистскими захватчиками и проявленные при этом доблесть и мужество,
- орденом Кутузова II степени генерал-майор Андреев Анатолий Иосифович Указом Президиума Верховного Совета СССР от 21.02.1944,
- орденом Красного Знамени генерал-майор Андреев Анатолий Иосифович Указом Президиума Верховного Совета СССР от 03.11.1944 за долголетнюю и безупречную службу в Красной армии,
- орденом Суворова II степени генерал-майор Андреев Анатолий Иосифович Указом Президиума Верховного Совета СССР от 06.04.1945,
- орденом Ленина генерал-майор Андреев Анатолий Иосифович Указом Президиума Верховного Совета СССР от 19.04.1945,
- орденом Суворова II степени генерал-лейтенант Андреев Анатолий Иосифович Указом Президиума Верховного Совета СССР от 29.06.1945,
-медалями:
4 иностранными орденами.

Сочинения:
Возмездие. Ораниепбаумский плацдарм. Л., 1971.;
Удар с Приморского пладсдарма. Пароль - «Победа». Л., 1969.

Литература:
Великая Отечественная: Комкоры. Военный биографический словарь. Т.1. — М.; Жуковский: Кучково поле, 2006.
Крылов В. А. Обыкновенные гвардейцы. — М.: Воениздат, 1971.
«Освобождение городов: Справочник по освобождению городов в период Великой Отечественной войны 1941–1945» / М.Л.Дударенко, Ю.Г.Перечнев, В.Т.Елисеев и др. — М.: Воениздат, 1985.

http://fotki.yandex.ru/users/wberdnikov/view/214779/?page=0




Андреев Дмитрий Иванович (19.10.1900– 24.01.1974)

Русский. Родился в деревне Головцево ныне Угличского района Ярославской области. Умер и похоронен в г. Воронеж.

Член ВКП(б) с 1921 года.
С 06.1919 года - в РККА.

Участник Гражданской войны.

Красноармеец 23 Верхнекамского стрелкового полка.
Врид командира роты 453 стрелкового полка воевал на Восточном фронте против войск адмирала А. В. Колчака.
04-08.1920 - учеба на Сибирских общеобразовательных пехотных командных курсах.
08.1920-06.1921 - переведен и окончил 5 Сибирские пехотные командные курсы в г. Красноярск. Курсантом этих курсов участвовал в подавлении антисоветского восстания в районах Бийск, Усть-Каменогорск.
06-08.1921 - командир взвода 5 Сибирских пехотных командных курсов в г. Красноярск.
02.1922 - командир взвода в 26 Красноярской командной пехотной школе.
Затем командир взвода в 24 Омских пехотных курсах (с 01.1923 24-я пехотная школа).
02.1925 - командир взвода во 2 Нерченском стрелковом полку.
В 1926 году окончил повторные курсы командного состава в г. Иркутск. Командир и политрук роты во 2 Нерченском стрелковом полку.
04.1929 - начальник и политрук полковой школы 108 стрелкового полка 36 стрелковой дивизии.
12.1931 - командир учебного батальона 108 стрелкового полка 36 стрелковой дивизии.
09.1932 - врид начальника 1 части Усть-Сунгарийского укрепрайона ОКДВА.
05.1933 - помощник командира по строевой части 105 Ленинградского стрелкового полка 35 стрелковой дивизии.
02.1935 - командир 282 стрелкового полка 94 стрелковой дивизии.
10.1938 - командир 78 стрелковой дивизии.
08.1939 - командир 52 стрелкового корпуса Сибирского ВО.
04.11.1939 - комбриг
Полковник Приказ Народного Комиссара Обороны СССР
Комбриг 04.11.1939 Приказ Народного Комиссара Обороны СССР № 04585
06.1940-1941 - слушатель курсов усовершенствования высшего начальствующего состава при Академии Генштаба имени К. Е. Ворошилова.
Генерал-майор 04.06.1940 Постановление Совета Народных Комиссаров СССР № 945.
В 1941 - командир 52 стрелкового корпуса Сибирского ВО.

Участник Великой Отечественной войны.

В составе 22 армии резерва Ставки ГК в районе г. Полоцк.
07.1941 подчинен Западному фронту. Участник Смоленского сражения.
07.1941 - назначен заместителем командующего 30 армией Резервного фронта. Руководил обороной г. Белый.
07.1941 - назначен начальником тыла 20 армии, оборонявшейся на восточном берегу р. Днепр в районе Смоленска.
09.1941 - заместитель командующего 19 армией по тылу.
10.1941 - участвовал в Вяземской оборонительной операции. Около месяца находились в окружении в районе Ярцево, Вязьма.
11.1941, по выходу из окружения, начальник тыла 16 армии Западного фронта,
28.11.1941 - начальник тыла 1 ударной армии Западного фронта
01.1942-1943 - начальник тыла Волховского фронта.
04.1942 - помощник начальника тыла Волховской группы войск Ленинградского фронта.
05.1942 - заместитель начальника тыла Волховского фронта.
06.1942 - начальник тыла 61 армии Западного фронта.
01.1943 - заместитель командующего по тылу 1 гвардейской армии Юго-Западного фронта.
05.1943 - заместитель командующего войсками по тылу Калининского (с 20 октября 1943 - 1 Прибалтийский) фронта.
Участник Духовщинско-Демидовской наступательной операции.
Участник Невельской наступательной операции.
Участник наступательных операциях 1944 при освобождении Латвии и Литвы, в ходе наступления в Восточной Пруссии.
05.1945 - начальник тыла 2 Дальневосточного фронта.

Участник советско-японской войны.

Генерал-лейтенант 01.09.1945 Постановление Совета Народных Комиссаров СССР № 936.
01.1946 - заместитель командующего войсками по тылу Кубанского ВО.
05.1946 - заместитель командующего войсками по тылу Приволжского ВО.
04.1948 - начальник тыла Ленинградского ВО.
01-03.1950 - в распоряжении заместителя министра Вооруженных Сил СССР по тылу.
03.1950 - начальник тыла Приволжского ВО.
02.1952 - начальник тыла Закавказского ВО.
С 04.1956 - в отставке.

Награжден:

- орденом Красной Звезды генерал-майор Андреев Дмитрий Иванович Указом Президиума Верховного Совета СССР от 22.02.1941,
- орденом Красного Знамени генерал-майор Андреев Дмитрий Иванович Указом Президиума Верховного Совета СССР от 19.06.1943,
- орденом Кутузова 2 степени генерал-майор Андреев Дмитрий Иванович Указом Президиума Верховного Совета СССР от 11.10.1943,
- орденом Красного Знамени генерал-майор Андреев Дмитрий Иванович Указом Президиума Верховного Совета СССР от 03.11.1944 за долголетнюю и безупречную службу в Красной Армии,
- орденом Ленина генерал-майор Андреев Дмитрий Иванович Указом Президиума Верховного Совета СССР ор 21.02.1945 за долголетнюю и безупречную службу в Красной Армии,
- орденом Ленина генерал-майор Андреев Дмитрий Иванович Указом Президиума Верховного Совета СССР от 19.05.1945,
- орденом Кутузова 2 степени генерал-лейтенант интендантской службы Андреев Дмитрий Иванович Указом Президиума Верховного Совета СССР от 08.09.1945,
- орденом Красного Знамени генерал-лейтенант интендантской службы Андреев Дмитрий Иванович Указом Президиума Верховного Совета СССР за долголетнюю и безупречную службу в Советской Армии;
- медалями.

Литература:

Великая Отечественная. Комкоры. Том 1. Москва-Жуковский. Кучково поле. 2006.
Саушин Ф. С. Хлеб наш солдатский. — М.: Воениздат, 1980. : «…С ним работалось не то чтобы легко, но как-то приятно, что ли. Он умел прислушаться к советам, от кого бы они ни исходили, спокойно выслушать человека, твердо принять решение, потребовать строго, но без лишней паники. Особенно важной чертой его характера было исключительное доверие к подчиненным. Оно проявлялось буквально во всем…».

http://fotki.yandex.ru/users/wberdnikov/view/214780/?page=0#preview

"Безопасность полетов начинается на земле!"
Бывший авиамеханик, ныне - Поручик запаса.
Спасибо: 6 
ПрофильЦитата Ответить
Старший лейтенант




Сообщение: 586
Настроение: Боевое
Зарегистрирован: 01.02.10
Откуда: Россия, Москва
ссылка на сообщение  Отправлено: 07.12.11 09:35. Заголовок: Однако, вернемся в п..


Однако, вернемся в прошлое.

Об одном Андрееве М.С. - Председателе Петроградского Всероссийского Национального клуба, одного из подразделений Всероссийского Национального Союза и о самой организации я уже упоминал здесь на форуме
http://shmas.forum24.ru/?1-13-0-00000019-000-10001-0#053


Нельзя не сказать несколько слов и о другой не менее значимой организации - Союз Русского Народа


СОЮЗ РУССКОГО НАРОДА (СРН)



СОЮЗ РУССКОГО НАРОДА (СРН), крупнейшая национально-патриотическая организация, созданная в н. ХХ в. для борьбы с революцией.



СРН был создан в 1905 в самый разгар революции по прямому и недвусмысленному повелению Божией Матери. Вдохновитель создания Союза игумен Воскресенского миссионерского монастыря под Петербургом о. Арсений так описывал события, непосредственно предшествовавшие учреждению СРН: «В первых числах октября 1905 года прибыл я в Петербург из своей обители — Воскресенского миссионерского монастыря, встретил страх и ужас в народе от истребления православных. Толпа Русского Народа, узнав о моем прибытии, явилась ко мне за словом утешения. Моя квартира каждый день была переполнена плачущими. 12 октября Господь вложил мне благую мысль оказать противодействие революции открытием “Союза Русского Народа”. Эта мысль тотчас же была объявлена мною собранию русских людей, между которыми присутствовал некто уважаемый Иван Иванович Баранов. Все одобрили мое предложение, и по чину святых Апостолов положили две записки пред иконою Тихвинской Божией Матери. С горькими слезами просили мы у Царицы Небесной благословения на открытие союза. Молитва наша была услышана. Взятый мною билетик оказался с благословением. После этого мы принесли благодарственное моление и приступили к открытию союза. Все мои почитатели с любовию спешили присоединиться к нам и, между прочими, — Александр Иванович Дубровин, которого единогласно мы избрали в председатели. Благодаря неутомимой энергии г. Дубровина, наш союз стал быстро разрастаться и привлек миллионы истиннорусских людей со всей России»...

http://www.rusinst.ru/articletext.asp?rzd=1&id=6370&abc=1

Дополнительные материалы

«Союз русского народа» - статья из Электронной еврейской энциклопедии
http://www.eleven.co.il/article/13916


Черносотенцы в лицах



Биографический справочник


...
Андреев Василий Андреевич (?—после 1908), коммерсант, один из основателей и член Главного Совета Союза Русского Народа (СРН), один из основателей Союза.

Выходец из крестьян, заведующий холодильником завода «Унион». Принял активное участие в создании СРН, был членом-учредителем Союза, избран в состав первого Главного Совета, разъездной агитатор.

23.12.1905 был в составе делегации СРН на Высочайшем приеме, во время которого сказал вдохновенное слово. В своей речи Андреев выразил народное представление о Царской власти: «Верь, Государь, что Русский Народ, вручивший судьбы Царю-батюшке, не тяготится властию Его. Он глубоко верит и сознает, что власть Царя — власть от Господа. Правда Царя — правда Божия… Не верь, Государь, тем злым советникам, которые советуют Тебе ограничить Самодержавную власть и присягать конституции». Рассуждая о том, что может случиться, если будет предпринята попытка ограничить Самодержавие, он прямо-таки пророчествовал: «Если власть Царя будет ограничена, или если кто-либо покусится установить над народом иную власть, кроме власти Помазанника Божия, то народ такой власти, не от Бога исходящей, не подчинится, но наступит смута страшная, восстанет весь народ, кровь польется рекой, а от зарева пожаров солнца видно не будет». От имени членов СРН и всех истинных сынов Отечества он умолял Государя Императора: «Царь Православный, не допускай других управлять нами, а соизволь понести это тяжкое бремя Сам, с истинно-русскими, Тебе и Родине преданными людьми! Господь да поможет Тебе совершить всё на благо народа Твоего, на славу твою и дорогой нашей Матери-Родины». Речь Андреева тронула Государя своей искренностью, и Он обратился к оратору с особо милостивыми и утешительными словами. Не случайно союзники называли Андреева «наш современный Минин».

В ноябре 1906 года он принимал участие в соединенном заседании Советов Русского Собрания (РС) и СРН, на котором обсуждался вопрос о предвыборной тактике правых. В ходе обсуждения выступал за объединение усилий с умеренными, в частности с октябристами, полагая, что только так можно рассчитывать на успех. Поскольку преобладающим оказалось мнение о недопустимости соглашения с конституционалистами, то Андреев оказался в оппозиции А. И. Дубровину и его ближайшему окружению. В февр. 1908 на Съезде СРН в Петербурге Андреев и другой член Главного Совета В. Л. Воронков при поддержке некоторых делегатов выступили с заявлением, в котором осудили враждебное отношение руководства СРН к умеренно правым и октябристам, а также методы руководства Союзом со стороны Дубровина и его ближайших помощников. В результате Андреев и Воронков были исключены из Союза. О дальнейшей его судьбе сведений нет.


Андреев Дмитрий Петрович (7.04.1863—26.05.1919), агроном-практик, член Киевского Клуба Русских Националистов.

Родился в семье надворного советника П. А. Андреева в имении Ново-Ивановка Валковского уезда Харьковской губернии. Окончил реальное училище. С конца 1910 состоял председателем горного товарищества «Киевгорто». В октябре 1917 покинул Киев и перебрался в Минскую губ., где заведовал хозяйством помещицы Голубец. В мае 1918 Андреев вернулся в Киев, где поступил на службу в Министерство внутренних дел в качестве делопроизводителя железнодорожного отдела. С приходом Петлюры был уволен с занимаемой должности, и, пока сдавал дела, власть перешла к большевикам. При большевиках Андреев, проработав феврале 1919 в административно-политическом департаменте Комиссии внутренних дел, остался совсем без работы в связи с расформированием департамента. Занялся сапожным ремеслом и, чтобы как-то выжить, продавал свои вещи на базаре.

17 мая 1919 он был арестован. На допросе показал: «В 1910 г. я записался в клуб националистов. Мой знакомый профессор Чернов убедил меня записаться в этот клуб. Меня привлек его лозунг: «Единство России». Изредка посещал клуб. Слышал ораторов Чернова, Стороженко, Савенко, Локтя и др. Активно не выступал. Во многом не сходился с ними, например, я был сторонником конституционного правления. 3—4 года состоял членом, а когда во главе стал Савенко, который мне не понравился, я из клуба вышел… Социальных программ ни одной не знаю. Вообще хочу такого правительства, которое даст тишину и покой и кусок хлеба, а в настоящем нахожу широкое конституционное правление или, вернее, народоправие, теперь самое подходящее». Несмотря на фактическое признание власти большевиков, Андреев получил характеристику от следователя «безусловно националист, очень ярый черносотенец». 21 мая 1919 Особая комиссия приговорила его к расстрелу с конфискацией «наличности», через восемь дней, в 3 ч. ночи Андреев был расстрелян.
...

http://hrono.ru/biograf/bio_ch/cherno100.php



И немного об Отдельном корпусе внутренней стражи



Охранение порядка


Важнейшей служебной обязанностью внутренней стражи было обеспечение внутреннего порядка, особенно на территориях, охваченных крестьянскими волнениями.

Подавление пугачевского бунта не прекратило крестьянских протестов, нередко принимавших форму массовых выступлений. Уже в 1796 – 1799 гг. волнениями были охвачены 32 губернии. Крестьянский вопрос становится крупным общественно-политическим фактором, который постоянно тревожит помещиков и императорскую власть. За 1796 – 1825 гг. было, по неполным данным, 1290 крестьянских выступлений.

После изгнания наполеоновских полчищ крестьянские волнения вспыхнули с новой силой. Так, по данным Министерства внутренних дел, в 1814 г. пришлось «восстанавливать спокойствие» в уездах Новгородской, Симбирской, Иркутской, Пензенской, Смоленской, Орловской, Псковской, Пермской, Могилевской, Вологодской, Владимирской и Новгородской губерний. В 1815 г. неповиновения крестьян (помещичьих, государственных и удельных) отмечались в Вологодской, Полтавской, Тверской, Рязанской, Оренбургской, Вятской, Пензенской, Тамбовской, Курской, С.-Петербургской, Смоленской и Ярославской губерниях.

Случаи жестокого обращения помещиков по отношению к крестьянам были в Таврической, Костромской, Орловской губерниях. В 1816 г. в Эстляндии отмечены побеги крестьян целыми селениями, поджоги в Старой Руссе (Новгородской губ.), Скопине (Рязанской губ.); «буйство» крестьян усмиряли в Симбирской, Новгородской, Слободско-Украинской, Московской, Курской, Витебской, Тамбовской, Костромской, С.-Петербургской, Черниговской губерниях. В одной Симбирской губернии отмечено восемь случаев «жестокого обращения». Неповиновения крестьян происходили в 1819 – 1825 гг.

Особенно серьезными были выступления беглых крестьян на Дону (в основном украинцев, попавших в зависимость от богатых казаков), в которых число восставших доходило до 45 тыс. В 256 селениях для подавления привлекалась военная сила, к следствию привлечено около 400 крестьян. Весьма внушительными были восстания военных поселян в 1817 – 1818 гг. и в 1819 г. (Бугское и Чугуевское).

Очень трудно установить, в каких случаях применялась для усмирения крестьянских выступлений вооруженная сила вообще и из ОКВС, в частности. Но все же отдельные сохранившиеся документы позволяют привести несколько примеров таких акций. Так, в феврале 1816 г. из Митавского внутреннего гарнизонного батальона в распоряжение полицмейстера был выделен отряд в составе двух офицеров и 45 нижних чинов. Весной 1819 г. начались волнения крестьян в ряде деревень Кологривского округа Костромской губернии – вотчины майорши Н.Ф. Грибоедовой (матери А.С. Грибоедова). Крестьяне возмутились резким увеличением размера оброка. Из Костромского внутреннего гарнизонного батальона на усмирение была направлена в дер. Пустошкино рота, которую крестьяне (более 400 человек), вооружившись кольями, не пустили, заявив, что «команды в деревню не впустят, будут защищаться до последнего и тут кровь прольют». Командир батальона, видя такое отчаянное упорство, воздержался от применения силы. Комаровский 21 марта 1819 г. донес об этом начальнику Главного штаба П.М. Волконскому, который приказал: «Высочайше поведено немедля командировать на место самого окружного генерал-майора Гладкова для приведения к окончанию сего дела и усмирения крестьян, заметив гр. Комаровскому, что должен бы был сие сделать по первому известию».

В губернию была направлена дополнительная сила из Ярославского внутреннего гарнизонного батальона, общая численность войск там достигла 300 человек. 30 мая генерал-майор Гладков доложил Комаровскому о преодолении вооруженного сопротивления крестьян и подавлении волнения, несколько человек при этом были ранены, 15 человек «дерзновеннейших и более других сопротивляющихся» арестованы.

В приказе по ОКВС № 34 от 10 апреля 1826 г. говорится: «По докладу Государю Императору г-ном начальником Главного штаба... Его Величество Высочайше повелеть соизволил: объявить в приказе по корпусу Монаршее Его Величества благоволение Нижегородскогу внутреннего гарнизонного батальона майору Мотыгину за содействие к усмирению неповиновавшихся начальству крестьян Нижегородской губернии, Семеновского уезда казенной Богоявленской волости, в которую он был командирован с отрядом воинской команды». Кроме того, ему же было выдано единовременно его годовое жалование (390 рублей) «за точное исполнение возложенного на него поручения при усмирении крестьян вотчины графини Разумовской» [1].

При выделении военной силы для водворения порядка в случаях проявления неповиновения командир батальона или команды обязан был непосредственно доносить государю. За невыполнение этого требования следовало строгое наказание. Всякие акции такого рода сопряжены были со всевозможными опасностями и неприятностями. Это и потери в собственных рядах, и неправильное применение оружия, и неправомерные, часто неумелые действия. Например, 27 июля 1826 г. во время «возмущения жителей» в Елисаветполе в направленной для восстановления порядка команде из Тифлисского внутреннего гарнизонного батальона погибли пять рядовых и один офицер с двумя солдатами пропали без вести.

Особую опасность таили в себе экзекуции, к которым порой прибегали по настоянию местных властей направленные для ликвидации беспорядков либо исполнения других обязанностей воинские команды. Еще не были разработаны точные инструкции на эти случаи. Все зависело от опыта, умения действовать старшего начальника, его способности, не применяя силу, уладить возникший конфликт. Командир ОКВС, учитывая эти обстоятельства, пытался учить своих подчиненных умению избегать нежелательных эксцессов. Об этом свидетельствуют некоторые его приказы. Приведем один из них, № 20 от 23 февраля 1827 г.:

«О воспрещении нижним чинам приступать самим собою к наказанию крестьян за неплатеж податей.

Из Елецкой и Малоархангельской инвалидных команд начальниками оных по требованию земских судов командированы были нижние чины для понуждения крестьян ко взносу казенных податей, с подтверждением, чтобы при исполнении сего поручения крестьянам никаких обид не делали. Но они вместо того позволяли себе с согласия сельских начальников наказывать крестьян, не платящих податей, в страх другим розгами, после чего два наказанных крестьянина занемогли и через несколько дней умерли. Хотя по произведенному следствию и не открылось, чтобы означенные крестьяне действительно умерли от наказания их розгами, но за всем тем нижние чины виновны в нарушении приказания начальства и потому преданы Военному суду, а дабы отвратить на будущее время подобные действия, не сообразные с обязанностями Внутренней стражи, я случаи сии делая известными по всему Высочайше вверенному мне корпусу, предписываю г.г. полковым, батальонным командирам и начальникам инвалидных команд: при всякой командировке нижних чинов для взыскания податей и по другим случаям, в положении о Внутренней страже объясненным, строжайше подтверждать им, чтобы они без членов Земской полиции по требованию волостных голов, писарей, выборных и десятских ни к каким наказаниям крестьян сами собою не приступали, для чего приказ сей и прочитать в ротах и командах.

Командир Отдельного корпуса внутренней стражи граф Комаровский
»...


Примечания

1. Приказ по Отдельному корпусу внутренней стражи № 86 от 20.VIII. 1826 г. (Библиотека РГВИА. – Т. 1. – №24023).

Опытные офицеры находили правильные решения, чтобы не допустить волнений и ненужного кровопролития. Они умели увещевать крестьян, предотвращать непоправимое, хотя прекрасно понимали причины крестьянских выступлений, которые, как правило, провоцировали помещики либо управляющие имениями жестким обращением с крепостными. В Саратовской губернии таким офицером был майор Андреев из местного гарнизонного батальона. «Личность эта, – писал о нем известный писатель и публицист Д.К. Мордовцев, – своею находчивостью нередко спасала крестьян от опасности весьма серьезных вспышек и не менее серьезных последствий какого-либо минутного увлечения» (Мордовцев Д.Л. Поли. собр. соч. – Т. 44. – СПб., 1908 1911. Изд. 2-е. – С. 53). В то же время автор цитирует циркуляр МВД от 30 апреля 1826 г. № 483, о малой эффективности небольших воинских команд, которые «отнюдь недостаточны для приведения в повиновение крестьян», и потому предписывающий губернаторам в подобных случаях требовать «воинские команды в досточном числе людей» (там же).


Самуил Маркович Штутман
На страже тишины и спокойствия: из истории внутренних войск России (1811 – 1917 гг.)
http://lib.rus.ec/b/319981/read


ПРИКАЗЫ
по Смоленскому батальону внутренней стражи за 1823 год

...
17 апреля 1823 года производится 31-го егерского полка унтер-офицер Андреев в прапорщики и переводится в Смоленский батальон внутренней стражи.
...
http://smolbattle.ru/index.php?showtopic=6774&st=18


Выпуски Павловского военного училища: 1865 год

Андреев Петр Павлович (в Минский батальон внутренней стражи)
...
http://regiment.ru/reg/VI/C/13/3.htm

Андреев Петр Павлович

20.06.1845 г. - после 1.01.1909 г.
Православный. Командир эскадрона - 14 л. Женат, 6 детей (1.11.1907 г.)

Образование: Павловский кадетский корпус (1865, в Минский батальон внутренней стражи)
12.06.1863 г. - вступил в службу.
16.01.1865 г. - выпущен корнетом в Минский батальон внутренней стражи
24.02.1869 г. - поручик.
22.02.1870 г. - штабс-капитан.
1873 г. - награжден орденом св. Станислава 3-й ст.
19.03.1875 г. - капитан.
1883 г. - награжден орденом св. Анны 3-й ст.
1.01.1887 г. - подполковник.
1891 г. - награжден орденом св. Станислава 2-й ст.
11.09.1893-1.08.1895 гг. - младший штаб-офицер.
1895 г. - награжден орденом св. Анны 2-й ст.
1.08.1895-2.07.1897 гг. - помощник командира полка по строевой части
2.07.1897-26.08.1899 гг. - Конск. уездный воинский начальник
1899 г. - награжден орденом св. Владимира 4-й ст.
26.08.1899-29.03.1900 гг. - Лодзинский уездный воинский начальник
29.03.1900 г. - произведен в полковники за отличие.
29.03.1900-после 1.01.1909 гг. - Петроковский уездный воинский начальник.
1904 г. - награжден орденом св. Владимира 3-й ст.

http://regiment.ru/bio/A/500.htm


Дополнительные материалы
Корпус внутренней стражи Российской империи

"Безопасность полетов начинается на земле!"
Бывший авиамеханик, ныне - Поручик запаса.
Спасибо: 3 
ПрофильЦитата Ответить
Старший лейтенант




Сообщение: 587
Настроение: Боевое
Зарегистрирован: 01.02.10
Откуда: Россия, Москва
ссылка на сообщение  Отправлено: 07.12.11 10:39. Заголовок: Знаменитые трезвые л..


Знаменитые трезвые люди планеты
(составил А. Н. Маюров)

...
Андреев Василий Андреевич (? — 1908) — один из основателей Союза Русского Народа.
Андреев Владимир Александрович (р. 1947) — общественный деятель Украины, академик.
Андреев Козьма — основатель секты спасовцев в России.
Андреев Матвей (XVII-XVIII вв.) — старообрядец России.
Андреев Юрий Артемьевич — русский общественный деятель.
...

http://www.tvereza.info/sobriety/history/persons_ru.html



САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОЕ ВЕГЕТАРИАНСКОЕ ОБЩЕСТВО

СПИСОК ЧЛЕНОВ

на 1-ое апреля 1905 г.

Совет

А. И. Воейков, проф. председатель, Лиговка 3.
Н. Ф. Рудольф, товарищ председателя, Звенигородская 18, кв. 26.
Э. Р. Шмидт, секретарь, В. О., 17 л., д. 20, кв 5.
Э. Г. Фишборн, казначей, Екатерингофский пр. 8, кв. 4.
Л. В. Кашкин, библиотекарь, Разъезжая 17, кв. 24.

Членский взнос: личный 3 руб., семейный 5 руб.
Единовременный вступительный взнос 1 руб.

Адрес С.-Петербургского Вегетарианского Общества:
Вас. Остр., 17 лин., д. 20, кв. 5.

ПОЧЁТНЫЙ ЧЛЕН

Фон-Эггерт. Василий Петрович. Присяжный поверенный. Манежный пер. 11, кв 23. С.-Петербург.

-----------------------------------------------

ДЕЙСТВИТЕЛЬНЫЕ ЧЛЕНЫ.

Альмединген, Алексей Николаевич. Полковник, редактор-издатель журнала "Родник". Захарьевская 1. С.-Петербург.
Альшванг, Николай Константинович. Ст. Тарусская, Моск.-Курской ж. д.
Ангелов, Прокопий Георгиевич, садовод. Мещанская ул., соб. дом. Аккерман.
Андреев, Константин Николаевич. Гражданский инженер. Измайловский пр. 25, кв. 4. С.-Петербург.
...


Отчёт о состоянии и деятельности С.-Петербургского Вегетарианского Общества за 1904 год

(Третий год основания Общества)

Дозволено цензурою 3 мая 1905 г. С.-Петербург


Милостивые Государыни!
Милостивые Государи!

Совет С.-Петербургского Вегетарианского Общества имеет честь представить Годовому Собранию Общества нижеследующий отчёт о составе, деятельности и состоянии сумм Общества за 1904 год, составляющий третий год основания Общества.

В отчётном году Общество понесло незаменимую утрату в лице скончавшихся сочленов своих: а) 6-го сентября 1904 г.: Члена Консультации Министерства Юстиции и Товарища Обер-Прокурора Гражданского Кассационного Департамента Правительствующего Сената Действ. Статск. Советн. Наполеона Антоновича Зачинского и б) 22-го сентября 1904 г.: Екатерины Лазаревны Будаговой.

Продолжительная жизнь Наполеона Антоновича с юных лет его и до последнего дня была сплошным трудовым путём вообще и в обширной общественной деятельности его от окончания им Московского Университета.

Сначала Н. А. заявил себя своим добрейшим сердцем, неутомимым трудом и большими знаниями как доктор медицины, затем как видный деятель на юридическом поприще. Наполеон Антонович очень сочувственно относился к идее вегетарианства.

Екатерина Лазаревна Будагова всецело была предана вегетарианству. Громадная эрудиция и знание шести языков позволяли ей плодотворно трудиться на пользу вегетарианства и принимать ближайшее участие в Вегетарианском Вестнике, в качестве прекрасной переводчицы. Наше Общество обязано ей безвозмездным переводом брошюры «111 фактов в пользу вегетарианства».

Видя в нормальной вегетарианской столовой наилучшее практическое распространение вегетарианства, Екатерина Лазаревна всеми силами старалась это осуществить и предполагала к концу очередного года открыть столовую, но неожиданная смерть прекратила все её добрые начинания.

В течение 1904 года в составе Совета произошли следующие перемены:
1. Казначей Общества А. Ф. Бетхер в конце отчётного года принуждён был отказаться от звания казначея за выездом по болезни за границу, и его обязанности любезно принял на себя кандидат в члены Совета Э.Г. Фишборн.
2. В Ревизионную комиссию за смертью Е. Л. Будаговой вступил В. Я. Орлов.

--------------------------------------------------------

Численность Общества к 1 Января 1904 года была:
Почётных членов …………………………..1
Действительных членов …………………...80
Членов соревнователей ……………………44

В течение отчётного года выбыло за смертью один действительный член и один член-соревнователь, и по другим причинам один действительный член.

Новых членов поступило:
Почётных членов …………………………..1
Действительных членов …………………..103
Членов соревнователей ……………………53

Как видно из этих цифр, число действительных членов увеличилось сравнительно с прошлым годом на 29 %, число членов-соревнователей на 20 %

--------------------------------------------------------

Движение сумм Общества с 1 января 1904 г. по 1 января 1905 года:

К 1 января 1904 г. оставалось наличными деньгами ……………..128 р. 60 к.

В течение года поступило:
...

Все отчеты и документы "Россия вегетарианская"
http://www.vita.org.ru/veg/veg-history.htm

Ну, и для представительства не забудем про... масонов

Масоны, масоны, масоны... Сегодня это слово встречается часто, особенно в газетах, называющих себя "патриотическими". Масонов винят во всем - в развале СССР, в распаде экономики, в обнищании людей, хотя стоит серьезно начать во всем разбираться, то никто нигде не может обнаружить даже признаков "масонских козней".

Так кто же такие, эти масоны? Откуда они взялись, чем занимаются и к чему стремятся? Почему их существование вызвает так много кривотолков? Отчего, несмотря на самые фантастические обвинения в их адрес, к ним принадлежали многие достойные и выдающиеся люди, не только в других странах, но и в России?

На самом деле, в сегодняшнем мире трудно найти страну, где не было бы людей, называющих себя "вольными каменщиками". В Европе ли, в Америке, в Азии или Африке - везде вы сможете отыскать здания с циркулем и угольником на фронтоне. Это масонские храмы, где при свете свечей вот уже почти 300 лет идет незаметная масонская работа. Собирающиеся в этих домах люди могут быть чернокожими или белыми, иметь по-азиатски раскосые глаза, исповедовать христианство, буддизм, ислам, любую другую религию, и тем не менее ощущать себя едиными. Что приводит их под сень масонских храмов, как смогли они не только сохранить свое братство в течение столетий, но и распространить его идеи по всему миру?

Сегодня мы заново открываем для себя собственную историю и видим: то, что в течение 70 лет выдавалось за за нее, имеет мало общего с реальностью. Одни исторические персонажи, которые ранее упоминались лишь вскользь, вырастают в выдающихся деятелей Отечества, другие - наоборот, мельчают. Новые, а точнее сказать, старые факты делают прошлое объемным, наполняют его живыми людьми...

http://ru-masons.chat.ru/mas_who.html

Люди и ложи. Русские масоны XX столетия

ОГЛАВЛЕНИЕ


БИОГРАФИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ

...
АНДРЕЕВ, Вадим Леонидович (1903-1976). Писатель, сын Л. Андреева. Жил во Франции: 3, av. Peyre-Dortail, Плесси-Робинсон (под Парижем). После войны — в ООН, вернулся в СССР после сотрудничества в Советском патриоте (русская газета в Париже, 1944-1949, выходила под различными названиями). Член общества «Советский патриот». Секретарь «Северной Звезды» с 1936. ПА.
АНДРЕЕВ, Валентин Леонидович. Младший брат предыдущего. ПА.
АНДРЕЕВ, Николай Ефремович (1908-1982). Профессор истории. Эмигрант. Прага-Лондон. Гувер.
...
http://www.gumer.info/bibliotek_Buks/History/Berb/03.php


МАСОНСКАЯ ГАЛЕРЕЯ РОССИИ

Краткий словарь лиц, принадлежащих к масонским ложам и другим организациям, созданным для достижения масонских целей (с 1945 по 1994)

Первый опыт подобного словаря в силу особой секретности информации содержит только небольшую часть лиц, принадлежащих к масонству. Источниками сведений являются публикации в периодической печати, а также некоторые внутренние документы масонских и связанных с ними организаций. Список и номера источников приводятся в конце словаря.
...
Андреев Александр Александрович, р. 1952, кинорежиссер, член клуба "Ротари" - 16.
...
http://ej.forum24.ru/?1-2-0-00000024-000-0-0

"Безопасность полетов начинается на земле!"
Бывший авиамеханик, ныне - Поручик запаса.
Спасибо: 5 
ПрофильЦитата Ответить
Старший лейтенант




Сообщение: 589
Настроение: Боевое
Зарегистрирован: 01.02.10
Откуда: Россия, Москва
ссылка на сообщение  Отправлено: 08.12.11 11:32. Заголовок: История Южного Заура..


История Южного Зауралья

В занимательных рассказах, новеллах и документах


Книга третья

ИСЕТСКАЯ ЛИНИЯ КРЕПОСТЕЙ
(Шатровский, Шадринский, Далматовский и Катайский районы)
XVII век

ИСЕТСКАЯ – ПЕРВАЯ КРЕПОСТЬ НА РЕКЕ ИСЕТИ

Первая крепость-острог на реке Исети появилась в 1650 году на левом высоком берегу, на песчаном холме, прямо в сосновом бору, недалеко от впадения в Исеть с одной стороны речки Юзя, с другой – Ирюм. Заложил Исетский острог уже известный нам конный казак Тобольского разряда Давыд Андреев. С большой опаской он охранял строительство, не снимая кольчуги. Его стрельцы не смыкали глаз, круглосуточно несли караульную службу. В любой момент на них могли напасть степные кочевники.

Строительством руководил воевода Пронский. Под топором строителей падал многовековый красный лес. Быстро росла на холме высокая, забранная в столбы острожная ограда со сторожевыми башнями.

Документы тех лет свидетельствуют, что Исетский острог имел рубленые в клетку лежачие стены. Высота их достигала две сажени (4 метра). В северной стороне стояла Спасская башня, высотою три сажени два аршина (7 метров 40 сантиметров). Она считалась сторожевой башней.В восточной стене находилась Егорьевская башня высотою три сажени (6 метров).Со стороны Исети-реки – проезжие ворота. Вокруг острога сооружены надолбы и рогатки.В ограде: изба приказчика, амбары, церковь «Во имя богоявления господня», возле которой небольшая, но высокая коломенка, рубленая в шестерик.Стрельцы водрузили на сторожевых башнях пушки.

Одна за другой появлялись за острожной оградой тесовые кровли казацких, стрелецких и крестьянских изб. Давыд Андреев вел подбор крестьян в острог и его слободу. Он был первым приказчиком Исетского острога. На поселение к нему пришел из России Осташка Наумов с женою Настасьицею, из Туринского острога – Семенко Григорьев с женою Парасковьицею. Прибыло много людей из Казани, с поселением которых в остроге была поставлена вторая небольшая деревянная церковь «Во имя Казанской Божьей Матери».

Шли на Исеть из России беглые помещичьи и монастырские крестьяне. Уральцы, которым не повезло на родине: их привлекали хорошие земли под пашни, заливная пойма реки Исети, богатая сенокосными угодьями, красные и белые леса, реки и озера, изобилующие рыбой. Скрывались здесь холопы, бросившие своих господ, воры и разбойники, бежавшие от наказания. Никаких грамот Давыд Андреев не спрашивал. Разыскивать кого-либо в этих глухих местах было совершенно невозможно. Все были одинаково вольными людьми, всем охотно отводились участки земли, давалась подмога деньгами и хлебом, а некоторые принимались на государеву службу.

Так садились пришельцы на землю неподалеку от Исетского острога, на территории нынешнего Шатровского района или, наоборот, подальше от него, под прикрытием дремучих лесов и болот, где жили, никому не известные. Когда же Давид Андреев открывал их, то не уничтожал поселений, а только накладывал на них государственную подать.

Прихожанам в Исетский острог и его слободу давались льготы на 6 лет, за которые каждый из них должен обзавестись своим двором, пашней, расчистить и распахать «государеву десятину». После истечения льготных лет он обязан был обрабатывать десятинную пашню и собранный с нее хлеб сдавать в казну. Пришлые давали слободчику поручительство никаким воровством не заниматься и из слободы не бежать. Слободчик-приказчик в свою очередь поручался охранять их от набегов иноверцев.

В конце XVII века Исетский острог являлся административным центром так называемого Исетского дистрикта (округа). К нему были приписаны 18 деревень, из них 8 входят в нынешний Шатровский район: Духовка, Мостовка, Бархатова (ныне не существует), Далматова, Чуварина, Шатрова, Ильина, Саламатова. В этих деревнях к 1700 году было 298 дворов, в том числе крестьянских – 215 (пашенных крестьян – 113, оброчных – 102 человека), бобыльских – 51 двор, посадских – 2 двора, пришлых – 5 дворов, солдатских – 2 двора, драгунских – 1 двор и другие. Всего в этих деревнях проживало 2396 человек.

Остальные десять деревень, приписанные к острогу: Солобаева, Захарова, Бобылева, Гаева, Туришова, Шадрина, Бархатова-вторая, Бешкильская, Кокушка, Яровская. В подчинение Исетского острога входили также слободы: Ялуторовская, Бешкильская, Терсяцкая, Мехонская и Архангельская.

Исетской слободой управлял дворянин Леонтий П а ф е н т ь е в, присланный по указу царя. Он жил в остроге семьей и имел 30 человек дворовых. Своим двором здесь жил и также боярин Иван Иванов, имевший 11 крепостных, и боярин Дмитрий Федоров, тоже имевший крепостных.

Жили здесь также драгуны со своими семьями и другой люд. Итого к концу XVII века в Исетском остроге проживало: 2457 человек мужского пола и 2418 – женского. Всего 4875 человек. В Исетской же слободе проживало 6978 человек.

Контроль над всеми этими деревнями, слободами и острогами осуществлял первый приказчик Исетского острога Давыд Андреев. В ведении его находился сбор пошлин с населения приисетских слобод и острогов, и он был как бы «мини-воеводой», повторяя в пределах своей компетенции функции воеводской власти. Ему была вручена государева серебряная печать с надписью «Исетского острогу печать»...

...В 1659 году тюменский воевода решил закрыть Кылчанский брод и возвести против него острог, с которого обеспечивалось бы хорошее наблюдение по всей пойме реки Исети как на восток, так и на запад. Там было высокое место. И главное преимущество его состояло в том, что оно находилось на острове почти с кольцевой водной преградой, образованной излучиной реки Протоки.

Строительство острога на нем было возложено на известного нам мини-воеводу Исетской линии крепостей, казака Давыда Андреева. Но ведь это место как раз облюбовал и иеромонах Кондинского Троицкого монастыря Иософан. Отлично! Давыд Андреев отдал остров и прилегающие к нему земли в распоряжение кондинских (кодских) монахов с условием, что они примут активное участие в строительстве так называемого Белого острожка.

К строительству были привлечены также стрельцы и пахотные крестьяне Исетского острога, монастырские крестьяне Рафаилова монастыря и государственные крестьяне, мобилизованные из ближайших приисетских слобод.

На строительство Белого острожка в принудительном порядке были мобилизованы и татары улуса Кылчан, но они оказали сопротивление. Под покровом ночи чинили разбой и совершали набеги на новый, строящийся у них под носом острожек, подкарауливали строителей и убивали, сжигали заготовленный лес, воровали лошадей. Одновременно они начали усиленно укреплять свой улус: копать ров вокруг него, возводить земляной вал и сооружать «тын» - деревянный забор из столбов.

Давыд Андреев решил разрушить Кылчанскую крепость. Его стрельцы привезли из Исетского острога чугунную пушку и окружили Кылчан, начав осаду улуса. Из пушки и пищалей открыли огонь. Татары всполошились и сдались на милость победителей. Стрельцы ворвались в крепость. Давыд Андреев вьехал в нее на боевом коне и объявил, чтобы все татары, от мала до велика, собрались на берегу реки Исети и приняли крещение от монахов-миссионеров Кондинского Троицкого монастыря, что вскоре и было совершено. Так татары Кылчана были обращены в православную веру.

Затем Андреев приказал «новокрещенцам» разрушить свою крепость: разобрать «тын» и засыпать ров землею. И «дабы не было вражды впредь», взял с них подписку в послушании и повиновении иоромонаху Иософану.

Так татарский улус Кылчан стал русской деревней Кылман, которая расположена в двух километрах от села Кодского и при Советской власти в ней находилась бригада № 3 колхоза с громким названием – «Путь к коммунизму».

***

Как известно, иеромонах Кондинского монастыря Иософан почему-то забраковал заимку (вотчину) за малой речкой Ерзовкой, что находилась по соседству с Мехонским острогом, и облюбовал Белый острожек на острове, отданный в его распоряжение Давыдом Андреевым. В 1662 году стрелецкий голова Кирилл Дохтуров отвел монахам землю под новую вотчину, которая занимала огромную площадь: от Белого острожка на северо-запад вплоть до современной деревни Дворцы, что находится в четырех километрах от села Шатрово (районного центра). Эта вотчина называлась Кодской. В нее входили: Белый острожек, Заимка и деревни Городище, Черно-Макарово, Кылман (Кылчан), Ляпина, Скородум.

С получением указа на вотчинный надел земли в 1662 году монахи составили точное описание всех земель, отнесенных к заимке: от Исети до деревни Дворцы, от речки Ирюм до речки Терсюк, впадающих в Исеть. Они уточнили границы путем описания урочищ, речек, балок, оврагов и прочих примет.

Это были трудные и тревожные годы. Степные кочевники не унимались и не мирились с нашествием русских людей и продвижением границы к реке Исети. Несколько раз они нападали на Белый острожек, но не могли его сжечь своими огненными стрелами. Стрельцы огнем из ружей не давали приблизиться врагам ближе чем на полет стрелы.

…В 60-х гг. в Кодскую монастырскую заимку (вотчину) прибыли в сопровождении драгун протоиерей (из Тобольска) и игумен – настоятель Кондинского Троицкого мужского миссионерского монастыря (с Оби). Они привезли печатные церковные книги с новыми текстами. Собрались монахи в церкви, и с ними была проведена обедня по новым текстам и проповедь о послушании. Протоирей и игумен пригрозили, что непокорных они прикажут заковать в кандалы и бить плетьми смертным боем. Но даже несмотря на эти угрозы, среди монахов оказался «ослух», не пожелавший принимать новшеств, проводившихся в это время патриархом Никоном по всей Руси. Непокорного монаха-раскольника заковали в цепи и бросили в погреб, приставив к нему охрану. Это было сделано без шума, тихо. О случившемся не знали ни монастырские крестьяне, ни работники, которых собрали в церковь после монахов. Им тоже начали объяснять новые реформы Никона, утвержденные якобы «Вселенским собором» в Москве, о наведении порядка в текстах церковных книг, так как писцы будто бы в течение веков «переврали тексты».

Прихожане насторожились. Заподозрили что-то неладное. А когда после обедни и проповеди протоирей и игумен объявили о сожжении старых церковных книг, они, по словам летописца, повели себя «шумно и дерзко». Пришлось в святую обитель вызвать охрану. Поэтому акт сожжения старых рукописных церковных книг здесь состоялся лишь в присутствии драгун, охранявших духовенство и монахов.

Так, и в Кодской вотчине Троицкого Кондинского монастыря появились «раскольники» и «раздорщики» - приверженцы «старой веры», борьба за которую принимала в Приисетье все более ожесточенный характер и выливалась в борьбу против феодального крепостнического строя.

В 1679 году, как уже сообщалось, Кодская монастырская заимка приютила мехонских раскольников, которые основали на правом берегу Исети деревню Бархатову. Они скрывались здесь до переписи 1684 года. Когда ревизор Л. Поскочин обнаружил их, «бунтари» мехонского «раскола» соорудили плот и ночью снялись с насиженного места, уплыли вниз по течению Исети к устью реки Ирюм, где (тоже на монастырской земле) основали новую деревню – Ирюмскую Бархатову. Так мехонцы в вотчине Кодского монастыря основали и построили две деревни. Монахи снова скрыли «непокорных», и только после того уже, как губернские власти обнаружили их при последующей переписи, им пришлось приписаться к монастырю. Они стали теперь монастырскими крестьянами...


ТЕРСЯЦКИЙ ОСТРОГ

Терсяцкий острог (ныне село Терсюкское, Шатровского района) был основан в 1668 году на башкирской земле в устье реки Терсюк, впадающей в Исеть, на ее правом берегу, в 43-х километрах от Исетского острога и в 30 – от села Шатрова. Кочевники в этом месте нашли хороший брод, поэтому Давид Андреев в 1667 году подал челобитную тобольскому воеводе с просьбой разрешить ему построить здесь острог. В том же году он и начал строительство.

Как говорится в документах Центрального Государственного архива древних актов, что находится в Москве (фонд 199 Сибирского приказа), Т е р с я ц к и й о с т р о г размещался над быстриной протока реки Исеть, на ее левом высоком берегу. В остроге была деревянная церковь во имя «Святой великомученицы Екатерины». Посад забран крепким заплотом с рогатинами. Заплоты в окружности составляли одну версту. Длина острожной ограды составляла в общих размерах 134 сажени (268 метров). Сюда в случае опасности сбегалось население подведомственных деревень.

Над четырьмя воротами возвышались башни с бойницами. Вооружение их: две чугунные пушки с трехфунтовыми зарядами и одна – 2,5 фунтовыми. Имелись три фузеи (старинных кремневых ружья) со значительным запасом ядер, пороху и дроби.Охраняли острог небольшая команда военизированной стражи и рота драгун. В северной стене стояла Спасская башня, в восточной – Егорьевская. Они имели в основании длину и ширину по три сажени (6 метров), высотою они тоже были три сажени. Высота стен острога две сажени. Ограда острога была окопана глубоким рвом шириною две сажени.

Закончив строительство Терсяцкого острога, Давыд Андреев стал его первым приказчиком и прибрал на жительство в нем 18 пашенных крестьян. Одновременно он создавал Терсяцкую слободу, селя крестьян в новые деревни. Но дело это шло плохо. Первоприходцев перехватывали монастыри. В 1676 году приказчик Исетско-Терсяцкой слободы Андреев донес в Тобольск воеводе о том, что порученное ему дело «прибора пашенных крестьян и беломестных казаков не ладится, так как гулящих людей перехватывают монастыри. В государевы слободы никто не идет, а монастырские заселяются». Об этом он доносил и царю в Москву. Вскоре его сменили. Приказчиком Терсяцкой слободы был назначен дворянский сын Василий Лукьянов Волков, посланный на службу «Сибирским приказом по государевой грамоте», с ним прибыл и его брат Иван Иванович Скуратов...

(Примечание. Как оно было на самом деле, судите после прочтения остальной части текста)

...«Тот же Юшко сказывал на приказчика Исетского острога Давыда Андреева, будто он, Давыд, корыстовался госудревою казною. За ложный навет учинено ему, Юшке, наказание: бит на козле кнутом…»

Еще бы: ведь первый приказчик Исетского острога, конный казак Тобольского разряда Давыд Андреев считался мини-воеводой на Исети, в ведении которого находился сбор пошлин с населения всех приисетских слобод и острогов. Он обладал большой властью и мог расправиться с любым слободчиком и приказчиком, кто посмеет его обвинить в чем-либо. Это понял Юшко, но слишком поздно. За «ложный навет» его не только побили на козле кнутом, но и отстранили от слободчиков, и заимку отобрали. Приказчик Исетского острога Давыд Андреев завел на него уголовное дело, как на государственного преступника-разбойника. В результате после наказания кнутом его с женой и детьми выслали из Шадринской слободы в Куяровскую, где предписали «быть в пашенных крестьянах». Это еще раз указывает на социальное происхождение Юшки Соловья: его вернули в то сословие, из которого он вышел в слободчики.

В Куяровской слободе Соловей-«разбойник» жил под строгим присмотром старосты и самих крестьян, которым приказчик Заливин приказал «беречь» его. Малечкин пробыл в этой слободе недолго. Вскоре против него было возбуждено новое «государево дело», и 28 марта 1666 года он был отправлен под караулом в Киргинскую слободу, где находился тогда командующий вооруженными силами на Исети полковник Д. Полуехтов.

Суть нового «государева дела» против Малечкина заключалась в какой-то очередной кляузе Андреева, в которой Полуехтов не разобрался и отпустил Соловья-«разбойника» на свободу, то есть приказал ему ехать обратно в Куяровскую слободу, но уже без охраны. Однако туда «разбойник» не явился, а исчез из поля зрения властей. На запрос из Тобольска куяровский приказчик Влас Завалин писал: «… Тот Юшко из Киргинской слободы в Куярскую слободу не прибывал, и где он, я не ведаю, а жена того Юшки и дети живут без него… бродят меж двор и кормятся христовым именем».

Оторванный от любимого дела, несправедливо наказанный, потерявший семью, Юрий Малечкин все-таки не бежал от властей. Как он впоследствии напишет царю-государю и великому князю Алексею Михайловичу, всея великие и малыя и белыя России самодержцу и государю, благоверному царевичу, и великому князю Федору Алексеевичу и т.д. и т.п., «я, холоп ваш, бывший Шадринской слободы слободчишко Соловишко Малечкин… пошел к Руси, и на Руси жил в Перми Великой у своих людей с год, потом из Перми пошел к Москве бить челом великим государям…»

Он упорно стремился восстановить свое право «вновь слобода строить», не признавая за собой никакой вины. В Москву Малечкин не попал, потому, что встретил в пути стольника Петра Ивановича Годунова, ехавшего на воеводство в Тобольск, которому приглянулся Соловей-«разбойник», и он встал на его защиту. Правда вскоре восторжествовала, но об этом следующий рассказ.

СЛУЧАЙ В ДОРОГЕ

Итак, где-то в начале весны 1667 г. под топот копыт ямщицкой тройки и монотонное позванивание колокольчиков ехал на воеводство в Тобольск московский стольник П е т р И в а н о в и ч Г о д у н о в. В пути он встретился с Юшкой Соловьем, направлявшимся в противоположную сторону. Между ними произошел разговор, который я приведу с документальной точностью:
- Ты кто такой? – спросил стольник Юшку.
- Я, батюшка, Шадринского острога и слободы, что на Исети-реке, бывший приказчишко и слободчишко Юшко Соловишко, - ответил Юрий Малечкин, сдержанно кланяясь, признав в проезжем важную персону.
- А куда путь держишь?
- В Москву к царю-государю Алексею Михайловичу.
- Ого! К самому самодержцу всея великие, малые и белые России? – удивился Годунов.
- Угу, - кивнул головой Юшко.
- А примет он тебя?
- Должен принять. Я везу ему вести для Тайного приказа о лиходействе нашего воеводы.
Еще больше удивился Годунов:
- А кто у вас воевода? – спросил он.
- Давыдко Андреев, - ответил Юшко, не подозревая еще, с кем разговаривает.
- Ох, как ты красиво свистишь, Юшко Соловишко! Да за такой свист государь на дыбы тебя вздернет. Я – ваш воевода Петр Годунов, а Давыдко Андреев – всего лишь Исетского острога приказчик. Говори, чем он тебя обидел?

Юшко ляпнулся на колени и, как на духу, рассказал о своих злоключениях. Ничего не утаил. Не отрицал, что Давыдко Андреев – всего лишь Исетского острога приказчик, но он ведет себя как воевода, собирает пошлины со всех приисетских слобод и острогов, жестоко наказывает даже своих братьев-приказчиков и слободчиков, неугодивших ему. Например, Юшку Соловья бил на козле кнутом за то, что он уличил Андреева, как тот корыстовался государевою казной. Мало того, на Юшку самого наговорили, будто бы он издержал государевых денег в Шадринской слободе на свои нужды девять рублей и одиннадцать алтын. Какой бесстыдный навет! Ведь Юшка и Шадринский острог, и слободу своим животом ставил, то есть без государева денежного и хлебного жалованья. А его в воровстве обвинили! От слободчиков отстранили и собственную заимку отобрали. Вот так-то: начальнику надо повиноваться, а не уличать его. Так было всегда на Руси Великой, так будет и в Сибири. Но и этого было мало Давыду Андрееву. Он обвинил Юшку Соловья еще в том, что тот в нарушение государева указа принимал в Шадринскую слободу не вольных гулящих людей, а пашенных крестьян и беломестных казаков Верхотурского уезда, брал с них «поручные записи» (письменные поручительства. – В.П.).

Это более серьезное было обвинение. Но оно в такой же мере относилось и к Давыду Андрееву – приказчику Исетской слободы. Существовали многочисленные царские запреты принимать беглых пашенных (тяглых) крестьян. Однако, приказчики и слободчики все-таки брали их на поселение, невзирая на угрозы самых суровых кар за такие поступки. Это заставляло делать острая необходимость в людях на новых поселениях, где каждый работоспособный человек был на счету.

Так поступали и Юшко Соловей, и Давыд Андреев. Но Андрееву начальство в Тобольске поверило, а против Юшки Соловья возбудил уголовное дело.

Приказчиком Шадринской слободы в это время был назначен уже некий Г. Пястолов, но его тоже вскоре обвинили в «государевом деле», арестовали и выслали в Тобольск. После Пястолова приказчиком Шадринского острога и слободы (по совместительству) вдруг становится Давыд Андреев, недруг Юшки Соловья-Малечкина, исетский мини-воевода!...

Владимир ПЛЮЩЕВ
Занимательное ЗАУРАЛЬЕ


"Безопасность полетов начинается на земле!"
Бывший авиамеханик, ныне - Поручик запаса.
Спасибо: 4 
ПрофильЦитата Ответить
Старший лейтенант




Сообщение: 591
Настроение: Боевое
Зарегистрирован: 01.02.10
Откуда: Россия, Москва
ссылка на сообщение  Отправлено: 09.12.11 11:19. Заголовок: Приходское духовенс..


Приходское духовенство в Отечественной войне 1812 года

История Отечественной войны 1812 г. отражена в огромном количестве исследований и публикаций документов. И тем не менее, интерес к этому трагическому и величественному событию в истории нашего Отечества не ослабевает.

Появляются новые материалы, проливающие свет на забытые или малоизвестные страницы великой войны. К их числу относится история деятельности православного духовенства в 1812 г., его участие в борьбе за независимость Родины, до недавнего времени не затрагиваемая в исторической научной литературе.


...

II. О ПОДВИГАХ ДУХОВЕНСТВА

Московские священно-церковнослужители по большей части или заблаговременно, или уже по вступлении неприятеля в столицу выехали из оной, но оставшиеся, укрываясь с семействами на пожарищах приходов своих, инде до последнего дома выгоревших, не были холодными зрителями грабительства и поругания Святыни неприятелем. С опасностию жизни сохраняли и защищали церковное имущество, обличали врагов в их поступках, некоторые запечатлели усердие свое к делу Божию кровию, а другие вкусили смерть от меча неприятеля.

Примечательные частные случаи и подвиги

а) Новодевичий монастырь, оставшимся протоиереем Алексеем Ивановым и казначеею с несколькими сестрами был заперт. Небольшие неприятельские отряды не могли в него вторгнуться. 4-го сентября отряд неприятелей, более по-видимому 2 тысяч человек, приступивший к монастырским воротам с двумя орудиям по угрозам был впущен в монастырь. 8 сентября все церкви, кроме Соборной, и кельи выехавших из Москвы настоятельницы и сестер заняты были неприятельским войском, которое и оставалось в оных до 8 октября. По объявлению протоиерея, на вопрос неприятелей, что в монастыре нет службы за неимением вина и просфор, прислано ему было полведра красного вина и 10 фунтов крупчатой муки на просфоры. Найденные в монастыре съестные припасы неприятели разделили с оставшимися пополам и никого не били. Квартировавший в монастыре генерал брал у казначеи серебряные деньги и отдавал ей ту же сумму ассигнациями, а вместо ассигнаций давал медные деньги. 25 сентября посетил монастырь сам Наполеон и велел Святые и задние ворота заделать лесом, завалить землею и поставить на них по 1 пушке; оставить для входа и выхода ворота боковые, устроить против Святых ворот батарею. Приходскую Иоанно-Предтеченскую близ монастыря церковь, подбив стены, взорвать, что сие и было исполнено.

Сверх того, в монастыре под собор, церкви, колокольню и кельи прорыты были небольшие канавки. При выходе из монастыря в 10 часу по полудни 8 октября, неприятели прилепляли зажженные свечи в кельях к деревянному строению и в церквах к иконостасам, кидали свечи на пол и в солому, объявив живущим в монастыре, еще 6 числа, чтоб спасались. По выходе неприятелей из монастыря, казначея с оставшимися двумя сестрами бросилась всюду осматривать и нашла под собором 6 ящиков патронного пороху и 6 раскупоренных бочонков с положенными на них зажженными фитилями; тот час фитили затушила, в порох налила воды, и в прочих церквах и кельях, где разбросаны были зажженные свечи и уже начинало загораться, затушила огонь, не доведя монастырь не до малейшего вреда.

б) В Зачатейском монастыре все кельи сгорели; самые церкви загорались, но остались невредимы. Достойно особенного замечания — написанный на дереве образ Христа не сгорел в пламени.

Во время бывшего в монастыре пожара священник Емельян Георгиев и настоятельница с сестрами, приобщившись Святых Христовых Тайн, заключились в храме, быв готовы лучше погребсти себя под развалинами оного, от распространившегося всюду всепожирающего пламени, нежели предать себя в руки неистовых врагов церкви и Отечества. После пожара настоятельница монастыря и бывшие с нею, числом до 50 человек, оставшись вовсе без пищи и в непрестанном страхе перешли из монастыря за Крымский брод, под защиту одного неприятельского начальника, лично из человеколюбия оберегавшего русских до 5 тысяч человек. Начальник сей, по усильной просьбе настоятельницы, при возвращении ее на третий день в монастырь, послал с нею для охранения двоих солдат и дав им за своим подписом два листа велел прибить один из них к монастырским воротам, а другой при входе в церковь. В листах сих монастырь объявлен был совершенно разграбленным и смертию угрожалось тому, кто осмелится зажечь церковь. Таким образом, с 8 сентября — Храмового монастырского праздника, до 21 священник Георгиев беспрепятственно отправлял в церкви часы, а с 21 до выхода из столицы неприятеля — Божественную литургию.

в) Бывший Казанского собора протоиерей терпел от неприятелей тяжкие побои и был ранен ударом саблею в голову.

г) Грузинская, на Воронцовском поле, церковь с великим трудом сохранена ото огня, а утварь от расхищения жившими тогда в церкви церковно-священнослужителями, за что священник Василий Гаврилов награжден наперсным золотым крестом.

д) Утварь Николаевской в Кобыльском церкви, стоившая до 40 тысяч рублей вывезена из Москвы уже во время пребывания в оной неприятеля, священником Константином Васильевым с великою опасностью. А дьякону Петру Андрееву неприятели разбили лицо до крови медным с хоругви крестом за обличение, что они сидели на Святом престоле, пили и закусывали.

...

з) Сороко-Святский у Новоспасского монастыря священник Петр Гаврилов, охранявший церковь и сокрытое в ней имущество, убит неприятелями близ самой церкви.

и) Спасский в Чигасах священник Михаил Георгиев, когда неприятели под острием обнаженных мечей понуждали его указать, где хранится церковное имущество, указал на свое собственное, невдалеке от церковного на церковных сводах хранимое, таким образом сохранил церковное.

...

По селу Устью

1836 г. сентября 26 дня, мы нижеподписавшиеся Смоленской епархии Ельнинского уезда села Устье, тоже Покровского, во исполнение указа Смоленской духовной консистории за № 4843 последовавшего, сим почтеннейше объявляем, что 1812 года, августа 15 числа во время служения божественной литургии, которую совершал приходской священник с своим причтом, неприятельская часть отряда вооруженная, состоящая из осьми человек кавалерии, приехав в дом помещиков Николевых и увидев в оном доме 20 пик или дротиков, слесши с лошадей, поломали оные пики на мелкие части. И хотя ограбили разное помещичье имущество, но к церкви приехавши опасались во оную для разграбления войти, предполагая вооруженных около оной крестьян. По чему, благодарение Богу! окончано богослужение благополучно. Того ж месяца, августа 18 числа, т. е. в воскресение, по утру, в сем Устинском храме неприятельский иной отряд ограбил церковные вещи: серебряный потир с его всем прибором, два знаменательныя кресты. Один все серебрянный, а другой накладной, и от престольного Евангелия десять серебрянных штук. Но сии вещи, кроме накладного креста, в ноябре месяце 1812 года отысканы в селе Гнездилове у священника Иосифа Лазарева. Ибо сии грабители церковных вещей при разграблении Ждановской церкви, тамошними дворовыми людьми иные убиты, иные в плен взяты. В половине октября, когда неприятеля российские войска со всех сторон гнали из Отечества, в селе нашем Устье находилось шестьдесят человек донских казаков, в числе коих была большая часть стариков. И оные проживая около двух недель в священническом доме, в соседственных селениях расстоянием от села Устья в верстах 20, 15 и 10-ти около 200 неприятельского войска, возвращавшегося из древней столицы, в сие время иных убили, иных в плен взяли и отослали в город Калугу. Иные от страха в глубокие колодези бросались и там их крестьяне зарывали. И с сего времени оные донские казаки, обогатив себя орудием, как село Устье, так и окрестные селения от грабителей нетерпимых совершенно уже очистили. Убыток и грабеж от неприятеля оного села священно и церковнослужители претерпели более тысячи рублей. О чем по требованию было об оном объявлено и высшему начальству. Пособие ж денежное на посев ярового хлеба в Дорогобужском духовном управлении священник получил 80 рублей, диакон — 50 рублей и причетчики тоже 50 рублей.

К сим показаниям села Устья престарелый священник Петр Белогородский подписался. Того ж села диакон Иаков Костинский подписался. Того ж села пономарь Василий Волочков подписался.

Замечания священника Захария Стабровского

ЗАМЕЧАНИЯ МОИ

И я в 1812 — вечнопомянутом для каждого верного россиянина году, хотя был 11-ти лет (само собою в эти лета, и в это грозное время я находился в селе Новоспасском, при покойном моем родителе) помню, что в какой-то праздничный, а как из анекдота моего родителя понимаю, в высокоторжественный день, отряд французских кавалеристов, во время служения литургии окружил церковь и хотел ворваться в нее. Но при всем их усилии не могли сшибить дверей храма. Они сделали выстрелы в верхние окны храма и бросились грабить дом помещика, потом вовсе опустошили дом моего родителя и причетников. По удалении варваров, родитель мой всю церковную утверь свез в лес и избрав тайно, не запомню сколько-то, крестьян хорошей нравственности, приказал им, чтоб они по очереди доведовались до того места. После сего, в одно время, когда отец мой и мать, и мы все, братья и сестры были на поле жатвы, как вдруг появились французишки! И узнав родителя моего по одежде с радостию закричали, иной: «О, ксенз, ксенз!». А иной: «Попе! Попе!». И бросились на него бестрепетно стоявшего. Начали требовать денег, потом раздели его и нашли при нем 40 копеек и отобрали от него эту сумму. В другом кармане обрели только ключи от храма. И этой находке преизмерно обрадовались. И потащили его с тем, чтобы он отдал им все сокровища храма. Родитель мой мужественно отвечал им: «Храм оной давно разорен французами, и остались в церкви одни только ветхости». Они еще более начали настаивать грозя ему смертию. Отец мой с таким же непоколебимым духом и твердостию то же самое им неоднократно повторял. И оне, видя, что он с презрением смотрит на угрожающую ему смерть, оставили его. И взяв с собою церковные ключи поехали. И проехав так с четверть версты закричали: «Ксенз! Ксенз! Возьми ключи!» И бросили их на дорогу. Родитель мой, как бы на крыльях полетел и поднял ключи — единственное свое сокровище.

В другой раз прибыли в наш дом поляки. И после требования водки и денег долго говорили с родителем. И поляки и разговор был веселый. Родитель мой довольно хорошо знал польский язык. Он в царствование государя Императора Павла Петровича посылан был в Минскую губернию для обращения католиков на православие. Потом разговор переменился и поляки стали говорить с жаром, как вдруг один из них, как можно отвратительной наружности, схватил ружье и направил на нашего родителя, хотя его застрелить. И мы, т. е. дети, видя неминуемую и уже предстоящую смерть виновника нашего бытия с воплем и рыданием пали к ногам сего чудовища и умоляли его о помиловании дражайшего нашего родителя. И сатанинская улыбка появилась на сатанинской роже сего презренного ляха. И он опустил свое смертоносное орудие. После сего, сии ненасытные гарпии, забрав даже ни к чему годные тряпицы и последние остатки съестных припасов, уехали. По отбытии сих варваров родитель наш сказывал, что они рассвирепели на него за то, что он несколько намекнул им, как он бывши в Минской губернии в силу монаршего указа поступил с их соотечественниками. По прошествии нескольких дней после того грозного дня, в который едва не прекратилась жизнь моего родителя от святотатственной руки буйного ляха и, когда еще каждое напоминание о той ужасной минуте приводило все наше семейство в содрогание, в один, хотя осенний, но прекрасный октябрьский день, при самом восхождении солнца, по дороге, идущей от города Ельни, на расстояние от Новоспасского как на версту, на вершине длинной отлогистой горы, как по дороге, так и по обширному отлогистому полю, внезапно явилось множество на быстрых конях ристающих всадников, и на бранных их орудиях ярко отражались лучи великолепного, восходящего светила дня. И мы долгое время не только не видев ни единого отечественного воина, ни даже не имея ни малейшего слуха о нашем воинстве, быв устрашены сим внезапным появлением войск, бросились к отцу, крича: «Французы! Французы!» И убеждали его бежать и нас укрыть от аспидских взоров их. Но он остановил нас и внимательно обратил взоры свои на всадников. Потом вдруг, о, радость! Родитель наш обращается к нам с преисполненным радости лицом и с восторгом говорит: «Дети! Я всегда твердил вам, молитесь Богу, и гнев Господень, карающий нас грешных за прегрешения, наконец разродится к нам сугубым милосердием. Это не враги наши, это храбрые сыны грозного Дона. Грозного, но не для нас, но для извергов, изуверов, опустошивших домы и поля наши, разграбивших и осквернивших святые храмы наши». Потом громко возгласил: «О, священная река Дон! На берегах которой порождаются столь мужественные витязи, ревностные каратели злочестия, разврата и безбожия!» И с торопливостью взял хлеб и соль, и взял меня за руку, поспешил навстречу воинам. Также приказал и всему семейству за собою следовать. И когда он спешил во сретение сему отечественному легиону, помню, что слезы радости катились крупным градом по иссохшему лицу его. И я, смотря на него, навзрыд помогал ему плакать. Когда же приближились воины, то каждый из них слезал с коня и подходил к родителю моему под благословение. И все единогласно восклицали: «Теперь радуйтеся, не бойтеся. Молитесь за нас Богу, а мы в прах врагов наших сметем с лица земли дражайшего нашего Отечества». Сии священные и восхитительные минуты никогда не изгладятся из моей памяти. Хотя еще и много приходит на память, но по тогдашней моей юности, все неподробно, не обстоятельно. Но твердо помню то, что отец мой во все то бурное время, если только что ему не препятствовало, почти ежедневно входил один в церковь и запершись внутри, бывал в ней по нескольку часов и иногда по целому дню.

Села Гореенова
священник Захарий Стабровский
Поречьской Пятницкой церкви
в Поречьское духовное правление
Города Поречья Пятницкой церкви
от протоиерея Илии Зверева

РАПОРТ

Во исполнение последовавшего из Смоленской Духовной консистории в оное Духовное правление указа от 7 числа августа сего 1836 года за № 4849, полученным 19 числа августа ж, честь имею оному правлению отнестись. В прошедшем, 1812 году, я находился при Поречьской соборной церкви протоиереем и благочинным и живо припомню, что в том, 1812 году, в июле месяце было предписание по светскому правительству в Поречьскую градскую полицию, чтобы граждинам из города не выбираться куда-либо не опасаяся нашествия неприятеля21, а разрешено уже сие в городе Поречье того ж июля 18 или 19 числа. В таком случае все начали выбираться обыватели из города куда-либо, с неспособностию забрать из имения своего что-либо. 19 числа июля я, с помощью соборной церкви помощников, старосты церковного (мещанина Александра Родомацкого, который тогда отлучился из города неизвестно куда), мещан Андрея Лебеткина, кой уже умре, и Андрея Лаврентьева Ларгенкова в церкве соборной с торопливостию от наступления неприятелия отодрали от святых икон оклады серебрянные, сосуды священные серебрянные, Евангелие окладные серебром, кресты напрестольные серебрянные и прочие вещи видные в церкви, а также и деньги церковные с собою в стихарях с завязанными у них рукавами, употребленными вместо мешков, унесли. Что видя из проходящей нашей армии офицеры некоторые дали нам пару лошадей с повозкою, потому что тогда нанять негде было, и всякому нужда своя надлежала. Оные вещи на сей повозке отвезли мы на 16 верст в отстоящее сельцо Лоскотово, помещика Петра Дайнатика, в лес, который простирался верст на пять или более, где и я с означенными помощниками старосты при вещах находились. Да и почти половинная часть граждан там же сохранялась. И хотя оного помещика дом французами несколько раз ограблен был, но в лес они не отважились итти преследовать нас. Оные же вещи все в целости и деньги возвращены были нами в церковь означенную соборную в октябре месяце в последних числах. Денег же было с лишним три тысячи рублей, что и в ведомости годовой означено за 1812 год в консисторию посланной. Приходскую же Пятницкую церковь неприятели ограбили, мало что оставя. Священника сия церкви Антония Соколова не успевшего уйти, в оной же церкви французы били железными шомполами, от чего он по времени и умер. Священника соборной церкви Конона Безсребренникова, также не успевшего из дома своего выбраться, в доме его разными образами тиранили, дабы отдал им церковные и свои деньги. Августа 15 числа того ж 1812 года, когда дивизия французская в город Поречье прошла и стояла суток трое, расположилися они лагерями стоять между городом и кладбищною Духовскою церковью. А генерал их с женою, как бы не отыскал в городе дома, квартировали в церкви Духовской кладбищенской с пренебрежением святыми, где генеральша в церкви и родила. Однако в церкви сей хотя ни что не вынесено было по неспособности, но все осталось цело. На кладбищах новые могилки погребенных тел разрываемы были французами, в надежде получить что-нибудь от граждан сокрываемое. Я же, нижайший, по дому своему, отпустя жену свою с детьми в другую сторону города, верст за 50 в леса и не имел способу выбрать из дома и увезти, потерпел убытку на 1800 рублей, что и в реестре означено того года, который надежно имеется в Духовной консистории с прочими. Но пособия никакого не получил ни от кого, даже и тогда, как прочее духовенство получало от Синодального члена, Преосвященного Феофилакта Архиепископа Рязанского22, по нерасположению его ко мне бывшему, происшедшего от клеветников моих. От чего я и по сие время претерпеваю крайность в содержании своем, о чем рапортую верно. Сентября дня 1836 года. К сему рапорту Поречьской Пятницкой церкви протоиерей Илия Зверев руку приложил.

По селу Бородину
Получено сентября 23 дня 1836 г.

ОБЪЯВЛЕНИЕ

Во исполнение указа из Смоленской Духовной консистории, последовавшего о том, какие, где действия и пожертвования в 1812 году происходили, нижеследующее объявляю. В 1812 году месяца июля 25 числа по приглашению графа Платова все Атаманское войско убеждал словом Божиим к лучшим военным подвигам на поле около села Ополья, отстоящего от Смоленска в 25-ти верстах. С 13-го числа августа будучи при Поречьской Пятницкой церкви приходским священником и указным депутатом и увещевателем собрал я дружины, состоящей из поречьских мещан, человек ста до полтора, из коих было отличных с оружиями и пиками конницы человек 60-т, кои военные действия продолжали от 14 числа августа до ноября последних чисел. А шестьдесят всегда со мною, простирались даже до белорусского города Ворши*. В каковом военном действии человек сот до пяти побито и более пятисот взято в плен, да исправник, прихожанин мой Иван Иванович, убежден будучи мною, с дворянами собравшимися октября 20 числа, человек до 30-ти единовременно взяли вместе со мною около сельца Федоровского в плен мародеров французов 25-ть человек. Я сам лично 30-го числа сентября посредством латинского языка взял в плен генерала французского лейтенанта по имени Фуше с экипажем и багажем тысячь на 20-ть, которое все роздал бедным и разоренным с тем, чтобы не унывали и надеялись бы на Бога, вооружались бы против неприятеля. В Белоруссии замечания достойно то, что помещики были присягнувши Наполеону, готовили в Могилев провиант и выбирали рекрут на помощь французам. Хотели всех нас перерезать. Но осторожностию моею все 60-т человек сохранены, потому что я умея обходился с умнейшими людьми, кои мне о таковом злонамерении предъявили. Следовательно, я должен был взять меры к сохранению всех. О каковых подвигах моих и 60 человек конницы, из числа сих подвижников поречьский купец и кавалер Никита Меншиков, за предоставление офицера французского с планами в Вязьму город, к князю Кутузову, представил к военному министру Вязьмитинову, который министр дал 9 тысяч на раздачу дружине конницы. И я получил 200 рублей. Каковое пожалование девяти тысяч денег не в награду дано, а господин министр обещался на бумаге представить к монарху, как и видно из предписаний его в 1813-м году к Смоленскому губернатору. Но представлял ли господин министр к монарху, того не знаю. Я действовал не ожидая никаких наград. Да, еще замечания достойно и то, что господину министру французский штандарт он Меншиков доставил, каковой ныне находится в Санкт-Петербурге соборной Казанской церкви. Да еще замечания достойно то, что по прогнанию врага вместе с дворянами и установления спокойствия и тишины в народе, я старался — привел в порядок все церковное и за болезнию многих священников обеих церквей служил обедни и требы правил. За каковые мои подвиги нажил многих врагов. Но от всех сил совершенно промыслом Божиим избавлен, о чем всем и объявляю. 1836 года месяца сентября дня. К сему объявлению села Бородина священник Петр Евстахиев руку приложил.

Примечания
...
3 Многочисленные документы свидетельствуют о том, что неприятельские солдаты и офицеры вскрывали свежие захоронения на городских и сельских кладбищах в надежде найти в них тайники ценного имущества и денег бежавших или скрывающихся жителей. Например, тело убитого французами священника Сорокосвятской церкви Петра Гавриловича Святославского неприятели дважды вырывали из могилы, думая, что там спрятаны сокровища. См.: Студитский И. М. Русское духовенство в Отечественную войну 1812 года. Кострома, 1912. С. 14.

4 Например, неприятелем были обращены в конюшни нижняя церковь Заиконоспасского мужского монастыря, церковь Божьей Матери Рождественского монастыря, в продовольственные и фуражные склады были превращены церкви Страстного монастыря, кремлевские храмы Спаса на Бору и Николы Голстунского. См.: Военский К. А. Русское духовенство... С. 38—44.
...
7 Достойны упоминания имена погибших от рук неприятеля приходских священников И. Петрова, И. Андреева, М. Николаева...

http://runivers.ru/new_htmlreader/?book=5609&chapter=84203


А что же совершил И.Андреев, за что удостоен был чести упомянутым?

Церкви Якиманского района Москвы в 1812 году



Церковь Николая Чудотворца в Толмачах

В 1812 году перед входом французов в Москву священник церкви Николая Чудотворца в Толмачах, Иоанн Андреев спрятал имущество своего храма и ценные вещи ризницы под плитами, покрывавшими пол храма.

Сама Никольская церковь в 1812 году, отделенная тогда небольшим сквером от соседних домов, убереглась от свирепого огня. В Никольской церкви искали спасения от огня местные жители – погорельцы, перенесшие в храм остатки своего имущества. Озверевшие от безнаказанности солдаты Понятовского ворвались в храм и, найдя среди погорельцев священника Никольской церкви, отца Иоанна Андреева, безуспешно пытали его, пытаясь узнать, где были спрятаны церковные сокровища. Мужественный отец Иоанн стойко перенес ниспосланные ему мучения и скончался от полученных увечий после выхода врагов из Москвы. По другим данным, он был зарублен солдатами на паперти храма, и похоронен внутри церковной ограды. Спрятанное под полом имущество храма уцелело от грабежа...



http://pechexod.livejournal.com/24869.html

История Никольского храма
http://vtolmachah.ru/history.html


И еще одна статья о другом герое-священнике и хоть получил он фамилию Орлеанский, однако был рожден в семье Григория Андреева, т.е. по отцу он был Андреев.


О ГЕРОЕ ВОЙНЫ 1812 ГОДА СВЯЩЕННИКЕ МИРОНЕ ОРЛЕАНСКОМ

В 1912 году к столетию Отечественной войны 1812 года на Бородинском поле в числе других был установлен памятник 2-й Гренадёрской дивизии генерала принца К. Мекленбургского и сводной Гренадёрской дивизии генерала графа М. С. Воронцова в честь подвигов однополчан гренадёрских полков этих дивизий в сражении при селении Бородино. На одной из плит гранитного постамента с описанием потерь Московского гренадёрского полка в дни 24-26 августа 1812 года высечено имя героя той войны и участника знаменитой битвы ярославского православного священника протоиерея о. Мирона Орлеанского. Священник Московского гренадёрского полка о. Мирон Орлеанский в Бородинском сражении 26 августа 1812 года шёл с крестом в руке против наступающих французских войск впереди колонны московских гренадёров, на протяжении нескольких часов он находился под неприятельскими выстрелами и шквальным пушечным огнём. Несмотря на контузию левой ноги, полученную от удара ядром, о. Мирон оставался в строю, продолжая воодушевлять сражавшихся воинов, исповедовать и напутствовать умирающих.

Мирон Орлеанский родился в 1774 году в семье священника Григория Андреева села Шеметово Ярославской губернии. В то время село относилось к Пошехонскому уезду, с 1788 года – к Даниловскому. Восьми лет Мирона отдали на обучение в Ярославскую духовную семинарию, которая тогда располагалась в стенах Спасо-Преображенского монастыря. Монастырём руководил архимандрит Иоиль, он же был и ректором семинарии. Фамилию «Орлеанский» Мирон получил в период учёбы в честь знаменитой героини Франции Жанны д’Арк, о подвигах которой преподавали на уроках истории. Имея хороший слух и голос, он почти сразу был привлечён в архиерейский хор. К тому времени относится групповой портрет архиепископа Арсения (Верещагина) со «штатом духовных лиц, певчих и прочих». Один из десяти изображённых на картине малых певчих – одиннадцатилетний дискант Мирон Орлеанский.

Обучение в семинарии Мирон прошёл до богословского курса. 24 ноября 1791 года в 17-тилетнем возрасте он был произведён в Ярославский Кафедральный Успенский собор в дьяконы. В апреле 1793 года его вновь принимают в архиерейский хор певчим, но уже в качестве тенора. Так он вновь оказывается в свите архиепископа Ярославского и Ростовского.

В марте 1799 года в числе прочих служащих Мирон отправляется в Санкт-Петербург вслед за владыкой Арсением, назначенным членом Святейшего Синода. Как приближённый Арсения он принимает участие в ряде значительных для того времени мероприятий, в частности присутствует на обручении великой княжны Елены Павловны в Павловске. Тогда же решаются вопросы по расширению и благоустройству Ростово-ярославского подворья на Васильевском острове. Деньги Арсению на покупку смежного здания выделяет Павел I. В конце 1799 года архиепископ Арсений скончался. Его тело Мирон сопровождает для погребения в Тверскую епархию. 16 мая следующего 1800 года как певчий он участвует в похоронах генералиссимуса Суворова. Ещё через год дьякона Мирона Орлеанского назначают регентом архиерейского хора. Он продолжает жить на Ярославском подворье с женой и дочерью. В 1805 году в его семье рождается сын Николай.

10 мая 1807 года по Указу Святейшего Синода архиепископ Ярославский и Ростовский Антоний производит Мирона в священники с определением в 28-й Егерский полк. О. Мирон прибывает в действующую армию накануне подписания Тильзитского мирного договора. После года службы полковым священником в егерском полку Мирона переводят в Московский гренадёрский полк. Он становится участником русско-турецкой войны 1806-1812 годов. Как духовник своего полка о. Мирон находился при многих битвах, впоследствии вошедших в историю России. Служить в этой войне ему довелось под началом генералов Прозоровского, Багратиона, Ланжерона, братьев Каменских, Сен-При. В 1811 году за участие в походах против турок священник Мирон Орлеанский был представлен к награде.

С 17 июня 1812 года от берегов Днепра в рядах 2-й Западной армии Багратиона о. Мирон отступает до границ Смоленска, затем становится участником знаменитой битвы за этот город. 25 августа 1812 года в присутствии князя Кутузова он участвует в молебне на Бородинском поле перед Смоленской иконой Божией Матери Одигитрии. На следующий день в самый разгар великой битвы находится среди сражающихся однополчан, доблестно исполняет свой пастырский долг, призывая стоять за свою веру и землю русскую, получает ранение.

Далее в составе разбитой дивизии, которой до этого момента командовал принц Карл Мекленбургский, о. Мирон отступает через Москву до Тарутина, затем становится свидетелем битв под Малоярославцем, Вязьмой и Красным. В 1813 году он продолжает службу при преследовании неприятеля на пути во Францию, как священник участвует в сражениях при Лютцене, Баутцене, Дрездене, Кульме. Последняя битва, которой он стал непосредственным очевидцем, была Великая Битва Народов под Лейпцигом. В конце 1813 года из-за ранения о. Мирон вынужден был остаться в госпитале вблизи крепости Майнца на Рейне. К зиме 1814 г. со своим полком он возвратился в Россию, получил награды – серебряную медаль в память войны 1812 года и наперсный медный крест на чёрно-красной ленте ордена св. Владимира. К этому времени Наполеон бежал с острова Эльба и вновь объявил себя императором. В спешном порядке русские войска вновь были двинуты во Францию. О. Мирон со своим полком пешком проходит через Польшу, Силезию, Пруссию, Саксонию, Баварию и на этот раз своими глазами любуется красотами Франции. На протяжении нескольких лет его изматывают непрекращающиеся боли в контуженой ноге. Написать прошение об отставке он решается лишь в 1817 году. Святейший Синод его отставку принимает и по представлению обер-священника армии и флота протоиерея Иоанна Державина награждает камилавкой.

О. Мирон Орлеанский закончил свою более чем десятилетнюю военную службу 17 декабря 1817 года в городе Лихвине Калужской губернии (ныне город Чекалин Тульской области). От роду было ему 43 года. К началу 1818 года он прибыл в Ярославль и предстал перед владыкой Антонием (Знаменским), коим должен был быть определён «к приличному и выгодному месту». О дальнейшей судьбе священника Мирона Орлеанского в настоящее время документальных свидетельств не найдено.

По материалам документальной повести Алексея Орлеанского «РЕВНОСТЕН И ДОСТОИН»

"Безопасность полетов начинается на земле!"
Бывший авиамеханик, ныне - Поручик запаса.
Спасибо: 6 
ПрофильЦитата Ответить
Старший лейтенант




Сообщение: 594
Настроение: Боевое
Зарегистрирован: 01.02.10
Откуда: Россия, Москва
ссылка на сообщение  Отправлено: 13.12.11 13:27. Заголовок: Берейтор Великого кн..


Берейтор Великого князя

История одного поиска...

Иностранные офицеры в Кавалерийской школе в Сомюр.
Парад во время национального праздника Франции, 14-го июля 1909-го года.


http://www.lostbulgaria.com/?p=2997

http://www.lostbulgaria.com/?p=2998

http://www.lostbulgaria.com/?p=2999

На фото слева направо: два русских офицера, американец, болгарин (ротмистр Берон), серб, два болгарина (подпоручики Филипов и Коларов), голландец и норвежец.
(Чуждестранни офицери в Кавалерийската школа в Сомюр, парад за националния празник на Франция, 14 юли 1909 г. От ляво на дясно: двама руски офицери, американец, българин (ротмистър Берон), сърбин, двама българи (подпоручиците Филипов и Коларов), холандец и норвежец).

 цитата:
...на Сайте "Военный Альбом" в посте №70 утверждается, что...

"...Второй офицер слева на первом фото - штабс-капитан Владимир Владимирович Андреев (1878-1940).
Мой отец Виктор нашёл упоминание в литературе, что В.В. Андреев посетил школу в Сомюр в 1909-ом году..."


А по моим сведениям, полученным из воспоминаний Игнатьева "50 лет в строю" следует, что Андреев был там в 1912 году:

"Гораздо большим испытанием явились для меня приезд на маневры в 1912 году Николая Николаевича и ответный визит Жоффра в следующем году в Красное Село. Эти поездки, как когда-то приезд царя в Стокгольм, не укрепляли, а расшатывали мой служебный авторитет за границей, заставляли снова краснеть за некоторых представителей своей страны.

Скажи, с кем ты знаком, и я тебе скажу, кто ты такой; и о высоких лицах чаще всего судят по их окружению. Жоффр, отправляясь в Россию, собрал вокруг себя весь цвет генерального штаба, лучших специалистов по всем родам оружия до службы железных дорог включительно. Ему за них краснеть не приходилось, даже при попытках нашего офицерства споить союзников. (Толстяк Бертело ответил за всю французскую армию: его не свалили, и он выходил с попоек на своих могучих ногах.)

Чем руководствовался Николай Николаевич, привезя с собой кучку генералов, снабженных баронскими титулами и немецкими фамилиями, объяснить невозможно. Лучшим доказательством ничтожности всей его свиты на французских маневрах явилась мировая война: ни один из этих генералов ничем в ней не отличился. Церемониал приезда нашего будущего главнокомандующего был разработан еще моим предшественником и включал в себя, между прочим, бесконечные осмотры древних замков на Луаре, входивших в район маневров. Мне же было дано единственное оригинальное поручение -- оказать содействие командированному за три месяца до маневров в Сомюрскую кавалерийскую школу наезднику великого князя Андрееву. Он должен был выбрать и специально объездить верховую лошадь для Лукавого (прозвище Вел.Князя). Мне казалось, что этим могли заняться сами французы, но Андреев мне объяснил, что "его высочество изволит непрерывно толкать лошадь левой ногой и что к этому ее надо заранее приучить".

Зачем понадобилась лошадь, когда все высокие начальники давно уже следили за ходом маневров из автомобилей,-- понять было трудно. Я, признаться, забыл бы про эту деталь, если бы при первом же выезде в поле не увидел на одной из лужаек построенных верховых лошадей.

Жоффр взгромоздился на своего рыжего лысого коня, а для Николая Николаевича, вероятно, с целью угодить, Андреев подготовил своего старого мерина серой гусарской масти. Не успел я еще пригнать себе стремян, как оба будущих главнокомандующих двинулись шажком, направляясь на ближайшую полевую дорожку -- на этом наша конная прогулка и закончилась: разбитый на передние ноги старый скакун по препятствиям, не чувствуя своей высокой ответственности, споткнулся, задев копытом о небольшую кочку. Этого было достаточно, чтобы долговязый всадник, бывший генерал-инспектор русской кавалерии, сперва съехал к нему на шею, а затем, потеряв равновесие, и совсем слез на землю. После этого решено было продолжать объезд войск на машинах ."

http://sammler.ru/index.php?showtopic=96917


АНДРЕЕВ Василий Алексеевич (12. IX.1869—1938) — наездник. Ученик Дж. Филлиса [1]. В совершенстве владел искусством выездки лошадей, выступал в Берлине, Париже, Лондоне. В 1906 был приглашён в петербургский цирк Чинизелли наездником (высшая школа верховой езды). После Октябрьской революции Андреев выступал главным образом на спортивных аренах.

Литература: Конный цирк..., (Каталог), Л., 1930, с. 148.


...Андреев В.А был учеником Джеймса Филлиса, кто «работал лошадей Его Императорского Высочества Великого Князя Николая Николаевича, в чем помогал ему его же ученик из наездников, теперь уже берейтор Августейшего главнокомандующего войск гвардии и Петербургского военного округа титулярный советник [2] Андреев, приобревший, благодаря Филлису, громкую известность, как искусный работник на лошади.»

http://www.horse.ru/oloshadi/structure.php?cur=6214

...и возможно учился в Офице́рской кавалери́йской шко́ле.

http://magazines.russ.ru/neva/2006/10/po22.html

Был приглашен и работал в качестве берейтора у великого князя Николая Николаевича. Был женат, воспитывал троих детей, семья проживала в Красном селе под Петербургом .

После Октябрьской революции был приглашен Буденным на работу в качестве тренера на курсах РККА в Красном Селе (из устных источников).

После смерти был похоронен в Красном селе, дом сгорел во время окупации в годы Второй мировой войны.

http://www.prokoni.ru/forum/viewtopic.php?f=26&t=101655




Примечание.

1. Джеймс Филлис (1834-1913)- англичанин, искусный наездник, полковник русской армии, кавалер ордена Св.Станислава 3 степени, с 1898 года Филлис работал инструктором в Петербургской Офицерской Кавалерийской школе.

2. Титулярный советник - гражданский чин IX класса, соответствующий армейскому чину Капитана пехоты до 1884 года, штабс-капитана пехоты с 1884 года, штабс-ротмистра кавалерии, казачьего подъесаула и лейтенанту военного флота России. С 1845 г. давал личное дворянство, ранее его получали с XIV класса.


"Безопасность полетов начинается на земле!"
Бывший авиамеханик, ныне - Поручик запаса.
Спасибо: 7 
ПрофильЦитата Ответить
Старший лейтенант




Сообщение: 595
Настроение: Боевое
Зарегистрирован: 01.02.10
Откуда: Россия, Москва
ссылка на сообщение  Отправлено: 15.12.11 12:11. Заголовок: О Московских восстан..


О Московских восстаниях и волнениях

Документы о Московском восстании 1682 года


О Московском восстании 1682 года сохранился довольно большой комплекс источников: акты, описания современников. Они дают возможность изучить это движение от его истоков до капитуляции восставших. Однако некоторые стороны до сих пор остаются малопонятными, недостаточно документированными. Это относится, например, к вопросу об участии в движении московских посадских людей, холопов и других слоев населения; неполностью известно содержание стрелецко-солдатских челобитных, в которых среди прочих требований содержалось требование о возмещении стрелецкими начальниками определенных денежных сумм, полученных в виде различных взяток и поборов с их подчиненных. В отдельных случаях «начеты» восставших стрельцов на своих начальников достигали огромных по тому времени сумм и исчислялись в тысячах рублей 1. Но каких-либо документов, прямо свидетельствующих о «механизме» взимания восставшими со своих начальников уворованных денег, до сих пор не было известно.

По счастливой случайности подобные материалы дошли до нас в составе сборника копий с различного рода документов, принадлежавших роду ростовских помещиков Мещериновых, один из которых во второй половине XVII века был стрелецким, головой, то есть командовал стрелецким полком. Многие документы из архива Мещериновых давно известны в исторической науке. Например, некоторые акты, касающиеся уголовных и гражданских дел, опубликованы М. И. Семевским 2; в работе Ф. А. Рязановского использованы отписи, мирские приговоры, челобитья, судные дела и другие документы, относящиеся к управлению земельными владениями Мещериновых в Галичском уезде в XVII — первой половине XVIII века 3.

Обнаруженные в указанном выше сборнике документы освещают важную сторону истории Московского восстания 1682 года. Они представляют собой написанные скорописью XVII — начала XVIII века расписки в получении восставшими стрельцами различных денежных сумм с упомянутого выше бывшего стрелецкого головы Ивана Алексеевича Мещеринова. К сожалению, содержание стрелецких челобитных, в которых перечисляются взятки, поборы и другие обиды, нанесенные стрельцам в прошлые годы их бывшими начальниками, до сих пор остаются неизвестными.

Публикуемые ниже расписки имеют неоценимое значение, так как впервые дают представление о «механизме» взимания денег со стрелецких начальников и о том широком размахе, который получил денежный сыск летом 1682 года.

Расписки печатаются в соответствии с их датировкой. В сборнике Мещериновых порядок расположения этих документов нарушен, например, расписка № 2 от 11 июля 1682 года в сборнике значится на листах 70об.-71-71об., тогда как расписка № 1 от 10 июля записана на листах 71об.-72-72об., расписка №4 от 31 июля записана на листах 69об.-70-70об., а расписка № 3 от 17 июля — на листах 73-73об. 4.

Тексты расписок публикуются в соответствии с правилами издания документов XV-XVII века, сноски указаны звездочками. Общие примечания даны в конце публикации, в текстах расписок они указаны арабскими цифрами. Границы листов документов обозначены двумя косыми линейками. Недостающие в слове «вышеписанных» буквы заключены в квадратные скобки.


№ 1

1682 г. июля 10. — Расписка представителей 500 стрельцов полков Н. Д. Глебова и А. И. Данилова в получении денег с И. А. Мещеринова

Список з записи слово в слово.

Се аз московские надворные пехоты 5 стольника и полковника стремянного Нинитина полку 6 Даниловича Глебова десятник Иван Афонасьев да Кузьма Яковлев сын Казанец да стольника и полковника Акинфеева Ивановича Данилова пятидесятник Евсевей Нестеров да десятник Евсевей Петров сын Мясник, которые были на службе великих государей в Киеве в зборном приказе 7 с Ываном Алексеевичем Мещериновым, пятидесятников и десятников и рядовых//пятьсот человек, и тому осьмнатцеть лет, и в нынешнем во сто девяностом году июля в (далее оставлено чистое место) день били челом великим государем мы, надворная пехота, петидесятники и десятники и все рядовые ото всех пятисот человек на него, Ивана, в налогах и во взятках и во всякой работе по цене в тысече в двустах в сороке в пяти рублех сполтиною. И мы, надворная пехота, пятидесятники и десятники, и все рядовые и ис тех пятисот человек, которые в те осьмнатцеть лет на боях побиты и померли, а после их которые осталися жены и дети, с ним, Иваном, договорилися и взяли у него, Ивана, за все свои убытки и протори и за взятые работные деньги, и за все ни в чем великим государем не бить челом на него, Ивана, во всем с ним, Иваном, помирилися и взяли у него, Ивана, денег тысечю двести сорок пять рублей с полтиною все сполна. И впредь нам, надворной пехоте, пятидесятником и десятником, и рядовым, и выморочным, после побитых женам и детям на него, Ивана, великим государем ни в чем не бить челом и не всчинать. И в том ему, Ивану, отпись дали. И на то послуси 8 Иван Болховитинов, Аврам Кирилов. А отпись писал Ивановские площади 9 подъячей Ивашко Богданов лета 7190-го году июля в 10 день.

А назади у подлинной записи пишет:
К сей отписи московской надворной пехоты стольника и полковника Акинфеева полку Ивановича Данилова Епишка Андреев вместо
челобитчиков десятника Кузьмы Яковлева да Мартына Кузьмина, да Ерофея Ермолина по их веленью руку приложил.
К сей отписки Приказу надворной пехоты 10 площадной подъячей Нефедка Ларионов вместо пятидесятника Евсевья Нестерова да десятника Ивана Афонасьева, да десятника же Евсея Петрова и всех рядовых по их веленью руку приложил.
Послух Ивашко руку приложил.
Послух Аврамко руку приложил.


№ 2

1682 г. июля 11. — Расписка представителей стрельцов полков Ф. И. Головленком, С. Е. Полтева, Я. Ю. Лутохина, М. Ф. Ознобишина, В. Л. Пушечникова в получении денег с И. А. Мещеринова

190-го году июля в 11 день стольников и полковников надворная пехота Федорова полку Ивановича Головленкова пятидесятник Осип Гусев с товарыщи да Семенова полку Ерофеевича Полтева пятидесятник Матвей Васильев с товарыщи, да Яковлева полку Юрьевича Лутохина пятидесятник Григорей Гурьев с товарыщи, да Михайлова полку Федоровича Ознобишина пятидесятник Гаврило Савельев с товарыщи, да Васильева полку Лаврентьевича Пушешникова десятник Афонасей Галахтионов с товарыщи и вся рядовые, которые в живых и были на службе великих государей в выписке в Киеве с Ываном Алексеевичем Мещериновым, и в нынешнем во 190-м году в июле месяце били челом им, великим государем, мы, пятидесятники и десятники и все рядовые на него Ивана Алексеевича Мещеринова,
выше [писанных] полков в налогах и в обидах, и во взятках, и за всякия работы и за походные добычи 11, и за взятыя денги взяли мы против своего челобитья на нем, Иване, по договору денег тысечю рублев. А впредь нам, пятидесятникам и десятникам и всем рядовым, на него, Ивана, об том вышепнсанном им, великим государем, не бити челом и женам нашим и детям и впредь не вчинать никоторыми делы; в том мы, пятидесятники и десятники и все рядовые надворной пехоты, сию и росписку, которые были на службе великих государей в Киеве. А росписку писал стольника и полковника Михайлова полку Федоровича Ознобишина надворной пехоты Ивашко Тсрентьев.

А назади у первой у подлинной отписи (См. док. №4. Приводимые здесь подписи относятся к док.№4 от 31 июля) пишет:
К сей росписке стольника и полковника Федорова полку Ивановича Головленкова московские надворныя пехоты Ивашко Федоров вместо челобитчика Ивана Прокофьева и вдов и сирот, кои в нашем (Написано над строкой «в нашем» вместо зачеркнутого в тексте «в нынешнем») полку, по их веленью руку приложил.
К сей росписке стольника и полковника Семенова полку Ерофеевича Полтева стрелец Андрюшка Леонтьев вместо Микифора Полунина, Володимера Миронова и вдов, сирот, кои в нашем полку, по их веленью руку приложил и в свое место.
К сей росписке Приказу надворныя пехоты площадной подъячей Ивашко Якимов вместо Ивана Брода, Гарасима Епифанова по их веленью руку приложил.
К сей росписке стольника и полковника Михайлова полку Федоровича Ознобишина московской надворной пехоты
сотинной Ивашко Терентьев и вместо того же полку челобитчика Алексея Иванова и вдов и сирот, кои в нашем полку, по их веленью и в свое место руку приложил.
К сей росписке стольника и полковника Васильевскаго полку Лаврентьевича Пушечникова московской надворной пехоты сотенной Левка Терской вместо того же полку челобитчиков Матвея Филипова, Алексея Дмитреева и вдов и сирот, кои в сей росписке писаны в нашем полку, и в свое место руку приложил.

А назади другой подлинной отписи пишет:
К сей росписке стольника и полковника Семенова приказу Ерофеевича Полтева стрелец Андрюшка Леонтьев вместо всех приказов, которые были на их государской слубже в Киеве, пятидесятников и десятников и рядовых приняли денег тысечю рублев, которые в сей росписке писаны имены их с товарыщи, по их веленью, что оне грамоте не умеют, руку приложил.
...

Примечания.
1. См. С. К. Богоявленский. Хованщина. «Исторические записки». 1941, т. 10, стр. 182 и др.
2. Исторические и юридические акты XVII и XVIII столетий, собранные М. И. Семевским. Чтения ОИДР, 1869, кн. 4, раздел V, стр. 1-88.
3. Ф. А. Рязановский. Крестьяне галичской вотчины Мещериновых в XVII и первой половине XVIII века. Галич, 1927.
4. ГПБ. Отдел рукописей. Q.IV.121, лл. 69об.-74об. (водяной знак этих листов — голова шута — характерен для бумаги последней четверти XVII в.).
5. Московская надворная пехота — так стали называться московские стрелецкие полки после их выступления против правящих верхов 15-17 мая 1682 г.; это было закреплено в царских жалованных (в стрелецкие полки) грамотах от 6 июня 1682 г.
6. Стремянные полки — наиболее привилегированные и приближенные к царям стрелецкие полки (у «стремени» государя).
7. Сборный приказ — стрелецкий приказ (полк), укомплектованный из числа стрельцов различных других приказов.
8. Послух — свидетель.
9. Ивановская площадь — площадь в московском Кремле около колокольни Ивана Великого.
10. Приказ надворной пехоты — так назывался Стрелецкий приказ во время Московского восстания 1682 г.

11. Походные добычи — военные трофеи.

http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/Russ/XVII/1680-1700/Vosst_1682/Raspiski/text.htm


ЦАРСТВОВАНИЕ ИМПЕРАТОРА ПЕТРА III ФЕОДОРОВИЧА
25 декабря 1761 - 28 июня 1762 года


...Так как до сих пор волновались преимущественно крестьяне, приписные к фабрикам и заводам, то запрещено было фабрикантам и заводчикам покупать деревни с землями и без земель, пока не будет конфирмовано новое уложение, велено им довольствоваться вольнонаемными людьми. Но скоро пришло известие и о волнениях пашенных крестьян. В вотчинах стат. советника Евграфа Татищева (сына знаменитого Василия Никитича) и гвардии поручика Петра Хлопова в Тверском и Клинском уездах крестьяне отложились от помещиков по научению тверского отставного подьячего Ивана Собакина, у Татищева хоромы срыли и разбросали, у Хлопова дом, и житницы с хлебом, и оброчные деньги разграбили, а помещикам своим приказывали сказать, чтоб они к ним не ездили, приказчиков и дворовых людей хотели побить до смерти и из вотчин выбили вон. Вслед за тем поступили донесения от прокурора Московской губернской канцелярии Зыбина о возмущении его белевских крестьян, от княгини Елены Долгорукой о возмущении галицких, от капитана Балк-Полева - каширских, коллеж, советника Афросимова - тульских и епифанских, жены полковника Дмитриева-Мамонова - волоколамских. У Татищева возмутилось 700 душ, у Хлопова - 800, у Зыбина - 340, у кн. Долгорукой - 2000, у Балк-Полева - 950, у Афросимова - 650, у Дмитриева-Мамонова - 400. Кроме того, в Волоколамском уезде, в сельце Вишенках, староста и крестьяне с дубьем пришли в дом помещицы Эрчаковой, ругали ее и выгнали из сельца. В Сенат явилось четверо крестьян Татищева с жалобою на помещика, что он немалое число из них развел в другие свои деревни и берет к себе в дворовые люди; остальные всегда на его работе, и взыскивает с них оброк с прибавкою и рекрутские деньги. Сенат велел этих крестьян наказать нещадно плетьми, Собакина сыскивать всеми способами, а против возмутившихся крестьян послать военную команду. Но крестьяне Татищева и Хлопова напали на команду, ранили одного офицера, солдаты были все побиты или ранены, а 64 человека не явились, и, где находятся, никто не знал. После получены были подробнейшие известия: крестьяне разбили команду, рассвирепев от того, что она убила у них трех человек и переранила до двенадцати человек; крестьяне захватили 64 человека солдат и держали под караулом три дня, потом отправили в Тверь с посторонним сотским, а с лошадьми послали пятерых крестьян с женщинами и детьми. По решению Сената против них отправлена была команда из 400 человек и с четырьмя пушками; но по указу императора отправлен был генералмайор Виттен с кирасирским полком. Наконец, в Вяземской Воскресенской волости 1000 человек крестьян князей Долгоруких прибили и разграбили приказчиков и послали в Сенат с просьбою приписать их к дворцовым волостям.

Волнение обнаружилось и в Москве между фабричными рабочими. Содержатель главной московской суконной мануфактуры Василий Суровщиков донес, что мастеровые и рабочие, согласясь с находящимися на той фабрике солдатскими детьми, присланными из школ по непонятности к учению, начали волноваться, как прежде в 1746 и 1749 годах. В последних числах февраля суконщик Федор Андреев сказал за собою важность, почему и отослан в Мануфактур-контору; и в то же время некоторые из солдатских детей подали доношение в Главный комиссариат с жалобою, что удерживаются у них заработанные деньги и дается на делание сукон негодная шерсть. 22 февраля юнкер князь Мещерский и два солдата привели суконщика Андреева из Мануфактур-конторы, с тем чтоб наказать за ложную важность; но когда хотели наказывать при собрании всех фабричных, то суконщик стал противиться, а солдатские дети подняли страшный крик и наказывать его не дали. Юнкер отвел Андреева назад в Мануфактур-контору без наказания; а солдатские дети прибили начальствующего над ними сержанта и немалыми партиями стали своевольно отлучаться от суконного дела, некоторые стали разглашать, что посланные в 1749 году в ссылку возвращены, а содержатель Суровщиков по прошению их в Петербурге под арестом...

Соловьев Сергей Михайлович
История России с древнейших времен. Том 25



"Безопасность полетов начинается на земле!"
Бывший авиамеханик, ныне - Поручик запаса.
Спасибо: 6 
ПрофильЦитата Ответить
Старший лейтенант




Сообщение: 602
Настроение: Боевое
Зарегистрирован: 01.02.10
Откуда: Россия, Москва
ссылка на сообщение  Отправлено: 26.12.11 10:06. Заголовок: Как я и обещал, сего..


Как я и обещал, сегодня 26 декабря по н.с. (14 декабря по старому стилю), помянем всех участников восстания 1825 года - декабристов, как их называют не только у нас в России. И отдельно, моих однофамильцев (возможно и родственников)...
    "…И, плети рабства ненавидя,
    Предвидел в сей толпе дворян
    Освободителей крестьян.
    "

    А.С.Пушкин Евгений Онегин
    Глава Х, строфа ХV

Восстание 14 декабря 1825 г. - Россия




Внезапная смерть Александра I изменила планы заговорщиков и заставила их выступить раньше намеченного срока.

Наследником престола после Александра I считался цесаревич Константин. Его письмо к императору о добровольном отречении от 14 января 1822 г. и манифест от 16 августа 1823 г., провозглашавший права великого князя Николая Павловича на российский престол, сохранялись в тайне. По настоянию не посвященных в тайну сановников 27 ноября 1825 г. войска и население были приведены к присяге императору Константину I.

Лишь 12 декабря 1825 г. от Константина, находившегося в Варшаве, пришло официальное подтверждение его отречения от престола. Тотчас последовал манифест о воцарении императора Николая I и была назначена "переприсяга" на 14 декабря 1825 г. Междуцарствие вызвало недовольство в народе и армии. Момент для осуществления замыслов тайных обществ был исключительно благоприятным. Кроме того, декабристам стало известно, что правительство получило доносы об их деятельности, а 13 декабря в Тульчине был арестован Пестель.

План государственного переворота был принят во время собраний членов общества на квартире Рылеева в Петербурге. Решающее значение придавалось успеху выступления в столице. Одновременно должны были выступить войска на юге страны, во 2-й армии. Диктатором восстания был избран один из основателей Союза спасения С.П. Трубецкой, полковник гвардии, участник войны 1812 г. и заграничных походов, известный и популярный среди солдат. 14 декабря было решено вывести войска на Сенатскую площадь, помешать присяге Сената и Государственного совета Николаю I и от их имени обнародовать "Манифест к русскому народу", провозглашавший отмену крепостного права, свободу печати, совести, занятий и передвижения, введение всеобщей воинской повинности вместо рекрутского набора. Правительство объявлялось низложенным, и власть переходила Временному правительству до принятия представительным Великим собором решения о форме правления в России. Царская семья должна была быть арестована, Зимний дворец и Петропавловскую крепость предполагалось захватить с помощью войск, а Никалая I убить.

Но выполнить намеченный план не удалось. А.И. Якубович, который должен был командовать Гвардейским морским экипажем и Измайловским полком при взятии Зимнего дворца и арестовать царскую семью, отказался выполнять это задание из опасения стать виновником цареубийства. На Сенатскую площадь явился Московский лейб-гвардейский полк, позднее к нему присоединились матросы Гвардейского экипажа и лейб-гренадеры - всего около 3 тыс. солдат и 30 офицеров. Пока Николай I стягивал к площади войска, генерал Милорадович обратился к восставшим с призывом разойтись и был смертельно ранен П.Г. Каховским. Вскоре выяснилось, что Николай уже успел привести к присяге членов Сената и Государственного совета. Нужно было менять план восстания, но призванный руководить действиями восставших С. П. Трубецкой в решительный момент проявил малодушие и не явился на площадь. Под вечер декабристы выбрали нового диктатора - князя Оболенского, но время было упущено.

Николай I после нескольких безуспешных атак конницы на мятежные войска отдал приказ стрелять по ним картечью из пушек. В тот день был убит 1271 человек, причем большинство жертв - более 900 человек - оказалось среди собравшихся на площади сочувствовавших и любопытных.

29 декабря 1825 г. С. И. Муравьеву-Апостолу и М. П. Бестужеву-Рюмину удалось поднять Черниговский полк, стоявший на юге, в селе Трилесы. Против восставших были направлены правительственные войска. 3 января 1825 г. Черниговский полк был разгромлен.

К следствию, которым руководил сам Николай I, было привлечено 579 офицеров, 280 из них признаны виновными. 13 июля 1826 г. К. Ф. Рылеев, П. И. Пестель, С. И. Муравьев-Апостол, М. П. Бестужев-Рюмин и П. Г. Каховский были повешены. Остальных декабристов разжаловали, сослали на каторжные работы в Сибирь и в кавказские полки. Солдат и матросов (2,5 тыс. человек) судили отдельно. Часть из них была приговорена к наказанию шпицрутенами (178 человек), палками и розгами. Других отправили на Кавказ в действующую армию и в Сибирь.

http://russia.rin.ru/guides/6980.html

Как выяснилось в восстании принимали участие не только офицер лейб-гвардии Измаиловского полка, подпоручик Андреев А.Н., а и несколько солдат однофамильцев, причем с разных сторон...


Знамя декабристов



...В это время в экипаж прибыл член тайного общества, капитан-лейтенант Николай Бестужев. Он сказал, что на Сенатскую площадь уже пришел восставший Московский полк, царь готовится атаковать его силами кавалерии.
Со стороны Адмиралтейства послышались ружейные выстрелы.
— Ребята, что вы стоите? — воскликнул брат капитан-лейтенанта мичман Петр Бестужев. — Слышите, стреляют? Это ваших бьют!
— За мной! — громко скомандовал Николай Бестужев. — На площадь! Выручать своих!
Все восемь рот — тысяча сто гвардейцев с оружием в руках — двинулись на площадь. Свистели флейты, грохотали барабаны. Ледяной, порывистый ветер развевал боевое Георгиевское знамя.
Четко печатая шаг, с решимостью на лице, шагал старый матрос — восемнадцать лет службы за плечами! — Иван Васильев, имевший медаль за 1812 год.
Надувая щеки, выводил мелодию флейтщик, четырнадцатилетний Федор Андреев. Юнга гордился, что идет рядом с героями Отечественной войны.
— Моряки идут! Ура! — закричали солдаты Московского полка, завидев колонну флотского экипажа.



С ликованием встретила гвардейцев собравшаяся у площади толпа народа. В воздух взлетали шапки.
Николай направил к морякам двух митрополитов. Но гвардейцы не стали слушать их.
— Подите прочь! — кричали они. — Не верим вам!
Архипастыри поспешили скрыться.

Царь стягивал к площади верные ему войска. Вскоре начались атаки против восставших. Вместе с солдатами моряки стойко отбивали нападение оружейным огнем. И тогда император пустил в дело артиллерию. Картечь косила людей. Одним из первых упал сраженный осколком юный флейтщик Федор Андреев.

Под градом картечи моряки отступили на невский лед, пытались пробиться к Петропавловской крепости, чтобы открыть оттуда огонь по Зимнему. Но лед не выдержал: люди падали в полыньи, тонули.

В экипаж вернулись не все. Погибли Иоганн Анатуин, Осип Аверкиев, Петр Архипов, пропали без вести Иван Васильев, Осип Богданов, Никита Антонов… Более полусотни человек недосчитались гвардейцы...

http://www.e-reading.org.ua/chapter.php/143079/16/Badeev_-_Prinimayu_boii.html

Гвардия в декабрьские дни 1825 года

...“Первая пушка грянула, картечь рассыпалась: одни пули ударили в мостовую и подняли рекашетами снег и пыль столбами, другие вырвали несколько рядов из фронта, третьи с визгом пронеслись над головами и нашли своих жертв в народе, лепившимся между колоннами сенатского дома и на крышах соседних домов. Семь человек, ошеломленные упали: я не слышал ни одного вздоха, не приметил ни одного судорожного движения – столь жестоко поражала картечь на этом расстоянии. Совершенствованная тишина царствовала между живими и мертвыми. Другой и третий выстрелы повалили кучу солдат и черни, которая толпами собралась около нашего места… с пятым или шестым выстрелом колонна дрогнула.

“За мной, ребята!” – крикнул я московцам и спустился на реку. Посредине я остановил солдат и с помощью унтер-офицеров наxал строить густую колонну с намерением идти по льду Невы до самой Петропавловской крепости и занять ее. Если бы это удалось, мы бы имели прекрасное point d’appui (опорный пункт), куда бы могли собраться все наши и оттуда мы бы могли с Николаем начать переговоры, при пушках, обращенных на дворец.

Я уже успел выстроить три взвода, как завизжало ядро, ударившись в лед и прыгая рикашетами вдоль реки. Я продолжал строить колонны, хотя ядра вырывали из нее то ряд справа, то ряд слева. Уже достраивался хвост колонны, как вдруг раздался крик: «Тонем!» Я увидел огромную полынью, в которой барахтались и тонули солдаты. Лед, под тяжестью собравшихся людей и разбиваемый ядрами, не выдержал и провалился. Солдаты бросились к берегу Невы…”

Тем временем Панов и М. Кюхельбекер, сохранившие мужество и хладнокровие, тоже предприняли попытки оказать сопротивление. Им удалось построить часть солдат на Галерной улице, но переброшенное сюда орудие открыло огонь вдоль узкой и тесной улицы, расстроив порядки солдат. К 5 часам вечера восстание было подавлено; начались аресты его участников.

Так трагично, и так безжалостно было подавлено восстание 14 декабря 1825 года в котором немалое участие приняла гвардия, которая как видно сражалась сама с собой, защищая интересы разных правящих верхушек. Выстрелы на Сенатской площади возвестили о том, что на исторической арене появилось первое поколение революционеров в России, открыто и без страха, с оружием в руках поднявшихся на борьбу против крепостничества и самодержавия.

Две недели спустя, 29 декабря 1825 года, началось восстание Черниговского полка на юге России. Его возглавил С.И.Муравьев-Апостол. Оно началось в тот момент, когда членам «Южного» общества стало известно о разгроме восстания в Петербурге и когда уже были арестованы П.И.Пестель и другие деятели «Южного» общества. Изначально восстание Черниговского полка было обречено на поражение. Уже через неделю 3 января полк был окружен войсками правительства и расстрелян картечью.

Потери сторон

Из сподвижников воцарившегося императора 14 декабря пострадали:

Военный генерал-губернатор граф Милорадович, смертельно раненный Каховским и Е. Оболенским и скончавшийся того же 14 декабря. Командир 1-й гвардейско-пехотной бригады генерал Шеншин, раненный саблей князем Щепиным в казрмах Московского полка. Служивший в штабе штабс-капитан квартирмейстерской части Гастфер, раненный Каховским кинжалом в голову за неисполнение требования. Флигель-адъютант И. М. Бибиков, сильно избитый, когда был послан за гвардейским экипажем. Избитый прикладом до потери сознания бывший на посту у памятника Петра конный жандарм Петербургского дивизиона Коновалов. Лошадь его исколота штыками. По некоторым данным был избит также и Я. Ростовцев.

В строю полков пострадали:

В Московском полку командир полка генерал-майор Фредерике, полковник Хвощинский, 5-й фузилерной роты унтер-офицер Моисеев и гренадер Андрей Красовский, все четверо израненные саблей Щепиным, в свалке за знамена сильно избит гренадер Соломон Красовский.

Гренадерского полка командир полковник Стюрлер смертельно ранен 14 декабря Каховским на площади и умер 15 декабря. По некоторым данным избит и полковой адъютант Зольца.

В лейб-гвардии Павловском полку картечью, выпущенной по восставшим и задевшею головную часть павловцев на Галерной, смертельно ранен 30 чел., из них более тяжело 7 (унтер-офицер Шонин, флейтщик Пётр Андреев, рядовые Тюрин, Волков, Симанов, Афанасьев и Попов), остальные 23 легко, по-видимому, осколками, отбитыми от домов или при свалке.

Лейб-гвардии Конного полка смертельно ранен и умер 15 декабря 1 рядовой Панюга (его кираса и каска хранились в Царскосельском арсенале, а в 70-м году передана в полк и хранились в столовой 3-го эскадрона, ныне в музее революции в Санкт-Петербурге).

Ранен в локоть левой руки командир 2-го эскадрона полковник барон Велио и в правое плечо того же эскадрона 1 рядовой (Хватов). Обоим отняли руки. Кроме того ранены: 7-го эскадрона штаб-ротмистр Н. Игнатьев, 2-го эскадрона поручик Талахов - зарядом дроби и 7 нижних чинов (рядовые 1-го эскадрона Лесовой и Бокуменко, 2-го Лобанов и Найденов, 3-го Супрун и вахмистр Данилов, 7-го эскадрона денщик Иванов). Лошадей убита 1, ранено 5.

Участники атак единодушно свидетельствовали о большом числе попаданий в кирасы и каски и считали, что если бы Конная гвардия выехала без кирас, как кавалергарды, то потери были бы во много раз больше.

В Конно-пионерном дивизионе убиты 1 унтер-офицер, 1 рядовой, ранено 2 унтер-офицера и 6 рядовых. Под командиром дивизиона Зассом убита лошадь.

В Кавалергардском полку ранен 1 рядовой, 1 лошадь. В Семеновском - ранено 3 рядовых.

В общем убито 2 конно-пионера, смертельно ранены 1 генерал (Милорадович), 1 полковник (Стюрлер) и 2 рядовых (1 конногвардеец и 1 павловец), ранено 2 генерала (Шеншин, Фредерике), 2 полковника (Велио, Хвощинский), 3 обер-офицера (Игнатьев, Галахов и Гастфер) и 30 нижних чинов (1 кавалергард, 8 конногвардейцев, 3 московца, 7 павловцев, 3 семеновца и 8 конно-пионер), а всего с правительственной стороны убито и смертельно ранено 6 человек и ранено 36 человек.

Потери восставших :

Установить с полной точностью трудно. Очевидец В. Р. Каульбарс утверждает, что офицеры Конной гвардии сосчитали собранных за заборов стройки Исаакиевского собора 56 тел убитых на площади, между ними двух маленьких флейтщиков гвардейского экипажа и унтер-офицера Московскою полка с головами, снесенными картечью, 5 тел принадлежало, по-видимому, ремесленникам - зрителям на здании сената, убитым первым выстрелом вверх. Вообще же убитых считалось 70 - 80 человек.

Если вспомнить, что картечь ближнего действия имела приблизительно по 100 чугунных пуль, а выпущено было 4 картечных снаряда, то приведенное число смертельных поражений будет весьма правдоподобно. При преследовании захвачено было около 700 человек, в том числе московцев 370, гренадер 277 и гвардейских моряков 62. Остальные вернулись в казармы добровольно.

В Московском полку: смертельно раненых 2 (унтер офицер Назаров и рядовой Лебедев). Ранены картечью 9 (рядовые: Храпцов, Ефимов и Кондратьев, Савельев, Рыпкин и Т. Афанасьев, Сергеев, Никитин и унтер-офицер Шафеев). Кроме того, ранены рядовые: ушиблен лошадью 1 (Аверьянов), прострелен ружейной пулей 1 (Губин), трое рядовых (Виноградов, Латунин и Вылетков) ранены саблями или палашами. Всего в Московском полку из числа восставших смертельно ранено 2 и ранено 14. Число убитых и без вести пропавших точно выяснить не удалось, но тех и других вместе не должно быть свыше 13, так как в подсчетах полкового историка не выяснена судьба именно этого числа людей.

В Гренадерском полку: смертельно ранен 1 (рядовой Шелапутов). Ранено картечью 11 (рядовые: Николенко, Стрелков, Патронов, Савинов, Л. Иванов, Данилов, Кожин, Гурьянов, Ян, Иконников, Бакурин). Поступили с вывихом шеи от ударов 2 (Иван Тимофеев и Леонтий Тимофеев). Всего смертельно ранен 1, ранено 11 и избито 2.

В гвардейском экипаже: убито 5 (матросы Архипов, Лаврентьев, Федоров, Малафеев, флейтщик Ф. Андреев). Смертельно раненых 5 (матросы: Анатуин, Тулапин, Кириллов, Соколов и команды канонир Н. Иванов). Раненых картечью 14 (матросы И. Зайцев, Шишманов, Суровой, Пегов, Кононов, Ерыгин, Королев, Крюков, Трунов, Р.Волков, Захаров, Крылов, С. Зайцев, Кулаков), сильно придавлен лошадью 1 (матрос И. Хватов). Без вести пропало 15 человек (матросы: Стефансон, Шабанов, Григорьев, Яковлев, Антонов, Васильев, Голубков, Морозов, Богданов, Аксенов, С. Афанасьев, бомбардиры: Овечкин, Каменский и Черняков). В крепость посажено 51 человек. Итого в экипаже убито 5, смертельно ранено - 5, ранено - 15, без вести пропало - 15 и арестовано - 51.

http://coolreferat.com


ДЕКАБРИСТЫ В АРМЕНИИ В 1826-1828 гг.

...Кроме черниговцев, на Кавказ были сосланы также солдаты из других воинских частей, расположенных на Украине, которые обвинялись в причастности к восстанию Черниговского полка.

Так, например, на Кавказ были сосланы:

из 8-й артиллерийской бригады рядовые Брагин Феодор, Бухарин Феодор, Гончаров Иван, Васильев Феодор, Евдокимов Николай, Занин Иван, Крайников Григорий, Кузнецов Николай, Родичев Иван, Фадеев Иван и др.;

из Саратовского пехотного полка унтер-офицеры Ганусовский Викентий, Иванов Матвей, Ляшко Феодор, Мартинов Денис, Музников Петр, Стаценко Иван, Яцук Кондратий, рядовые Андреев Алексей, Бобылев Андрей, Николаев Феодор, Пересеткин Макар, Турков Василий, Юрашев Феодор, Янтарев Антон и др...

...Таким образом, можно утверждать, что в течение 1826 года царское правительство сослало на Кавказ около 3000 рядовых декабристов, большинство которых принимало активное участие в военных действиях, развернувшихся в 1826—1828 гг. в Армении и Азербайджане.

В связи с русско-турецкой войной 1828—1829 гг. в Армению был выслан еще ряд других декабристов, о которых, однако, нужно говорить отдельно. Особо нужно рассматривать также те связи, которые были установлены между русскими дворянскими революционерами и армянскими политическими, военными и культурными деятелями...

ԴԵԿԱԲՐԻՍՏՆԵՐԸ ՀԱՅԱՍՏԱՆՈՒՄ 1826—1828 РР.
Մ. Գ. ՆԵՐՍԻՍ8Ս.Ն (Ամփոփում)

Дополнительные материалы:

Материалы следствия о декабрьскому восстанию 1825 года

В материалах упоминаются солдаты «не явившимся в полк с 14-го числа сего декабря» (пропавшие без вести):

Лейб-гвардии Московского полка 1-го батальона роты его императорского высочества
...
Гренадеры
...
Иван Андреев
...
Максим Андреев

Лейб-гвардии Московского полка 1-го батальона 3-й фузелерной роты
...
Рядовые
...
Мартын Андреев
...

Лейб-гвардии Московского полка 2-го батальона 5-й фузелерной роты
...
Рядовые
...
Андрей Миронов

Лейб-гвардии Московского полка 2-го батальона 6-й роты
...
Унтер-офицеры
...
Артамон Андреев
...
Рядовые
...
Ян Андреев

Лейб-гвардии Гренадерского полка 1-го батальона роты его императорского величества
...
Гренадеры
...
Ларион Андреев
...
http://statearchive.ru/assets/files/Decabristy/02.pdf

Декабристы глазами чиновника

"Безопасность полетов начинается на земле!"
Бывший авиамеханик, ныне - Поручик запаса.
Спасибо: 6 
ПрофильЦитата Ответить
Старший лейтенант




Сообщение: 603
Настроение: Боевое
Зарегистрирован: 01.02.10
Откуда: Россия, Москва
ссылка на сообщение  Отправлено: 28.12.11 09:28. Заголовок: Имеем - не храним АН..


Имеем - не храним

 цитата:
АНДРЕЕВ Василий Ильич (27.4.1821 - 24.10.1882) - потомственный почетный гражданин,1-й гильдии купец, председатель Палаты Уголовного суда, владелец чугунолитейного завода, торговец железным товаром в г. Симбирске.

АНДРЕЕВ Михаил Васильевич (1841-1919) - симбирский потомственный почетный гражданин, купец, действительный член Губернского Статистического Комитета, член Совета ремесленного училища графа В.В. Орлова-Давыдова, владелец старейшего в Симбирске чугунолитейного завода.


Промышленный памятник XIX века



190 лет назад, 9 мая (28 апреля), 1821 г. родился Симбирский купец, потомственный почётный гражданин, владелец симбирского чугунолитейного завода Василий Ильич Андреев (1821-1882). Сам завод был возведен на южной окраине Симбирска 185 лет назад, в 1826 году, его отцом, Ильей Андреевичем Андреевым. В наши дни от уникального промышленного памятника XIX века остались одни руины. Он не нужен ни городу, ни своему прямому «потомку» - заводу «Волжские моторы».

Первые Андреевы

В качестве родоначальника династии известный ульяновский краевед Жорес Трофимов называет Илью Андреевича Андреева, собственно и построившего завод*. По другим сведениям**, Андреевы торговали в Симбирске, еще начиная с XVII века. Родившийся в Симбирске «ямщицкий сын» Иван Андреев торговал различными товарами с Архангельском, Казанью, Нижним Новгородом, Москвой и другими городами. В числе товаров были хлеб, соль, рыба, кожа разных сортов, ткани - от тяжелого сукна до тонкого шелка. В Симбирске с 1691 года за Иваном Андреевым числились водяная мукомольная мельница в слободе Туть на реке Свияге, винокуренный завод, кожевенное заведение по изготовлению юфти и несколько домовладений.

Чугунное кружево

Ажурные ограждения из чугуна, лестничные пролеты исторических зданий, балконные ограждения и парапеты на крышах домов и сегодня являются неотъемлемой частью архитектурного облика нашего города, хотя многое из вышеперечисленного утрачено уже в наши дни. Все это было изготовлено на одном из старейших промышленных предприятий Симбирска – чугунолитейном заводе купцов Андреевых. Основан он был симбирским купцом Ильей Андреевичем Андреевым. Его «заведение» располагалось на тогдашнем южном выгоне Симбирска и в начальный свой период, с 1826 года специализировалось на производстве молотилок. Жорес Трофимов указывает, что это был третий, после московского и Елецкого, завод сельскохозяйственных машин в России. Другой известный краевед Сергей Сытин сообщает***, что андреевский завод – первое и долгое время единственное в Симбирске настоящее капиталистическое предприятие. "...Завод приводится в действие 10-сильной паровой машиной; вещи, выделываемые на нем, - преимущественно различные приборы к молотилкам, веялкам, паровым машинам и проч.". Рабочих на заводе в тот период было около полусотни. В 1865 году "Симбирские губернские ведомости" сообщали: "19 марта в два часа полуночи на чугунолитейном заводе г. Андреева лопнул паровой котел; паром обварило семь человек мастеровых, которым хотя и оказано было медицинское пособие, но они все померли в скором времени".****

Василий Андреев

Своего сына Василия основатель завода Илья Андреев определил в мужскую классическую гимназию, по окончании которой – приставил к своему торговому делу. Способный молодой человек быстро добился успехов и всеобщего уважения. Удача сопутствовала ему и в дальнейшей жизни. «За примерное усердие и особые труды при исполнении разных потребностей военного времени 1853-1856 годов» он был награжден золотой медалью «За усердие» на Станиславской ленте – для ношения на шее. Во время исправления с 1856 года Василием Ильичем Андреевым выборной должности бургомистра Симбирска он был возведен в звание потомственного почетного гражданина, а городское общество 18 декабря 1859 года наградило его похвальным листом за трехлетнюю службу бургомистром.

Пожар 1864 года

В XIX веке Андреевы обитали в самом центре Симбирска. На углу Спасской (Советской) и Мясницкой (К.Маркса) улиц в 1830-х годах появился двухэтажный каменный дом с хозяйственными постройками во дворе усадьбы. Здание не сохранилось. Ныне это территория гимназии № 1. Однажды Василию Андрееву вместе с женой Феклой Алексеевной пришлось жить в здании собственного чугунно-медно-литейного завода. Это случилось в августе 1864 года, когда грандиозный пожар истребил почти весь город, в том числе и новый трехэтажный дом на усадьбе Андреевых. Впрочем, пожар подбросил заводу работы: город отстраивался, нужно было и чугунное литье. Сам Василий Андреев руководил строительными работами, поручив литейное производство опытному мастеру Тимофею Кузнецову.

Был крупнейшим

В 1870 году на чугунолитейном заводе Андреева трудились 74 рабочих, которые произвели за год продукции на 23600 рублей. Это значит, что на тот период это был крупнейший в Среднем Поволжье завод. По данным Жореса Трофимова, в Казанской губернии тогда тоже был только один чугунолитейный завод, на котором 13 рабочих вырабатывали продукции на 14400 рублей. В Самарской и Саратовской в 1870 году на подобных заводах работало по 17-36 человек, и сумма их годового производства составляла 12600-26370 рублей.

Купцы-просветители

Василий Ильич собрал богатейшую домашнюю библиотеку, передав свою тягу к просвещению и сыну Михаилу. Он, как и отец, получил гимназическое образование. В 1870 году молодой Михаил Андреев был избран действительным членом комитета Карамзинской общественной библиотеки. Когда в 1871 году открылось ремесленное училище графа Орлова-Давыдова, первым его директором был назначен потомственный почетный гражданин Михаил Васильевич Андреев. Если заглянуть в «Календарь и памятную книжку Симбирской губернии на 1889 год» то увидим, что Михаил Андреев является членом губернского статистического комитета, гласным симбирского уездного земского собрания, членом симбирской городской управы и товарищем председателя городского банка, членом некоторых других органов и обществ. В справочнике 1895 года он значится еще и товарищем председателя окружного правления Российского общества спасания на водах, членом губернского податного присутствия.

Судьба завода



К 1910-м годам завод пришел в упадок. Попытки вернуть былой размах успехом не увенчались. Не смог Михаил Андреев добиться и государственных заказов на изготовление снарядов и оружия. В 1916 году завод со всей территорией, строениями и оборудованием выкупила петроградская фирма «Русский автомобильный завод Пузырёва». Началась реорганизация завода под производство двигателей для автомобилей, аэропланов, подводных лодок и легких судов. Под руководством архитектора Августа Шодэ были произведены ремонт и перестройка корпусов, доставлено новое оборудование. Весной 1917 года завод еще занимался ремонтом автомобилей и изготовлением деталей для карбюраторов, но в августе наследники Пузырева объявили о продаже предприятия. В 1918 году губисполком принял решение о закрытии завода и организации здесь ремесленных мастерских, а в 1920-х здесь был открыт механический завод «Металлист». В 1944 году на его базе и на базе цехов эвакуированного осенью 1941 года Московского автомобильного завода был сформирован Ульяновский моторный завод*****.


Сегодня на месте бывшего андреевского завода – руины.

Примечания.

"*Жорес Трофимов. Династия купцов Андреевых. Ульяновская правда. 2004 г.
**Татьяна Громова. Историческая хроника нотариата Симбирской губернии – Ульяновской области. Москва, 2010
*** С.Л.Сытин. Некоторые вопросы социально-экономических отношений в Симбирске в 60-80-е гг. XIX века. Краеведческие записки, выпуск VIII, Ульяновск, 1989 г.
**** С.Л.Сытин. Таким был Симбирск. "Прометей" - Историко-биографический альманах серии ЖЗЛ Изд. ЦК ВЛКСМ "Молодая гвардия", М., 1971 г. №8, стр. 6-43
*****С.С.Касаткина, О.А.Свешникова. Август Шодэ. Ульяновск, 2009." - сообщает сайт "Аргументов и Фактов" в статье http://www.ul.aif.ru/culture/article/18762


Статья «Андреевский завод» из номера:
АиФ - Ульяновск №20 от 17 мая 2011 года
http://www.ul.aif.ru/culture/article/18762

"Безопасность полетов начинается на земле!"
Бывший авиамеханик, ныне - Поручик запаса.
Спасибо: 6 
ПрофильЦитата Ответить
Старший лейтенант




Сообщение: 604
Настроение: Боевое
Зарегистрирован: 01.02.10
Откуда: Россия, Москва
ссылка на сообщение  Отправлено: 28.12.11 11:42. Заголовок: После прочтения стат..


После прочтения статьи «Декабристы. Романтика предательства», где декабристов обозвали «предателями и агентами британских спецслужб» захотелось перепостить материалы о судьбе одного из декабристов-южан, Матвее Ивановиче Муравьеве-Апостоле...
    Во глубине сибирских руд
    Храните гордое терпенье,
    Не пропадет ваш скорбный труд
    И дум высокое стремленье.


    А.С.Пушкин



Матвей Иванович Муравьёв–Апостол [18 (29) 1783, Петербург – 21.2 (5.3.) 1886, Москва; похоронен в Новодевичьем монастыре] - старший сын Ивана Матвеевича и Анны Семёновны, родной брат казнённого декабриста Сергея Муравьёва-Апостола, двоюродный брат Никиты и Александра Муравьёвых и троюродный брат Михаила Лунина.


...В 1811 г. Матвей поступил в петербургский Корпус инженеров путей сообщения, но проучился там всего четыре месяца, т.к. приближалась война с Францией, и Матвей определился в л.-гв. Семёновский полк в чине подпрапорщика. В полку он познакомился с будущим декабристом И.Д. Якушкиным, дружба с которым прошла через всю последующую их жизнь. Кроме того, в полку служили кузен Артамон Муравьёв и Николай Муравьёв, основатель раннедекабристской организации «Чока» (Сахалин), организованной на принципах «Общественного договора» Ж.-Ж.Руссо. Все они и стали участниками этого общества, оставаясь до конца своих дней верными его декабристским принципам.

С началом Отечественной войны 1812 года в составе полка Матвей Иванович участвовал в сражении при Бородине, где за отличие был награждён по большинству голосов от нижних чинов седьмой роты знаком отличия Военного ордена (№ 16698) и произведён в прапорщики. Участвовал в битвах при Тарутине и Малоярославце, в заграничных походах 1813-1814 гг., где отличился при Люцене, Бауцене и Кульме. Получил ранение в ногу, награждён орденом Анны 4-й степени. Участвовал в знаменитой Лейпцигской битве и в боях под Парижем.

Пройдя всю войну на территории России и в европейских походах в составе Семёновского полка, Матвей возвратился с ним из Франции: 22 мая 1814 г. полк выступил из Парижа, 13 июня отплыли на кораблях из Шербурга, 18 июля высадились в Петергофе, 30 июля в составе Российской гвардии Семёновский полк торжественным маршем вступил в Петербург.

В 1815 г. была основана масонская ложа «Трёх добродетелей» (её инсталляция – 11.01.1816 г.), в которую вступили будущие декабристы С.Г. Волконский, один из основателей ложи, Матвей и Сергей Муравьёвы-Апостолы, Никита Муравьёв и П.И. Пестель. Как писал Н.М. Дружинин, здесь уже «перед нами – рационалистическая среда передовых офицеров, которые ищут опоры для тесного дружеского объединения».

Однако вскоре будущие декабристы разочаровались в масонстве, ибо такого рода братство не отвечало внутренним потребностям передовых дворян в осмыслении реальной действительности, в проникновении в смысл событий и определении собственного отношения к ним. В сознании «первенцев свободы» шёл процесс формирования политической культуры, а он требовал не только индивидуального осмысления, но и коллективного.

9 февраля 1816 г. в казармах Семёновского полка, на квартире братьев Матвея и Сергея Муравьёвых-Апостолов, встретились с ними Александр Николаевич Муравьёв, Никита Муравьёв, С.П. Трубецкой, И.Д. Якушкин. Ими было организовано тайное общество Союз спасения.

Оно отвечало потребностям политического сознания декабристов, тяге к коллективному осмыслению российской действительности и истинному братству в борьбе за осуществление политических идеалов. К началу 1817 г. уже был написан специально созданной авторитетной комиссией Устав Союза. П.И. Пестель на следствии по делу декабристов признался: «Статут первоначального общества нашего был не менее одним составлен, но Комиссиею, обществом назначенной, из трёх членов и секретаря. Члены были: князь Сергей Трубецкой, князь Илья Долгоруков и я, а секретарь – князь Шаховской».

Итак, Матвей вместе с братом Сергеем – участники теперь уже тайного общества, цель которого предельно точно определил И.Д. Якушкин: «Содействовать благу России» и далее: «…тут (в тайном обществе – М.С.) разбирались главные язвы нашего отечества: закоснелость народа, крепостное состояние, жестокое обращение с солдатами, которых служба в течение 25 лет была каторга; повсеместное лихоимство и грабительство и, наконец, явное неуважение к человеку вообще. То, что называлось высшим образованным обществом, большею частию состояло тогда из староверов, для которых коснуться которого-нибудь из вопросов, нас занимавших, показалось бы ужасным преступлением. О помещиках, живущих в своих имениях, и говорить уже нечего».

В то же время продолжался рост военной карьеры Матвея Ивановича: в 1818 г. он в чине поручика был назначен адъютантом к малороссийскому генерал-губернатору князю Н.Г. Репнину и переехал на Украину. Когда произошёл бунт Семёновского полка в столице, и полк был раскассирован, Матвей Иванович, оставаясь адъютантом Репнина, был переведён в л.-гв. Егерский полк. Характер М.И. Муравьёва-Апостола, сложившийся на исповедовании декабристских убеждений, проявился в частном случае. В 1822 г. на парадном обеде у князя Н.Г. Репнина, в Киеве, Матвей Иванович демонстративно отказался поднять тост за здоровье императора и вылил вино на пол, поссорился с Репниным, оставил должность адъютанта и перевёлся в армейский Полтавский пехотный полк.

В моральном плане переход из гвардии в армию считался по тем временам явным понижением карьеры. Однако декабрист пошёл на это. В 1823 г. он вышел в отставку в чине подполковника и больше уже не возвращался на военную службу. Местом его жительства стала столица – Петербург, а также отцовское имение Хомутец Миргородского уезда Полтавской губернии.

Свобода от обязательной службы позволила Матвею Ивановичу активно заниматься делами тайного общества. Исследователь декабризма Н.А. Рабкина на конкретно-историческом материале доказала активную и плодотворную деятельность М.И. Муравьёва-Апостола в 1820-х гг. в трёх тайных обществах. Фактически же он стоял у истоков и занимался практической работой в пяти тайных обществах: в 1811 г. – тайная раннедекабристская организация – «Чока» (Сахалин), 1816 – 1818 гг. – Союз спасения, в 1818 г. Матвей Иванович был одним из основателей Союза благоденствия, в 1820 – 1825 гг. он – член Южного тайного общества декабристов, в 1823 – 1825 гг. – один из учредителей филиала Южного тайного общества в Петербурге.

В 1823 г. руководитель Южного тайного общества П.И. Пестель направил Матвея Ивановича в Петербург как своего доверенного представителя с очень важной миссией: провести переговоры с руководителями Северного тайного общества о путях слияния двух обществ, проведении объединительного съезда и выработке общей программы. Переговоры шли трудно и достигнуть соглашения по названным пунктам М.И. Муравьёву-Апостолу не удалось. Резко отрицательную позицию по всем ключевым вопросам переговоров занял руководитель северян Н.М. Муравьёв. Однако Матвей Иванович проявил активность в деле вербовки на сторону «южан» многих из Северного общества. Более того, он лично принял в члены южного филиала Северного общества нескольких молодых кавалергардов, что, по мнению П.И. Пестеля, было очень важно: будущее революционное выступление мыслилось как массовое участие в нём офицеров гвардии и армии.

Весной 1824 г. в Петербург приехал П.И. Пестель для ведения переговоров об объединении обществ. Он провёл учредительное собрание филиала Южного общества, на котором присутствовал и М.И. Муравьёв-Апостол, произнёс часовую речь, в которой подробно изложил свою политическую программу – «Русскую правду».

Убеждённые доводами и логикой выступления П.И. Пестеля, кавалергарды-члены петербургского филиала Южного общества выразили полную готовность следовать изложенной программе. Позже, в следственных показаниях Пестель признался: «Вадковский, Поливанов, Свистунов, Анненков (все четверо - кавалергардские офицеры) и артиллерийский Кривцов…находились в полном революционном и республиканском духе». Всего к концу 1825 г. численность петербургского филиала Южного общества достигла 24 человек, и в этом была немалая заслуга Матвея Ивановича Муравьёва-Апостола.

По оценке Н.М. Дружинина, ы петербургской ячейки Южного общества, как «воинствующие республиканцы, готовые на самые решительные насильственные меры», «бредили проектами цареубийства и выражали стремление к немедленным действиям».

В центре этих планов находился М.И. Муравьёв-Апостол. Он готовился к тому, чтобы стать участником «когорты обречённых». Предполагалось, что в неё войдут десять молодых людей, не связанных семьями, безупречно смелых и самоотверженных: заведомо зная о личной обречённости, они должны решиться на истребление царской фамилии.

В конечном счёте всё ограничилось разговорами и предположениями, не имевшими никаких практических действий в этом плане. Однако факт согласия М.И. Муравьёва-Апостола, П.Н. Свистунова и других на цареубийство, установленный следствием, повлиял на вынесение им суровых приговоров, тем более, что следствие фактически только эту версию и рассматривало, игнорируя другие побудительные мотивы к восстанию: необходимость отмены крепостного права, изменение политического режима, модернизацию экономики, армии, развитие народного просвещения и др.

Как развивались дальнейшие события - общеизвестно: не достигнув соглашения по ключевым вопросам в 1824 г., Юг и Север договорились о возможном консенсусе на 1826 год и по результатам его должно было готовиться совместное выступление на основе, как убеждён был П.И. Пестель, программы южан – «Русской правды». Однако династический кризис, вызванный неожиданной кончиной императора Александра I 19 ноября 1825 г., вынудил декабристов к открытым выступлениям против самодержавно-крепостнического строя раньше: в Петербурге – 14 декабря 1825 г., а на Юге (восстание Черниговского полка) – 29 декабря 1825 г. – 3 января 1826 г.

В силу неподготовленности, разрозненности сил и руководства, заведомого предательства и последовавшего ареста руководителей Южного тайного общества и других факторов, восстание, как известно, потерпело поражение. Начались аресты, следствие и репрессии.

Матвей Иванович был активным участником восстания Черниговского полка вместе с братьями Сергеем Ивановичем, руководителем восстания, и Ипполитом, младшим, которому было всего 19 лет. В день разгрома восстания Черниговского полка 3 января 1826 г. в поле между сёлами Ковалевкой и Королевкой Матвей Иванович находился вместе с товарищами и братьями с оружием в руках, видел смерть младшего, Ипполита (он, раненный в руку и не желая сдаваться в плен, застрелился). Сергей был ранен в голову и взят в плен вместе с Матвеем правительственными войсками.

Арестованного Матвея Ивановича доставили в Петербург на главную гауптвахту 15 января 1826 г., а 17 января он был переведён в Петропавловскую крепость в № 20 бастиона Трубецкого с сопроводительным царским рескриптом: «присылаемого Муравьёва, отставного подполковника, посадить по усмотрению и содержать строго».

В мае 1826 г. Матвей Иванович показан в № 35 Кронверкской куртины той же крепости. Шло следствие. Матвей Иванович тяжело переживал смерть Ипполита, ранение и арест Сергея, его снедала жалость к осиротевшему отцу, состояние духа его было угнетённым. Он пытался выгородить брата, брал всю вину на себя, намеренно увеличивал свою ответственность.

На рассвете 13 июля 1826 г., в день казни брата Сергея вместе с П.И. Пестелем, К.Ф. Рылеевым, М.П. Бестужевым-Рюминым и П.Г. Каховским, Матвея Ивановича и других декабристов вывели на крепостной плац. Над их головами сломали шпаги, мундиры бросили в огонь, а на кронверке Петропавловской крепости возвышалась виселица.

Матвей Иванович Муравьёв-Апостол был осуждён Верховным уголовным судом, а фактически указом императора Николая I, изданном 10 июля 1826 г., по первому разряду – к смертной казни. Этим же указом царь заменил смертную казнь лишением чинов, дворянства и 20-летней каторгой с последующим поселением в Сибири.

17 августа 1826 г. Матвей Иванович был отправлен в Роченсальм – форт Слава на берегу Финского залива. При этом переезде в станционном доме ожидали узников их родственники: Матвея Ивановича – сестра Екатерина Ивановна Бибикова и Екатерина Фёдоровна Муравьёва; И.Д. Якушкина – жена А.В. Якушкина и тёща Н.Н. Шереметева, женщина умная, волевая, пользовавшаяся большим уважением и авторитетом среди декабристов. В этой партии узников вместе с М.И. Муравьёвым-Апостолом находились также А.А. Бестужев, А.П. Арбузов и А.И. Тютчев.

«Форт Слава был построен по проекту укрепления Финляндской границы, составленному в 1791 г. А.В. Суворовым. Он представлял собой огромную круглую башню, как будто выросшую из воды, в которой были приготовлены казематы для узников-декабристов. Вид её был мрачным и не предвещал нам ничего доброго», - вспоминал позже И.Д. Якушкин. И далее: «нас разместили поодиночке в казематы и заперли на замок…По стене стояла кровать с соломой, стол и несколько стульев довершали принадлежность каземата… было темно и сыро». 22 августа того же года по конфирмации срок каторжных работ Матвею Ивановичу был сокращён до 15 лет. Из форта Слава он был переведён в Шлиссельбургскую крепость, откуда 2 октября 1827 г. отправлен по высочайшему повелению прямо на поселение в Сибирь, без отбытия каторги. Местом поселения царь определил далёкий Вилюйск на севере Сибири, на реке Вилюе, притоке Лены в 800-х верстах от Иркутска. Девяностолетним стариком, за три года до смерти, Матвей Иванович вспоминал: «Вилюйск, куда закинула меня судьба в лице петербургских распорядителей, помещался на краю света… Вилюйск нельзя было назвать ни городом, ни селом, ни деревней; была, впрочем, деревянная церковь, кругом которой расставлены в беспорядке и на большом расстоянии друг от друга якутские юрты и всего четыре деревянных небольших дома».

Матвей Иванович поселился в юрте с льдинами вместо стёкол, готовил сам себе в чувале обед, завёл корову, читал, учил якутских детей. Он даже занялся устройством школы для детей разных сословий и национальностей. Обучал их чтению, письму, арифметике, а за неимением учебников сам составил несколько учебных пособий. После отбытия в Бухтарминскую крепость педагогическую деятельность в Вилюйске, начатую М.И. Муравьёвым-Апостолом, продолжил крестьянин-декабрист Павел Фомич Выгодовский (настоящая фамилия – Дунцов) (1802 – 12.12.1881), вторично арестованный и высланный сюда в 1855 г. из Нарыма за пропагандистскую деятельность.

О жителях отдалённого и заброшенного края России – якутах, Матвей Иванович вспоминал с большой теплотой. Были там и другие русские поселенцы - столяр, из бывших каторжников – казак Жирков и талантливый врач Уклонский, окончивший в своё время Московский университет с золотой медалью, но совершенно спившийся здесь, на краю земли, от тоски и безысходности.

Сестра Матвея Ивановича, Екатерина Ивановна Бибикова, супруга нижегородского губернатора, фрейлина императрицы, беспрестанно хлопотала об улучшении участи единственного оставшегося в живых брата - просила перевести его из сурового края в западную Сибирь, ближе к Европейской России. 13 марта 1829 г. ходатайство было удовлетворено, и Матвею Ивановичу был разрешён перевод в Бухтарминскую крепость Омской области, куда он прибыл 5 сентября 1829 г.

Генерал-губернатор Западной Сибири приказал коменданту Бухтарминской крепости по прибытии ссыльного «принять его и назначить ему непременное и безотлучное жительство в самой крепости иметь за ним строгий надзор, как за поведением его, так и за тем, чтобы он ни под каким видом не осмеливался отлучаться из крепости». Царь и местная администрация боялись влияния декабристов на сибиряков, предпринимали любые меры для их изоляции и наблюдения за ними и даже за образом их мыслей. Об этом свидетельствует дополнение к вышеприведённой инструкции, сделанной начальнику крепости генералу Де Сен-Лорану: «Затем предваряю в/б., что Муравьёв-Апостол был известный вольнодумец…тем обязываетесь вы иметь наблюдение за образом мыслей его».

Как только декабрист прибыл в Бухтарминскую крепость, к нему был приставлен полицейский караул и определено жильё в форштадте крепости, хозяин которого также был обязан сообщать коменданту о поведении и настроении ссыльного. Таким образом, Матвей Иванович оказался под двойным наблюдением. Комендант же крепости обязан был ежемесячно доносить шефу жандармов А.Х. Бенкендорфу об образе жизни и поведении ссыльного декабриста. Исследователь жизни М.И. Муравьёва-Апостола в Бухтарминской крепости А.Д. Колесников на основе тщательного анализа архивного материала государственного архива Омской области установил факт безукоризненного поведения декабриста на поселении. Более того, на протяжении семилетнего пребывания Матвея Ивановича в Бухтарме не было ни одного случая каких-либо претензий к нему со стороны местных властей. Все донесения однотипного содержания: «назначенный на поселение М.И. Муравьёв-Апостол ни в каких закону противных поступках не замечен…занимался чтением книг, имеющихся у него на французском и немецком диалектах». Книги, письма и деньги присылала ему сестра, Екатерина Ивановна Бибикова.

Конечно, декабриста тяготил приставленный к нему караул и особенно запрет выходить за пределы крепости, о чём он и пожаловался сестре. Она составила новое прошение на имя А.Х. Бенкендорфа, где просила «о снятии излишних ограничений в передвижении её брата», и шеф жандармов отреагировал положительно на данное прошение: коменданту крепости был дан совет «позволять ссыльному выходить за ограду крепости».

Как прямое следствие этих «послаблений» было установление доброжелательных отношений ссыльного декабриста с местным населением и офицерами гарнизона крепости. В 1829 – 1836 гг. Матвей Иванович Муравьёв-Апостол был в Бухтарме единственным ссыльным декабристом. Он, человек высокой культуры, образованности, носитель передовых идей века, естественно, притягивал к себе внимание местной интеллигенции.

Общение с декабристом вносило в среду обитателей крепости, форштадта и местного населения в округе живую жизненную струю. Кроме того, Матвей Иванович готов был искренне и совершенно бескорыстно помогать местным людям развитием среди них образования, медицинским воспомоществованием, деньгами. Так, А.Д. Колесников приводит в исследовании факт дарения декабристом своего дома коллежскому асессору Бухтарминской пограничной таможни Андрееву «единственно из человеколюбия, по той причине, что он, Андреев, имеет семейство», для которого «приличной квартиры в крепости отыскать не мог, а сам Муравьёв перешёл на квартиру в дом управляющего таможней коллежского асессора Крока, с которым имеет один стол».

Многие представители местной интеллигенции отдавали своих детей в обучение к Матвею Ивановичу, и он с большим удовольствием и энтузиазмом занимался их образованием. Кроме того, его библиотека, постоянно пополнявшаяся новыми книгами и журналами, пользовалась спросом среди местной интеллигенции.

В 1832 г. Матвей Иванович женился на дочери местного священника Марии Константиновне Константиновой (1810 – 1883). Их сын умер в детском возрасте в 1837 г. Родители взяли на воспитание двух сирот, дочерей ссыльных офицеров – Августу Созонович и Анну Бородинскую. Воспитанницы Муравьёвых-Апостолов в 1860 г. получили право называться Матвеевыми, им были присвоены права личного почётного гражданства. Факт женитьбы на девушке из уважаемой семьи ещё больше укрепил авторитет ссыльного декабриста в глазах местного общества. Муравьёвы были желанными гостями на многих семейных праздниках и крестинах детей в качестве крестных родителей.

Однако среди всеобщего доброжелательства А.Д. Колесников обнаружил в документах свидетельства и враждебного отношения к декабристу и его семье. Так, в государственном архиве Омской области исследователь встретил донос некоего пакгаузного надзирателя бухтарминской таможни Петрова, который, заметив дружеские отношения своего начальника Макарова с Муравьёвым тут же донёс по начальству «о непозволительных отношениях Макарова с государственным преступником». Капитан Страшников, временно исполнявший обязанности коменданта, поспешил провести «следствие» и, сделав необоснованные выводы, направил их в Омск. По этому поводу открылась переписка, от Макарова потребовали объяснений. В них он самым положительным образом охарактеризовал М.И. Муравьёва-Апостола, подчеркнув его добропорядочное и безукоризненное поведение.

Расследование было поручено майору Андрееву, ранее упомянутому, который завершил его в пользу ссыльного декабриста. Однако в сознании сибирского начальства зародилось беспокойство по поводу дружеских отношений ссыльного декабриста с местным населением, и в конце 1835 г. начальник Сибирского округа жандармов Маслов обратился с ходатайством к Бенкендорфу о переводе М.И. Муравьёва-Апостола из Бухтармы в один из городов Тобольской губернии. Выбранный Матвеем Ивановичем Курган был отвергнут царём: «…в Кургане уже достаточно государственных преступников», и местом нового поселения был утверждён Ялуторовск, в котором декабрист прожил почти 20 лет.

1 октября 1836 г. Муравьёвы-Апостолы прибыли в Ялуторовск. Там уже жили на поселении товарищи-декабристы: И.Д. Якушкин, Е.П. Оболенский, И.И. Пущин, В.К. Тизенгаузен, Н.В. Басаргин, А.В. Ентальцев. Колония соратников была дружной, как, впрочем, во всех других декабристских поселениях. По свидетельству И.И. Пущина, дважды в неделю (в четверг – у Пущина, в воскресенье – у Муравьёва-Апостола) все собирались вместе и «толковали откровенно», «жили ладно». Эти же факты подтверждает и Н.В. Басаргин. В своём «Журнале», своеобразных воспоминаниях о пережитом, он особо выделил ялуторовскую колонию декабристов, отметил их дружбу между собой: «Не проходило дня, чтобы мы не виделись и, сверх того, раза четыре в неделю обедали и проводили вечера друг у друга… Между нами всё почти было общее, радость или горе каждого разделялось всеми, одним словом, это было какое-то братство – нравственный и душевный союз».

А вот совершенно потрясающее свидетельство самого Матвея Ивановича, сделанное им в письме к своей воспитаннице А.П. Созонович: «Когда наступил час расставания (в 1853 г. М.А. Фонвизин получил высочайшее разрешение вернуться на родину, в центральную Россию и заехал в Ялуторовск для прощания с М.И. Муравьёвым-Апостолом и И.Д. Якушкиным – М.С.), М.А. (Фонвизин – М.С.) нас всех дружески обнял. Ивану Дмитриевичу поклонился в ноги за то, что он принял его в наш тайный союз».

Кроме того, для Матвея Ивановича в Ялуторовске открылась возможность продолжать любимое дело – образовывать и воспитывать местных детей, продолжать просветительскую деятельность. Дело в том, что Иван Дмитриевич Якушкин вёл активную работу по созданию школ для мальчиков и девочек, в которых преобладала ланкастерская система обучения, давно освоенная многими декабристами ещё в войсках, в т.ч. и Матвеем Ивановичем. И вот теперь он со всем жаром души отдался этой работе. Его богатая библиотека открыла двери для местной интеллигенции. Энергии Матвея Ивановича хватало и на медицинское воспомоществование бедным жителям Ялуторовска и округи.

Кроме того, не оставлял он и любимое занятие сельским хозяйством. Ещё в Вилюйске он приобрёл опыт выращивания картофеля в суровых условиях Сибири. Эти опыты продолжались, и весьма успешно, а местное население училось новым агрономическим приёмам. Таким образом, декабристские принципы жизни, убеждений и поведения оставались для Матвея Ивановича и других его товарищей главными побудительными мотивами жизни в условиях сибирской ссылки.

Большую помощь и участие принял Матвей Иванович в переписке новых «наступательных» сочинений С.М. Лунина. Так, рукой М.И. Муравьёва-Апостола было сделано два списка «Писем» Лунина. В Отделе письменных источников (ОПИ ГИМ) (Ф. 249.- Матвея Ивановича Муравьёва-Апостола) хранится переплетённая тетрадь под № 3, которая содержит две серии «Писем из Сибири», «Разбор Донесения…» и «Взгляд на польские дела» Лунина. Тетрадь имеет владельческую надпись: «Принадлежит Александру Илларионовичу Бибикову (родственник Муравьёвых-Апостолов – М.С.). Ялуторовск, 1851. Писана Матвеем Ивановичем Муравьёвым-Апостолом». На листах 8-23 тетради М.И. Муравьёва-Апостола - 16 писем первой серии ранней редакции, по-французски. В конце предисловия поставлена дата – «1837» и указано место написания – «Ourika pres d’ Irkoutsk» (Урика близ Иркутска), отсутствующее в текстах Лунина. Вторая серия «Писем» (лл. 27 – 60) включает все десять посланий декабриста. Аналогично этому документу в ГАРФ (Ф. 1153 – Муравьёвых) хранится тетрадь того же состава, что и альбом А.И. Бибикова: Матвей Иванович Муравьёв-Апостол в 31-ю годовщину казни декабристов 13 июля 1857 г. переписал две серии «Писем из Сибири» Лунина.

Списки лунинских сочинений, произведённые рукой Матвея Ивановича Муравьёва-Апостола, позволяют сделать предположение о причастности М.И. Муравьёва-Апостола к появлению лунинского «Разбора…» в бесцензурной печати А.И. Герцена и Н.П. Огарёва.

Из письма М.А. Фонвизина Ивану Ивановичу Пущину от 4 марта 1841 г. явствует, что в 1841 г. Матвей Иванович был очень болен, обращался к Бенкендорфу за разрешением на лечение в Тобольске, но получил отказ. Только спустя полтора года, в 1842 г., ему было разрешено лечение в этом городе, куда он и прибыл, что известно из письма М.А. Фонвизина И.Д. Якушкину от 25 ноября 1842 г.. В том же письме автор сообщает, что Матвей Иванович остановился у П.Н. Свистунова, который приобрёл у местного купца двухэтажный деревянный дом в центре города, ставший местом объединения многих поселённых там декабристов.

В Ялуторовске жизнь Матвея Ивановича и других декабристов оказалась тесно связанной с просветительской и педагогической деятельностью. 7 августа 1842 г. И.Д. Якушкин открыл училище по ланкастерской системе обучения для мальчиков, а 1 июля 1846 г. – для девочек. В обоих училищах преподавались чтение по славянской и гражданской печати, письмо, начала арифметики, «краткий Катехизис и краткая Священная история», российская грамматика, география и российская история. Преподавание по всем этим предметам распределили между собой все декабристы ялуторовской колонии, в т.ч. и Матвей Иванович. Сам И.Д. Якушкин в школе для мальчиков преподавал «начала алгебры, геометрии и механики», а также 1-ю часть латинской и греческой грамматики.

Обширная программа усваивалась детьми сравнительно легко благодаря сочетанию классно-урочной системы и ланкастерской (системы взаимного обучения). Кроме того, учителя (декабристы), применяя комплексный метод, имели относительную свободу действий и возможность творчески подходить к проведению бесед, экскурсий, обучению ремёслам. Всё это вместе взятое вносило в обучение интерес, увлечённость и сравнительную лёгкость усвоения материала. Кроме того, в школе учились дети разных сословий и национальностей. Декабристы строго следили за тем, чтобы между детьми бытовали дружеские взаимоотношения. Вместе с горожанами обучалось много «крестьянских сирот из разных деревень и даже других уездов»...

Полный текст:

http://dekabrist.mybb.ru/viewtopic.php?id=101

Кстати, в одном из открытых источников удалось найти ФИО упомянутого здесь майора Андреева:

 цитата:
С тех пор, как я здесь, — скорее по личному стремлению, чем по положению, в котором я нахожусь, — я не переставал вести самый уединенный образ жизни — едва даже знаю имена жителей. Я виделся с начала текущего года два, редко три раза в неделю с управляющим местной таможни, Богданом Ивановичем Крок, очень преданным службе молодым человеком со строгими правилами честности и безусловно почтенным. Так как он читает по-французски, то он брал у меня книги. Затем — командир пехотной гарнизонной роты Федор Андреевич Андреев, старик, обремененный многочисленной семьей, которую он очень любит; он незапятнанно несет службу Его Величества более пятидесяти лет. Когда я знал, что у них посторонний человек, я воздерживался от посещения их. Заметь, что я познакомился с ними с согласия коменданта и что наши отношения были вполне поверхностными...

М.И. Муравьев-Апостол Воспоминания и письма
http://www.hrono.ru/libris/lib_m/18300714mu_ap.html


Мы, взрослое поколение, уже не раз за свою жизнь наблюдало как, в угоду правящим классам, переписывается история Родины - России. Яркий пример фальсификации виден по постоянно изменяющемуся отношению к декабристам...

Советую прочитать:



Секрет Апостола

Не так давно был ограблен краеведческий музей в небольшом городке Серебрянске. Воры унесли иконы, старинные книги. Но оставили деревянные колодки, по которым ссыльный декабрист Матвей Муравьев-Апостол шил обувь для своей молодой жены Марии.


Сколько воды утекло с той поры. Сношены ботинки, нет дома, в котором жил декабрист, исчезла Бухтарминская крепость. Но остались колодки, висящие на стене музея. Единственная вещь, которая не только напоминает о пребывании в наших местах столь замечательного человека, но еще и подсказывает один из секретов его долголетия. Он прожил дольше всех своих друзей-декабристов - 93 года...

http://serebryansk.ru/publ/6-1-0-21

Дополнительные материалы:

http://akadionw.spb.ru/wp-content/uploads/2011/07/Декабристы.pdf

http://akadionw.spb.ru/wp-content/uploads/2011/07/Декабристы1.pdf


"Безопасность полетов начинается на земле!"
Бывший авиамеханик, ныне - Поручик запаса.
Спасибо: 6 
ПрофильЦитата Ответить
Старший лейтенант




Сообщение: 606
Настроение: Боевое
Зарегистрирован: 01.02.10
Откуда: Россия, Москва
ссылка на сообщение  Отправлено: 29.12.11 09:59. Заголовок: ОТКРЫТИЕ АНТАРКТИДЫ


ПЕРВАЯ РУССКАЯ АНТАРКТИЧЕСКАЯ ЭКСПЕДИЦИЯ 1819-1821 гг.

ОТКРЫТИЕ АНТАРКТИДЫ



http://www.liveinternet.ru/users/stephanya/post139647410/


ДВУКРАТНЫЕ ИЗЫСКАНИЯ В ЮЖНОМ ЛЕДОВИТОМ ОКЕАНЕ
и плавание вокруг света
В ПРОДОЛЖЕНИЕ 1819, 20 и 21 ГОДОВ,
совершенные на шлюпах "Востоке" и "Мирном"
под начальством капитана БЕЛЛИНСГАУЗЕНА командира шлюпа "Восток",
Шлюпом "Мирным" начальствовал лейтенант ЛАЗАРЕВ


Первые три десятилетия XIX вознаменовались многочисленными русскими кругосветными плаваниями, большая часть которых была вызвана наличием русских владений на Алеутских островах, Аляске и граничащих с ней побережьях Северной Америки.

Эти кругосветные путешествия сопровождались крупнейшими географическими открытиями на Тихом океане, поставившими нашу Родину на первое место среди всех других государств в области тихоокеанских исследований того времени океанографической науки вообще. Уже во время первых семи русских кругосветных плаваний - И. Ф. Крузенштерна и Ю. Ф. Лисянского на кораблях "Нева" и "Надежда" (1803-1806), В. М. Головкина на шлюпе "Диана" (1807-1809), М. П. Лазарева на корабле "Суворов" (1813-1816), О. Е. Коцебу на бриге "Рюрик" (1815-1818), Л. А?. Гагемейстера на корабле "Кутузов" (1816-181Э), 3. И. Понафидина на корабле "Суворов" (1816-1818) и В. М. Головкина на шлюпе "Камчатка" (1817-1819) -были исследованы обширные районы Тихого океана и сделаны многочисленные открытия новых островов.

Однако оставались еще совершенно неизученными ни русскими, ни иностранными экспедициями обширные пространства трех океанов (Тихого, Индийского и Атлантического) к югу от Южного полярного круга, в то время объединявшиеся под общим наименованием Южного Ледовитого океана, а также самая юго-восточная часть Тихого океана.

Многие иностранные экспедиции XVIII в. стремились, плавая в этих водах, достичь берегов таинственного материка Антарктиды, легендарные сведения о существовании которого были распространены в географической науке еще с древних времен. Открытию южного материка в значительной мере было посвящено и второе кругосветное плавание (1772- 1775) английского мореплавателя капитана Джемса Кука. Именно мнение Кука, доказывавшего в отчете о своем втором плавании, что Антарктиды или не существует, или что ее достичь вообще невозможно, служило причиною отказа от дальнейших попыток открыть шестую часть света, почти полвека вплоть до отправления русской антарктической экспедиции Беллинсгаузена - Лазарева.

Кук, решительно отрицая наличие южного материка, писал: "Я обошел океан южного полушария в высоких широтах и отверг возможность существования материка, который если и может быть обнаружен, то лишь близ полюса в местах, недоступных для плавания" (Джемс Кук. Путешествие к Южному полюсу и вокруг света. Государственное издательство географической литературы, Москва, 1948 г., стр. 33.). Он считал, что положил конец дальнейшим пояскам южного материка, являвшегося у географов того времени излюбленной темой для рассуждений. В своем послесловии Кук говорит: "Если бы мы открыли материк, мы безусловно в большей степени смогли удовлетворить любопытство многих. Но мы надеемся, что то обстоятельство, что мы его не нашли после всех наших настойчивых исследований, оставит меньше возможности для будущих умозрений (спекуляций) относительно неведомых миров, еще подлежащих открытию".

Подчеркнув успешность экспедиции во многих других отношениях. Кук заканчивает свой труд следующими славами: "уже одного этого будет довольно, чтобы во мнении благожелательных людей считать наше путешествие замечательным, особенно после того, как диспуты о южном континенте перестанут привлекать к себе внимание философов и вызывать у них разногласия".

Таким образом, роковая ошибка Кука имела своим следствием то, что в конце XVIII и в начале XIX в. господствовало убеждение, что Антарктиды вообще не существует, а все районы, окружавшие Южный полюс, представлялись тогда на карте "белым" пятном. В таких условиях была задумана первая, русская антарктическая экспедиция.

ПОДГОТОВКА ЭКСПЕДИЦИИ

Составление плана экспедиции. Трудно сказать, у кого зародилась первая мысль об этой экспедиции и кто явился ее инициатором. Возможно, что идея эта зародилась почти одновременно у нескольких наиболее выдающихся и просвещенных русских мореплавателей того времени - Головкина, Крузенштерна, и Коцебу.

В архивных документах первые упоминания о проектируемой экспедиции встречаются в переписке И. Ф. Крузенштерна с тогдашним русским морским министром маркизом де-Траверсе (Головнин в то время находился в кругосветном плавании на шлюпе "Камчатка", из которого он вернулся уже после ухода антарктической экспедиции из Кронштадта).

В письме своем от 7 декабря 1818 г., первом по времени документе, касающемся данной экспедиции, Крузенштерн, в ответ на сообщение о намеченной посылке русских кораблей к южному и северному полюсам, просит у Траверсе разрешения представить свои соображения об организации такой экспедиции.

После этого морской министр поручил составление записок об организации экспедиции как Крузенштерну, так и целому ряду других компетентных лиц, в том числе представителю старшего поколения русских мореплавателей - знаменитому гидрографу вице-адмиралу Гавриле Андреевичу Сарычеву. Среди архивных документов имеется также записка; "Краткое обозрение плана предполагаемой экспедиции", не имеющая подписи, но, судя по ссылкам на опыт только что вернувшегося из кругосветного плавания брига "Рюрик" (пришел в Петербург 3 августа 1818 г.), принадлежащая перу командира последнего - лейтенанту О. Е. Коцебу. По некоторым данным можно полагать, что записка Коцебу является наиболее ранней из всех и она предусматривает посылку из России только двух кораблей, причем разделение их намечалось у Гавайских островов, откуда один из кораблей должен был пересечь Тихий океан на запад - к Берингову проливу, второй - на восток, с целью попытаться приблизиться к Южному полюсу.

Выбор кораблей. Как уже отмечалось, по желанию правительства обе экспедиции снаряжались в весьма спешном порядке, ввиду чего в состав их были включены не специально построенные для плавания во льдах парусные корабли, а находившиеся в постройке шлюпы, предназначавшиеся для отправления в обычные кругосветные плавания. Первая дивизия состояла из шлюпов "Восток" и "Мирный", вторая из шлюпов "Открытие" и "Благонамеренный"...

...И Беллинсгаузен и Лазарев неоднократно сетуют на то обстоятельство, что в обе дивизии были включены по два совершенно разнотипных корабля, значительно друг от друга отличающиеся по скорости хода. Беллинсгаузен пишет по поводу переименования транспорта "Ладога" в шлюп "Мирный": "не взирая на сие переименование, каждый морской офицер видел, какое должно быть неравенство в ходу с шлюпом "Востоком", следовательно, какое будет затруднение оставаться им в соединении и какая от сего долженствовала произойти медленность в плавании".

Лазарев выражается более резко: "для чего посланы были суда, которые должны всегда держаться вместе, а между прочим такое неравенство в ходу, что один должен беспрестанно нести все лисели и через то натруждать рангоут, пока сопутник ело несет паруса весьма малые и дожидается? Эту загадку предоставляю тебе самому отгадать, а я не знаю". А загадка разрешалась малой морской опытностью тогдашнего морского министра Траверсе, приведшего сначала Черноморский флот, которым он командовал, а затем и весь русский флот к упадку по сравнению с предшествующим блестящим периодом Ушакова и Сенявина, и последующим, не менее славным, периодом Лазарева, Нахимова и Корнилова.

Лишь благодаря изумительному морскому искусству М. П. Лазарева шлюпы ни разу не разлучались за все время плавания, несмотря на исключительно плохие условия видимости в антарктических водах, темные ночи и непрерывные штормы. Беллинсгаузен, представляя еще в пути из Порт-Жаксона командира "Мирного" к награждению, особенно подчеркивал именно это неоценимое качество М. П. Лазарева.

КОМПЛЕКТОВАНИЕ ЭКСПЕДИЦИИ ЛИЧНЫМ СОСТАВОМ

Еще И.Ф.Крузенштерн писал о подборе личного состава для первой русской кругосветной экспедиции: "Мне советовали принять несколько и иностранных матрозов; но я, зная преимущественные свойства Российских, коих даже и английским предпочитаю, совету сему последовать не согласился. На обоих кораблях, кроме ученых Горнера, Тилеаиуoса и Либанда, в путешествии нашем ни одного иностранца не было". На кораблях же Беллинсгаузена и Лазарева вообще не было ни одного иностранца. Это обстоятельство подчеркивает участник экспедиции профессор Казанского университета Симонов, который в своем слове, произнесенном на торжественном заседании в этом университете в июле 1822 г., заявил, что все офицеры были русские, и, хотя некоторые из них носили иностранные фамилии, но "будучи дети российских подданных, родившись и воспитавшись в России, не могут быть названы иностранцами". Правда, по приглашению русского правительства на корабли Беллинсгаузена, при стоянке их в Копенгагене, должны были прибыть два немецких ученых, но в последний момент, очевидно испугавшись предстоявших трудностей, они от участия в экспедиции отказались. По этому поводу Беллинсгаузен высказывается следующим образом: "В продолжении всего путешествия мы всегда сожалели, что не позволено было идти с нами двум студентам по части Естественной истории, из русских, которые сего желали, а предпочтены им неизвестные иностранцы.

Все участники экспедиции, как офицеры, так и матросы, являлись добровольцами. Ф. Ф. Беллинсгаузен получил назначение начальником первой дивизии и поднял на шлюпе "Восток" свой брейд-вымпел почти в самый последний момент, незадолго до ухода в плавание. Поэтому он не смог по своему желанию подобрать офицерский состав и взял с собою из Черного моря лишь своего бывшего помощника на фрегате "Флора"- капитан-лейтенанта И. И. Завадовского, а прочие офицеры уже были назначены на "Восток" по рекомендации различных начальствующих лиц. М. П. Лазарев, вступивший в командование шлюпом "Мирный" несколько ранее, находился в лучших условиях и имел возможность более тщательно подобрать своих помощников, причем некоторые из них настолько с ним отдавались, что были приглашены участвовать в его третьем кругосветном плавании на фрегате "Крейсер" с 1822 по 1825 г. (лейтенант Анненков и мичман Куприянов, а Анненков - и на корабле "Азов")...

1. ШЛЮП "ВОСТОК"

1. Унтер-офицеры: подштурмана Андрей Шеркунов и Петр Крюков, шхиперский помощник Федор Васильев, фельдшер 1 клссса Иван Степанов.

2. Квартирмейстеры: Сандаш Анеев, Алексей Алдыгин, Мартын Степанов, Алексей Степанов, флейщик Григорий Дианоз, барабанщик Леонтий Чуркин.

3. Матросы 1 статьи: рулевой Семен Трофимов; марсовые Губей Абдулов, Степан Сазанов, Петр Максимов, Кондратий Петров, Олав Рангопль, Пауль Якобсон, Леон Дубовский, Семен Гуляев, Григорий Ананьин, Григорий Елсуков, Степан Филиппов, Сидор Лунин, Матвей Хандукоз, Коидратий Борисов, Еремей Андреев, Данила Корнев, Сидор Васильев, Данила Лемантов, Федор Ефимов, Христиан Ленбекил, Ефим Гладкий, Мартын Любим, Гаврила Галкин, Юсуп Юсупов, Габит Немясов, Прокофий Касаткин, Иван Кризов, Матвей Лезов, Мафусаил Май-Избай, Никифор Аглоблин, Никита Алунин, Егор Киселев, Иван Салтыков, Иван Шолохов, Демид Антонов, Абросим Скукка, Федор Кудряхин, Иван Яренгин, Захар Попов, Фил и мои Быков, Василий Кузнецов, Алексей Коневалов, Семен Гурьянов, Иван Паклин, Иван Гребенников, Яков Бизанов, Михаил Точилов, Матвей Попов, Елизар Максимов, Петр Иванов, Григорий Васильев, Михаил Тахашиков, Петр Палицин, Денис Южаков, Василий Соболев, Семен Хмельников, Матвей Рожин, Севастьян Чигасов, Данила Степанов, Варфоломей Копылов, Спиридон Ефремов, Терентий Иванов, Ларион Нечаев, Федот Разгуляев, Василий Андреев, Кирилл Сапожников, Александр Барешков, Алексей Шиловский, Афанасий Кириллов.

4. Различные мастеровые: слесарь Матвей Губим, тиммерман Василий Краснопевов, кузнец Петр Курлыгин, плотник Петр Матвеев, конопатчик Родион Аверкиев, парусник Данила Мигалкин, купар Гаврила Данилов.

5. Канониры: артиллерии унтер-офицеры Илья Петухов и Иван Корнильев, бомбардир Леонтий Маркелов, канониры 1 статьи Захар Краоницын, Ян Яиылевич, Якуб Белевич, Егор Васильев, Василий Капкин, Феклист Алексеев, Семен Гусаров, Степан Яцыновский, Никита Лебедев, Глеб Плысов и Иван Барабанов.

2. ШЛЮП "МИРНЫЙ"

1. Боцмана и унтер-офицеры: боцман Иван Лосяков, баталер сержаятского ранга Андрей Давыдов, фельдшер 1 класса Василий Пономарев, слесарь Василий Герасимов, шхиперский помощник Василий Трифанов, штурманский помощник Яков Харлав.

2. Квартирмейстеры: Василий Алексеев, Назар Рахматулов, барабанщик Иван Новинский.

3. Матросы 1 статьи: Абашир Яншин, Платон Семенов, Арсентий Филиппов, Спиридон Родионов, Назар Аталинов, Егор Берников, Габидулла Мамлинеев, Григорий Тюков, Павел Мохов, Петр Ершев, Федор Павлов, Иван Кириллов, Матвей Мурзин, Симон Таус, Иван Антонов, Демид Улышев, Василий Сидоров, Батарша Бадеев, Лаврентий Чупраяов, Егор Барсуков, Яков Кириллов, Осип Колтаков, Маркел Естигнеев, Адам Кух, Николай Волков, Григорий Петунии, Иван Леонтьев, Анисим Гаврилов, Ларион Филиппов, Томас Бунганин, Данила Анохин, Федор Бартюков, Иван Козьминский, Фрол Шавырин, Архип Пал мин, Захар Иванов, Василий Курчавый, Филипп Пашков, Федор Истомин, Демид Чирков, Дмитрий Горев, Илья Зашанов, Иван Козырев, Василий Семенов.

4. Различные мастеровые: слесарь Василий Герасимов, плотники Федор Петров и Петр Федоров, конопатчик Андрей Ермолаев, парусник Александр Темников, купор Потап Сорокин.

5. Канониры: артиллерии старший унтер-офицер Дмитрий Степанов; канониры 1 статьи Петр Афанасьев, Михаил Резвый, Василий Степанов, Василий Куклия, Ефим Воробьев, Иван Сарапов.

...Плавание экспедиции продолжалось 751 день (из них ходовых дней под парусами 527 и якорных 224); она прошла почти 50 тысяч морских миль, что по протяжению более чем в 2 раза превышает длину большого круга земного шара. Каковы же были результаты первой русской антарктической экспедиции?

Во-первых, экспедиция выполнила главное задание - открыла материк Антарктиды и тем самым утвердила приоритет нашей Родины в этом отношении. Всего ею было вновь открыто 29 ранее неизвестных островов, в том числе 2 в Антарктике, 8 - в южном умеренном поясе в 19 - в жарком поясе.

Во-вторых, экспедиция провела громадную научную работу. Существенная заслуга экспедиции состояла в точном определении географических координат островов, мысов и других пунктов и составлении большого числа карт, что являлось излюбленной специальностью самого-Беллинсгаузена. Нужно удивляться исключительной точности наблюдений как самих Беллинсгаузена и Лазарева, так и прочих офицеров экспедиции, и особенно астронома Симонова. Эти определения не потеряли своего значения до сих пор и очень мало отличаются от новейших определений, произведенных на основе более точных методов и более совершенными мореходными инструментами. Карта Южных Шетландских островов являлась наиболее точной вплоть до самого последнего времени,. а зарисовки островов, сделанные художником Михайловым, используются в английских лоциях до сих пор; особенно точно были измерены высоты гор и островов Лазаревым. Астроном Симонов производил систематические наблюдения над изменением температуры воздуха, штурмана - над элементами земного магнетизма.

Экспедиция произвела много важных океанографических исследований: впервые доставались пробы воды с глубины помощью примитивного батометра, и готовленного корабельными средствами; производились опыты с опусканием бутылки на глубину; определялась впервые прозрачность воды помощью опускания на глубину белой тарелки; измерялись глубины, насколько позволяла длина имевшегося лотлиня (невидимому, до 500 м); была произведена попытка измерения температуры воды на глубине; изучалось строение морских льдов и замерзаемость воды разной солености; впервые производилось определение девиации компасов на различных курсах.

Экспедиция собрала богатые этнографические, зоологические и ботанические коллекции, привезенные в Россию и переданные в различные музеи, где они хранятся до сих пор.

Большой интерес представляют некоторые личные научные наблюдения Ф. Ф. Беллинсгаузена. Он разрешил многие сложные физико-географические проблемы; однако, к сожалению, научная слава досталась не ему, а западноевропейским ученым, занимавшимся теми же вопросами значительно позднее. Так, задолго до Дарвина, Беллинсгаузен совершенно правильно объяснил происхождение коралловых островов, являвшееся до него загадкою, он дал правильное объяснение происхождению морских водорослей в Саргассовом море, оспаривая мнение такого авторитета в области геотрафической науки его времени, как Гумбольдта; в теории льдообразования у Беллинсгаузена много правильных мыслей, не потерявших своего значения до настоящего времени.

Особого внимания заслуживает альбом рисунков, составленный художником Михайловым и состоящий из 47 страниц; в числе рисунков находятся зарисовки островов, пейзажей, типов местных жителей различных стран, животных, птиц, рыб, растений, типов ледяных гор и т. п. Подлинные рисунки были обнаружены в Государственном Историческом музее в Москве лишь в 1949 г. Ввиду того, .что в составе экспедиции не было натуралистов, Михайлов старался особенно тщательно зарисовать все, что касалось фауны и флоры; так, например, на его рисунках птиц вырисовано каждое перышко, на рисунках рыб - каждая чешуйка.
Экспедиция была встречена на Родине с большим торжеством и ее открытиям придавалось громадное значение. Лишь спустя более чем 20 лет была послана первая иностранная экспедиция в антарктические воды. По этому поводу руководитель этой английской антарктической экспедиции 1839-1843 гг. Джемс Росс писал: "Открытие наиболее южного из известных материков было доблестно завоевано бесстрашным Беллинсгаузеном и это завоевание на период более 20 лет оставалось за русскими".

В 1867 г. немецкий географ Петерман, отмечая, что в мировой географической литературе заслуги русской антарктической экспедиции оценены совершенно недостаточно, прямо указывает на бесстрашие Беллилегуазена, с которым он пошел против господствовавшего в течение 50 лет мнения Кука: "За эту заслугу имя Беллинсгаузена можно прямо поставить на ряду с именами Колумба и Магеллана, с именами тех людей, которые не отступали перед трудностями и воображаемыми невозможностями, созданными их предшественниками, с именами людей, которые шли своим самостоятельным путем, и потому были разрушителями преград к открытиям, которыми обозначаются эпохи".

Академик Ю. М. Шокальский, сравнивая достижения антарктических экспедиций Кука и Беллинсгаузена, сделал следующий подсчет: из общего числа дней плавания в южном полушарии (1 003) дня, Кук провел южнее 60° параллели всего 75 дней, а Беллинсгаузен (из 535 дней) - 122 дня. Кук находился во льдах 80 дней, Беллинсгаузен-100 дней; корабли Кука разлучились, а оба русских шлюпа в сложнейших условиях шли все время соединенно. Свой подсчет (произведенный еще в 1924 г.) Ю. М. Шокальский заключает следующими словами: "Беллинсгаузен совершил вполне беспримерное плавание, с тех пор и доныне никем не повторенное".

Заслугой русских моряков является их смелое маневрирование среди массы льдов, часто при исключительно штормовой погоде, в условиях тумана, снега и весьма малой дальности видимости. Этим трудностям плавания посвящены многие страницы труда Беллинсгаузена.

Наконец, нельзя не отметить исключительной гуманности русских мореплавателей по отношению к местным жителям вновь открытых островов. Уже в инструкции, данной Беллинсгаузену, значилось, что во всех землях, к которым экспедиция будет приставать, надлежит с местными жителями поступать с "величайшей приязнию и человеколюбием, избегая сколько возможно всех случаев к нанесению обид или неудовольствий... и не доходить до строгих мер, разве только в необходимых случаях, когда от сего будет зависеть спасение людей вверенных его "начальству". Беллинсгаузен и на самом деле отказывался от высадки на острова, если видел, что она могла быть сопряжена с применением огнестрельного оружия. Насколько это гуманное отношение отличается от жестокости многих иностранных мореплавателей, чего не избежал и сам Джемс Кук! Характерен в этом отношении отзыв ближайшего помощника И. Ф. Крузенштерна старшего офицера шлюпа "Надежда" М. И. Ратманова, побывавшего вскоре после Кука на тихоокеанских островах: "Ежели рассмотреть все то, что Кук сделал для рода человеческого, - ужаснуться должно. Он при открытии разных народов Южного океана стрелял, резал уши тем, которые его почти богом почитали и ни в чем ему не сопротивлялись. Конец жизни сего мореплавателя доказывает возмутительный его характер и грубое воспитание".

Заслуживает внимания следующий отзыв Беллинсгаузена, непосредственно направленный против "расовой теории": "Последствие доказало, что природные жители Новой Голландии к образованию способны, невзирая, что многие европейцы в кабинетах своих вовсе лишили их всех способностей".



Русские мореплаватели на русских кораблях первыми открыли Антарктиду и тем самым утвердили приоритет нашей Родины на это открытие. Это обстоятельство особенно надо помнить сейчас, когда ряд иностранных государств покушается произвести раздел Антарктиды без участия Советского Союза, к которому по преемству перешло это право приоритета. Необходимо помнить, что Россия никогда не отказывалась от своих прав на эти земли, а советское правительство никому не давало согласия распоряжаться территориями, открытыми русскими моряками.

http://www.ivki.ru/kapustin/journal/bel01.htm

"Безопасность полетов начинается на земле!"
Бывший авиамеханик, ныне - Поручик запаса.
Спасибо: 5 
ПрофильЦитата Ответить
Тайный советник




Сообщение: 104
Зарегистрирован: 02.02.09
Откуда: Россійская Имперія, Санктъ-Петербургъ
ссылка на сообщение  Отправлено: 29.12.11 14:53. Заголовок: ВОЗДУХОЛИНИЯ Ухтпечлага


МЕЖДУ ВОЙН

ВОЗДУХОЛИНИЯ




1 февраля 1926 г. приказом спецотдела ОГПУ впервые на севере была организована Северная воздухолиния при Соловецких лагерях. По инициативе начальника Ухтпечлага Я.М.Мороза приказом ГУЛАГа в 1932 г. Соловецкая и Вишерская воздухолинии были ликвидированы, а самолеты переброшены на Печору. Так родилась воздухолиния Ухтпечлага. Проблему грузоперевозок она решить не могла. Самолеты использовались для связи между лагподразделениями, авиаразведки, перевозки почты и пассажиров.

Самолеты были переброшены на Печору еще до официального создания воздухолинии. Первый самолёт из Архангельской области в Чибью прилетел в феврале 1931 г. Экипаж - пилот Н.С.Снежков и линейный механик В.Г.Линдеман. Первые летательные аппараты воздухолинии, - это списанные из ВВС гидросамолёты Ю-2 (морские разведчики, «Юнкерсы»). Весной, летом и осенью они приводнялись на поплавках на поверхность рек и озер, а зимой поплавки заменяли лыжами. К концу 1931 г. в Ухтпечлаге было уже 4 «юнкерса», которые базировались в д.Карпушовка (Усть-Цилемский район). Позже воздухолиния пополнилась самолётами других марок: 10-21, 10-13, К-5, У-2, Щ-2, П-12.

Первая воздушная трасса была проложена на Воркуту через Чибью летчиком высокого класса заключенным В.А.Гинце и бортмехаником С.П.Курлышевым. Пассажиром был сам начальник Ухтпечлага Я.М.Мороз. В дальнейшем все полеты осуществлялись через Чибью.

Осенью 1931 г. пригнали из Нарьян-Мара этап заключенных для обустройства центральной базы воздухолинии в лагпункте Карпушовка.

11 сентября 1931 г. временно исполняющим должность начальника воздухолинии был назначен заключенный Николай Львович Кекушев, но уже 21 декабря его сменил Яков Филиппович Степанов, который 6 августа 1930 г. первым проложил авиатрассу из Архангельска к Ухте. Степанов рассказывал, что полёт был сложным.... Экипаж гидроплана мужественно преодолел трудности и благополучно долетел до Ухты. На вопрос, почему он не посадил гидроплан на реке Ухте, Степанов ответил: «Вода на реке очень чистая, на дне был виден каждый камешек, и я подумал, что там очень мелко. Поэтому садиться не риск-нул. Выбрал удобное место на реке Ижме». На обратный рейс в Москву летчик взял почту и первого начальника Ухтинской экспедиции Сергея Федоровича Сидорова, получившего травму (перелом ноги). Прилетал еще раз, взял почту и заключенного Иванова, бывшего главного инженера Грознефти - его необходимо было доставить в суд (вина Иванова заключалась в том, что был против поиска промышленной нефти на Ухте).

С 1932 г. по 1936 г. авиабазой руководил легендарный летчик Лев Владиславович Ковалевский, герой гражданской войны, награжденный орденом Боевого Красного знамени (он же начальник лагпункта). Человек энергичный, прямой, смелый, отличный организатор, он сумел создать дружный коллектив летчиков. Ковалевский высоко ценил людей честных, добросовестных, людей труда. По его ходатайству в честь трехлетия Ухтпечлага одному из самолётов было присвоено имя Ивана Ильича Косолапкина, бурового мастера, ударника труда (приказ № 244 от 5 ноября 1932г.).

Под руководством Ковалевского в д. Карпушовка силами заключенных (60-70 чел.) построили: двухэтажное общежитие для лётчиков (часть из них имели семьи и жили в крестьянских избах); столовую, баню, технический склад, ангары; 2 барака для заключенных, здание управления, коровник, конюшню, каптерку, пожарное депо, кузницу, бензинохранилище, дом начальника воздухолинии. В мастерской авиабазы из списанных самолётов строили моторные лодки - «глиссеры» и в навигационный период перевозили пассажиров, почту, грузы из одного лагпункта в другой по рекам Вычегда, Печора, Ижма, Ухта.

Первый глиссер из утильматериалов был сдан в эксплуатацию 6 сентября 1935 г. группой работников авиабазы под руководством заместителя начальника Маркуса, за что Маркус, авиатехник Н.И.Андреев (колонизованный), жестянщик В.Я.Глотов (колонизованный), Стрельников (заключенный), радист Опошнянский (колонизованный) получили благодарность начальника лагеря Я.Мороза. Водитель глиссера № 414 Андреев и механик Румянцев ходили по Печоре до Кедрового Шора и Воркута-Вом; экипаж глиссера № 413 с водителем Олейник и механиком Петраченко - по Печоре до Усть-Цильмы, Усть-Усы. Все лето глиссер курсировал по маршруту Ижма-Порожск.

Воздухолиния не имела авиасвязи, метеослужбы, аэродромов. Не имея навигационных приборов, лётчики ориентировались в полётах по рекам Печора, Уса, Ижма, Вымь, Воркута, Вычегда, Северная Двина и по строящемуся тракту Усть-Вымь - Чибью.

В 1936 г. в штате воздухолинии состояли 7 вольнонаемных, 7 колонизованных и 10 заключенных. Это начальник и инженер Воздухолинии П.В.Маркус (вольнонаемный), радист Опошнянский (колонизованный), летчики: В.А.Гинце и К.Л.Кайдан. (вольнонаемный); старший линейный техник, комендант и воспитатель И.В.Байшев (вольнонаемный); авиатехники С.Т.Курышев (вольнонаемный), М.И.Сантировский, водители глиссеров Андреев и А.Гриневич (колонизованный); моторист глиссера Олейник (колонизованный), а также кладовщик; рабочий; столяр; заведующий мотомастерской, он же бригадир Барышев; моторист мотомастерской Храмко; жестянщик Глотов; токарь Корш; завхоз; повар-пекарь; конюх; животновод-дояр; водовоз; возчик; сапожник; банщик; бельевщик; огородник.

В штат воздухолинии были включены коменданты пунктов приёма, заправки и отправ-ки самолётов с Морской, Усть-Усы, Адзвавома, Усть-Ижмы, Воя, Кедрового Шора, Еджыд Кырты, Воркута-Вом, Усть-Ухты, Котласа. В этих пунктах имелись комнаты отдыха лётчиков, водогрейки, бензобазы.

После гибели Л.В.Ковалевского (16 апреля 1934 г.) начальником воздухолинии был назначен Павел Васильевич Маркус, 1897 г.р., русский, уроженец Москвы, имел высшее образование. До ареста он работал инженером воздушного флота и МВТУ. Осужден 24 марта 1928 г. коллегией ОГПУ по ст. 58-6 УК РСФСР на 5 лет ИТЛ. Освобожден досрочно. В мае 1932 г. принят на работу в Ухтпечлаг по вольному найму на должность инженера воздухолинии. Погиб во время авиакатастрофы 4 октября 1936 г. После гибели Маркуса начальником воздухолинии был назначен летчик Константин Лукич Кайдан. Последним начальником был сотрудник оперчекистского отдела Федор Егорович Волчанский (назначен 30 июля 1937 г.).

Расскажем подробнее о некоторых летчиках и техниках.

Шлятер Владимир Густавович, 1896 г.р., русский, уроженец С.-Петербурга, из дворян. Окончил Бакинскую инженерную школу морской авиации (1918 г.). Военный летчик, участвовал в гражданской войне на Северной Двине, против Юденича, в подавлении Кронштатского мятежа. Летчик, затем командир истребительского отряда. Осужден 1 декабря 1929 г. коллегией ОГПУ по ст. 58-6 УК РСФСР к 5 годам лишения свободы.

Шаров Яков Николаевич, 1890 г.р., уроженец Москвы, русский, сын кадрового офицера. Окончил военно-инженерное училище в 1912 г. Работал в Гатчинской авиашколе с 1913 г. В 1919 г. был в плену у белых. Осужден 8 мая 1931 г. тройкой ОГПУ по ст. 58-11 УК РСФСР на 5 лет ИТЛ. 17 июля 1933 г. постановлением ЦИК СССР срок сокращен до трёх лет. Освобожден из лагеря 10 сентября 1933 г.

Байшев Иван Васильевич, 1887 г.р., русский, из Нижегородской губернии, механик авиации, член ВКП(б) с 1930 г., участник гражданской войны (воевал в составе Волжской воздушной дивизии).

Гинце Владимир Александрович, 1902 г.р., из немцев Поволжья. С 1922 г. - в РККА (курсант школы авиации, разведэскадрилья, инструктор высшей школы воздушного боя, пилот седьмой истребительной эскадрильи). Осужден 4 декабря 1930 г. коллегией ОГПУ по ст. 58 -7 УК РСФСР на 3 года концлагерей.

Курлышев Сергей Павлович, 1904 г.р., уроженец Ивановской области, из крестьян. Окончил авиашколу в 1928 г. С 1928 г. и до ареста в октябре 1931 г. работал на заводе в Ленинграде механиком авиаотряда. Осужден коллегией ОГПУ 7 октября 1931 г. по ст. 19-58-6 УК РСФСР к 3 годам лишения свободы. Освобожден 20 августа 1933 г. с высылкой в Северный край на 3 года.

Сущевский Виталий Владимирович, 1890 г.р., белорус, уроженец Могилевской губернии, из крестьян. Окончил механико-техническое училище. Лётчик-инструктор. С 1911 г. во Владивостоке в военной авиаэскадрильи. С 1912 г. инструктор-преподаватель авиационной школы лётчиков. В период гражданской войны воевал против Колчака. Осужден 21 марта 1930 г. тройкой ОГПУ по ст. 58-11 к 5 годам лишены свободы. Освобожден из Ухтпечлага 20 марта 1934 года.

Среди сотрудников авиалинии упоминаются заключенные А.А.Аничков, Н.С.Васин, Е.Г.Басков, Виктор Михайлович Котюков (авиамоторист), Юрий Михайлович Котюков (бортмеханик, погиб), Фабио Брунович Фарих (осужден в 1937 г.), Плавлинский, Поплавский (бортмеханик), Пахомов (бортмеханик), Н.А.Стрельников, А.Н.Сумароков, Э.А.Абросонин, Ф.М.Олифин, К.И.Бандер; колонизованные Иван Никитович Корж (токарь), Лев Сергеевич Ашихманов; вольнонаемные Алексей Архипович Игнатов (комендант Ухтинского аэродрома, бортмеханик), Иван Васильевич Банжев, Валерий Александрович Кавецкий (бортмеханик), Л.Н.Сумароков, Томашов (радист), Михаил Никифорович Анисимов (комендант базы Усть-Уса), Федор Матвеевич Олифин (техник-кладовщик авиабазы).

Заключенные центральной базы воздухолинии размещались в двух бараках, лагерный пункт Карпушовка охранял пятый отдельный взвод ВОХРа (командир Епифанов М.А.) из 44 человек, из них 26 заключенных. Особенно строго охраняли летательные аппараты, чтобы избежать угона самолёта заключенными-беглецами.

На центральной авиабазе Олифин за сутки принял 114 машин и отправил 114 машин, Сумароков на базе Ухта принял 75 машин и выпустил 75. Абросонин на базе Усть-Уса принял 72 машины, выпустил 72. Эти цифры доказывают, насколько часто летали самолёты Ухтпечлага.

В тяжелых суровых условиях Приполярья и Заполярья, при крайне неблагоприятных метеоусловиях воздухолиния за 4 года провела огромную работу. Впервые в истории Севера освоена трассы от Вишеры до Нарьян-Мара, от Котласа до Воркуты; совершен перелет через Уральский хребет Воркута-Обдорск (ныне Салехард). Самолётами покрыто расстояние 450 тыс. км., переброшено грузов и почты 15 тыс. тн/км, перевезено 320 тыс. пассажиро/км.

Начальник авиабазы ходатайствовал перед ГУЛАГом о награждении старейших работников воздухолинии Байшева И.В., Маркуса П.В., Барышева Н.А., Гинце В.А., Курлышева С.П., Кавецкого В.А., Олейника Н.П., Ашихманова Л.С., Глотова В.Я., Санжеревского М.И., Андреева Н.И., Коржа И.Н., Шарова Я.Н., Олифина Ф.М., Абросонина Э.А., Гринвича Е.Н., Сумарокова А.Н., Стрельникова Н.А., Бандера К.И., Опошнянского Д. А.

Эти и другие опальные авиаторы-герои УПЛ, не имеющие орденов и почетных знаков, работали в экстремальных условиях Крайнего Севера и Заполярья. Верные своей профессии и своей Родине, не считаясь со своим подневольным положением, они летали в любую погоду и часто погибали.

В деревне Карпушовка установлен памятник в виде крыла упавшего самолета, на котором написано «Здесь покоится прах авиаторов-первооткрывателей северных воздушных трасс, погибших при исполнении служебных обязанностей: наладчика воздушных линий Ковалевского Л.В., летчика А. Плавинского, бортмеханика Котюкова Ю.М., вме-сте с ними погибших пассажиров Эйсмонта и Огаркова, авиаинженера Маркуса П.В. От авиаторов 80-х гг. XX века». Это единственный памятник лётчикам Ухтпечлага. А их должно быть больше... Память о подневольных первопроходцах воздушных трасс должны сохранять потомки.



Канева А.Н. Ухтпечлаг:страницы истории
http://www.pokayanie-komi.ru/martirolog/martirolog_t1/kaneva_UPL_stranitzi_istorii/

Честь имею! Спасибо: 4 
ПрофильЦитата Ответить
Старший лейтенант




Сообщение: 607
Настроение: Боевое
Зарегистрирован: 01.02.10
Откуда: Россия, Москва
ссылка на сообщение  Отправлено: 30.12.11 11:12. Заголовок: Но одна загвоздка ес..


    Но одна загвоздка есть:
    Русский я по паспорту.
    Только русские в родне,
    Прадед мой — самарин, —
    Если кто и влез ко мне,
    Так и тот — татарин!


    В.Высоцкий


Краткая
хронологическая последовательность
упоминания фамилии Андреев
в сохранившихся до наших дней исторических документах.


В истории государства российского также отмечены факты появления фамилии Андреев у новокрещенных «иноземцев», т.е. фамилию Андреев носили не только русские, а и поступившие на службу государю российскому крещеные татары, башкиры, чуваши, черкасы и плененные выходцы из Литвы, Польши, Швеции, Германии, Турции...



* Отписка царю путивльского воеводы Борисова в 1589 году:

"Приехал с поля в Путивль на твое государево имя черкашенин Василий Андреев с двумя донецкими козаками и в расспросе сказал: был он на Донце с черкасами, с атаманом Евлашовым и громили донецких козаков, Власа Яковлева и Семейку Новгородца, взяли их в плен и привели к себе в стан; здесь Влас уговорил Василья Андреева, чтоб он отстал от своих; тот отправился в стан ко Власовым товарищам, подвел их на своего атамана Евлашова, погромил его, а Власа и Семейку отгромил и вместе с ними явился в Путивль". Воевода немедленно употребил его в дело, послал на государеву службу с путивльскими нововыезжими черкасами за черкасами же, и он ходил дважды с другим атаманом и громил черкас, именье и лошадей путивльских севрюков у них отгромил...

    Черка́сы (итал. Circassi) — название племен торков и берендеев, чёрных клобуков в древних и средневековых русских летописях, один из народов Золотой Орды и средневекового Египта в XIII—XIV вв., а также экзоним казаков (преимущественно, малороссийских) в российском государстве (в частности, в официальных документах) до конца XVIII вв.

    Определение из Википедии

    Черкас
    ЧЕРКАСОВ ЧЕРКАС ЧЕРКАШИН
    Черкасами называли правобережных украинцев (имеется ввиду правый берег Днепра). Отсюда же и название города Черкасы. Пушкин в поэме "Полтава" называет Марию Кочубей "красой черкасских дочерей", в смысле "украинских дочерей". (Ф) Отчество от именования отца: черкас - так в XV-XVIII вв. называли казаков Поднепровья. (Н)

    Словари и энциклопедии на Академике


* Из истории торговых сношений России с Нидерландами известно, что второй сын нидерландского аптекаря Арента Классена, Арент Арентсон, был в 1620 г. в Москве придворным аптекарем и переводчиком. Дочь Арента Классена вышла в Москве в 1622 г. замуж за одного из своих соотечественников, аптекаря Гендрика Гассениуса (Иван Андреев), который в 1616 г. приехал вместе с Массой из Нидерландов…


* О посылке иноземцев в Сибирь в 1635 г.

В 30-х годах XVII века Россия вела Смоленскую войну: 19 февраля Шеин отошел от Смоленска, а в июне 1634 г. был заключен Полянский мир с польским королем Владиславом. И почти через год появляются первые царские указы о пополнении сибирских гарнизонов «иноземцами». Таких «иноземцев», как сообщали в своей отписке нижегородские воеводы, оказалось 50 человек «поляков и литвы» и 54 «черкеса» из Адашного и Чаплинского полков. Среди них «литва и поляки сотник Гришка Медоварцев,…Ивашка Андреев,…, черкашенин…, Кирюха Андреев сын Усенков,…, Микита Андреев, …, Леонтий Андреев…»


* КРЕСТОПРИВОДНАЯ КНИГА ШЛЯХТЫ ВЕЛИКОГО КНЯЖЕСТВА ЛИТОВСКОГО 1655 Г.

«Лета 7164 го октября в 17 день по государеву цареву и великого князя Алексея Михайловича всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержца указу и по грамоте в Ковну к боярину и воеводам ко князю Семену Андреевичю Урусову с товарыщи велено писать к Жмотцкой шляхте и в Виленской, и в Ковенской, и в Гроденской, и в ыные поветы к шляхте ж и мящаном, и к поветовым людям, чтоб великого государя нашаго, его царьскаго величества милости поискали, ему, великому государю добили челом /л. 77 об./ и были б под ево государевою высокою рукою во веки неотступно, а к ним его царскаго величества милость будет свыше королевскаго и прав и вольностей их ни в чем нарушить не велит...И тем почином имяна писаны в сих книгах с отцы и с прозвищи по поветом...»:
Полоцкая шляхта. Лицкого повету ... Степан Андреев
Гродненская шляхта. ...Никулай Андреев...
Оршанский повет шляхта ...Петр Андреев


* В 1703 г. Андреев Карлус служил воеводой города Чебоксары (Прим. Карлус — имя шведское, немецкое, испанское?).


* В одном из первоисточников встретилось еще одно упоминание об иноземном владельце фамилии: "В 1723 году надзирателем за крещеными манси и хантами был назначен пленный швед Карп Андреев… В 1742 году ясачные подведомственных Карпу Андрееву волостей жаловались, что он «по охоте своей, а паче для корысти ездит… для сыску у них в непостоянстве их шайтанов, которых уже они по восприятии христианской веры издавна от них отставлены и имеют у себя божий образа» [11]. Оставили след в истории и его внуки, в частности, из статьи «История Воскресенского монастыря и церквей города Березова» узнаем, что в конце XVIII столетия протоиереем собора во имя Божией Матери Одигитрии, сподвижником митрополита Филофея, был внук пленного шведского офицера Карла Эска (Карпа Андреева) Андрей Андреев (Камперов), а его родным братом был Иакинф (Камперов), являвшийся в то время архимандритом Пыскорского Спасо-Преображенского монастыря.


* Отечественная война 1812 года.
В Оренбургском государственном музее хранится прошение чуваша новокрещенца Макара Андреева из чувашского села Бишкаин Оренбургской губернии, в котором он просит зачислить его добровольцем в русскую армию, чтобы изгнать постылого француза из родной земли...

http://ru.rodovid.org/wk/Андреев


Ну, и так далее... А были ли татары - Андреевы? Наверняка!


Мордовские князья Сабановы, Павловы, Куломзины, Мокшазаровы, Издебергские, Тяпины, Разгильдяевы, Ичаловы, Еделовы, Андреевы и многие другие за службу получили в присурском регионе значительные земельные пожалования и денежные вознаграждения. Их потомки постепенно растворились в среде русского дворянства, чиновников канцелярий, торгово-промышленного люда, крестьянства и казачества. Именно они являются основателями большинства сел в Присурье (бассейн реки Сура). Ими были заложены такие села, как Андреевка, Вечерлеи, Капасово, Паранеи, Луньга, Сабаново, Ромоданово, Ичалки, Тяпино, Азрапино, Елховка и др.

В Мещере, центрами которой были Темников, Калом, Шацк, Касимов, правительство в течении ряда столетий основную ставку делало на служилых татар-мишарей...

http://isi.mrsu.ru/editions/06.pdf

В Десятнях Пензеского края упоминаются немногочисленные представители татарских княжеских фамилий таких как Тенишевы, Келдишевы, Чевкины, служивших по Керенску. Их оклады были меньше "мордовско-княжеских" и составляли 50 четей и 5 рублей. Также по Атемару в числе полковых мурз и татар служили князья Андреевы и князья Павловы, однако их личные имена не позволяют их причислить к татарам...


С другой стороны, в этом же источнике упоминается, сто «в 1612 году жеребий деревни Кишеметево отдан в поместье новокрещенцам Ваське Ондрееву и Семенке Урагозину»...

а в «Списке служивых татар 1644 года» читаем ... Канмай Андреев.

http://www.tataroved.ru/publicat/murzi/tat_murzi_bez_Prilojeniya.pdf

Татарские мурзы в документах Печатного приказа
Записная пошлинная книга (27 февраля – 12 августа 1613 г.)

Княжичи
– Араслан мурза князь Аипов, касимовец
Осташ мурза княж Андреев Павловский, арзамасец
– Енбулат мурза князь Бикшеев, свияжец
....................................
http://timer-bek.livejournal.com/7863.html


Переписная книга по городу Касимову за 1646 (7154) г.

Лета 7154 году марта в 14 день прислана государева царева и великаго князя Алексея Михайловича всеа Руси грамота за приписью дьяка Алмава Иванова в Касимов к Михайлу Федотьевичу Видному да к подъячему Якову Жвалову, а велено Косимов город описать и в Косимовском уезде в Борисоглебском стану и в Елатомском уезде за царевичем Сеит-Бурханом Араслановичем город Косимов на старом посаде и в новом посаде и уезде и в селах и в деревнях и на посаде посадских и бобыльских дворов и во дворех посадских людей и бобылей имена, а сколько по описи сел и деревень и в тех селах и деревнях дворов крестьянских и во дворех людей, и крестьян, и бобылей, и их братьев, и детей, и племянников, и зятьев, и пасынков, и приемышев и подписано в сих книгах со отцы и с прозвищи имена подлинно.

Да что был город Косимов, а сгорел во 149 году и дворы погорели; да в приправошних книгах написано Петра Воейкова:
на старом посаде в Татарской слободе мечеть каменная;
двор Досмаметя Сеита
да Шамаметя Сеита, Кутуша Сеитовых детей Шекулова,
Касимовскаго царевича Сеит Бурхана Араслановича служивых его мурз и татар и задворных людей;
...
двор царевичева задворнаго человека Сумчалея Андреева
...
http://forum.tatar.info/index.php?showtopic=5422


Отказная книга Пензенского уезда

...В приказе Казанского дворца в пензенских писцовых книгах письма и меры и межеванья воеводы Семена Костянтинова сына Дмитреева да подьячего Исая Валяева 194 (1686) году написано: деревня Тургакова на Ключе мордовских мурз Смирноя Чегодаева с товарыщи. А по дачам за ними, мордовскими мурзами, помесной земли написано за дватцатью за одним человеком, а за их дачами в их же межах и гранях примерной земли четыреста сорок четей в поле, а в дву по тому ж; и в нынешнем во 199-м (1690) году октября в (не указано) день послана их, великих государей, грамота на Пензу по челобитью пензенцов Алексея Малышкина да Ивана Суворова; велено ту примерную мурзинскую землю четыреста сорок четей отдать им, Алексею да Ивану, в поместье.

И Пензенского уезду деревни Тургаковы мордовские мурзы Лев Кудышев с товарыщи били челом великим государям, чтоб великие государи пожаловали их, не велели Алексею Малышкину и Ивану Суворову той примерной земли в их межах и гранях отдавать. И по тому их мурзинскому челобитью велено в Пензенском уезде в деревню Тургакову (...) послать кого пригоже.

По указу великих государей все 440 четей велено было оставить мордовским мурзам, а Алексею Малышкину и Ивану Суворову в просьбе отказать, «потому по указу великих государей мурзинских и татарских земель руским людям отдавать не велено».

Примерные земли Никифор Протопопов разделил между мордвой «по полюбовному их договору... к прежним их дачам в поместье»: по 22 чети в поле, а в дву по тому ж, досталось Авдокиму князь Кулунзину (его оклад составлял 250 четей), Кемаю Мамаеву (оклад 250 четей), Левонтью Кудышеву (оклад 200 четей), Первою Мосееву (оклад 200 четей), Макулу Лемаеву (оклад 200 четей), Кечаю Челпанову (оклад 150 четей), Артемью Алмаеву (оклад 150 четей), Тепаю Зимину (оклад 150 четей), Дорофею Тренину (оклад 150 четей), Павлу Лемаеву (оклад 100 четей), Кормишу Войнову (оклад 100 четей), Кирилу Андрееву (оклад 100 четей), Бутяю Брюшаеву (оклад 100 четей), Войну Исаеву (оклад 100 четей), Пивцаю Злобину (оклад 100 четей), Артемью Яушеву (оклад 100 четей), Путилу Симлянову (оклад 100 четей). 16-ти человекам было определено по 21 чети в поле, а в дву по тому ж...

http://inpenza.ru/history/otkazny-12.php


Первые парламентарии Башкортостана

...Грандиозная классовая борьба, развернувшаяся на юго-восточной окраине Российской империи в последней четверти ХVIII в., вовлекла в свое вихревое кружение и некоторых депутатов Уложенной комиссии 1767—1770 гг. Работа в Уложенной комиссии была хорошей школой в утверждении их социальной позиции. Глубокое понимание нужды, проблем местного населения, огромный авторитет у жителей края предопределили видную роль депутатов в Крестьянской войне: они возглавляли крупные соединения повстанцев.

Активное участие в Крестьянской войне принимали депутаты от башкир Базаргул Юнаев и Туктамыш Ишбулатов, мишари Исетской провинции Абдулла мурза Муслюмов-Даушев, Абдулзялил Максютов, казак Т.И. Падуров, ясачный крестьянин Гаврила Давыдов, Агафон Стариков, новокрещеный Иван Андреев (Бакай), ясачный татарин Кулман Иштеряков и черемис Тляка Денисов, сотник астраханских казаков В.В. Горский...

http://vatandash.ru/index.php?article=245


Перечень документов по истории татарского населения Нижегородской губернии XVIII – XX вв.

Дело по жалобе татар Андреева и Салижафярова о неправильной отдаче их детей в рекруты. 18 февраля – 12 мая 1866 г.

http://www.opentextnn.ru/archives/nn/afnn/gano/?id=738

"Безопасность полетов начинается на земле!"
Бывший авиамеханик, ныне - Поручик запаса.
Спасибо: 5 
ПрофильЦитата Ответить
Старший лейтенант




Сообщение: 610
Настроение: Боевое
Зарегистрирован: 01.02.10
Откуда: Россия, Москва
ссылка на сообщение  Отправлено: 07.01.12 23:47. Заголовок: КАК КНЯЗЬ ДМИТРИЙ ШЕМЯКА ВЫПУСТИЛ ИХ ИЗ УГЛИЧА


Admin пишет:

 цитата:
Листая исторические очерки "Фельдъегерская связь России", наткнулся на упоминание о княжеском гонце Дмитрии Андрееве!

«§ 4. Военно-курьерская связь в Российском государстве в XV – XVII веках

...Роль правительственных гонцов в рассматриваемый период (1437-1520 гг.) могли выполнять не только военные курьеры военного ведомства (Разрядного приказа), но и ответственные должностные лица государственных учреждений – дьяки, подьячие и др., которым поручалось передавать важные известия.

В Иосафовской летописи, содержащей ценнейшие сведения по истории создания русского централизованного государства и отражающей наиболее важные события, происходившие в стране в 1437-1520 годах, можно найти массу подобных примеров. Так, в июне 1515 года докончальную (договорную) грамоту в Данию доставлял дьяк Переяславского уезда Харламов Андрей Некрас Владимиров (8).

Другой пример. В 1478 году складную грамоту в Новгород с объявлением новгородцам войны доставлял подьячий Родион Богомолов, о чем в летописи записано так: «В лето 6986 сентевриа 30 посылает князь великий к Новгороду складную с Родионом, именем Богомоловым, подьячим» (8).

Но это были, можно сказать, редкие, исключительные случаи, когда для доставки княжеских грамот привлекались ответственные должностные лица, основную же массу правительственной корреспонденции доставляли профессиональные гонцы. Об этом свидетельствует та же Иосафовская летопись. На ее страницах упомянуты фамилии княжеских гонцов: Данилы Башмака, Василия Беды, Тимофея Замотского, Олеши Голохватова, Дмитрия Андреева, Гриди Афанасьева и др. «А к великому князю пригонил от воевод с тою вестью Гридя Афанасьев, августа 14» (8). Но большинство фамилий правительственных курьеров, обеспечивавших доставку важных государственных бумаг в XV—XVII веках, нам, видимо, так и не удастся узнать, поскольку они скрыты за скупыми словами летописей: «приде весть», «послал весть», «бысть ему весть», «послал грамоту», «прислал князь великий грамоту» и т. п...»

http://www.gfs.ru/resurses/books/fsr-4mb.pdf


О ВЕЛИКОМ КНЯЗЕ И ЕГО ДЕТЯХ — КАК КНЯЗЬ ДМИТРИЙ ШЕМЯКА ВЫПУСТИЛ ИХ ИЗ УГЛИЧА

В год 6955 (1447). Князь Дмитрий Шемяка пошел в Углич, чтобы выпустить великого князя и его детей. И пошли с ним все епископы, честные архимандриты и игумены. И, придя в Углич, выпустил великого князя и его детей, каясь и прося прощения, а великий князь выразил смирение и возложил на себя всю вину такими словами: «Должно было мне пострадать за грехи и беззакония мои, и за нарушения крестного целования, данного вам, моим старшим братьям и всему православному христианству, которое я губил и хотел погубить окончательно. Достоин я был смертной казни, но ты, государь мой, проявил ко мне милосердие свое, не лишил меня, отягченного грехами, жизни, но дал мне возможность покаяться в них».

И еще много говорил таких речей — их же перечислить и записать невозможно. И когда он говорил, а слезы потоками текли из его очей, то все бывшие там дивились такому смирению и благочестию. И плакали все, глядя на него. Потом князь Дмитрий устроил великий пир в честь великого князя, великой княгини и их детей. Были же тут и все епископы Русской земли, и бояре многие, и дети боярские. И честь великую оказал великому князю, и дары многие ему давал, и великой княгине, и детям их. И дал в вотчину великому князю Вологду со всеми землями, и отпустил его туда с великой княгиней и детьми.

Князь же великий, приехав в Вологду, пробыл там немного и пошел со всеми своими людьми в Кириллов монастырь, как бы для того, чтобы накормить тамошнюю братию и дать милостыню; нельзя ведь такому великому государю оставаться заточенным в столь дальней и пустой земле. Услышав об этом, бояре великого князя, и дети боярские, и многие люди побежали от князя Дмитрия и князя Ивана к великому князю. Побыв же на Белоозере, князь великий пошел прочь, и тут к нему прибыли многие люди.

Князь же великий не возвратился к Вологде, но пошел к Твери, снесясь с великим князем тверским Борисом Александровичем. Когда же он пришел в Тверь, то князь великий тверской пригласил его отдохнуть с дороги, оказал ему великую честь и дал многие дары. Тогда князь великий обручил своего старшего сына князя Ивана с дочерью великого князя Бориса Марией. Многие же бояре с многочисленными слугами перешли к великому князю в Тверь.

А когда князь Дмитрий еще только выпускал великого князя из заточения, то князь Василий Ярославич, будучи в Литве и еще не зная этого, договорился с боярами великого князя, что они, оставив жен и детей в Литовской земле, попытаются добраться до великого князя и похитить его из Углича. И установили срок, когда всем встретиться в Литовской земле в городе Пацине. И когда они еще не вышли из Литовской земли, князь Василий Ярославич пошел в Мстиславль, а с ним трое Ряполовских, да князь Иван Стрига, да Ощера, и иные многие дети боярские с ними, а в Дебрянске были князь Семен Оболенский, да Басенок, и также многие дети боярские; как раз в то время пришла весть к князю Василию в Мстиславль, что князь великий выпущен и дана ему Вологда. И прискакал с этой вестью Данило Башмак. В Дебрянск же прискакал к князю Симеону некий киевлянин, прозванный Полтинкой, который был послан в Москву княгиней Настасьей Олельковой для получения вестей про великого князя, а из Дебрянска поскакал к Киеву и рассказал им ту же весть, с которой примчался Башмак. Князь же Василий Ярославич со всеми людьми, и с боярами, и с женами, и детьми отправился из Мстиславля, а из Дебрянска — князь Семен и Басенок, также со всеми людьми, и сошлись они в Пацине.

И тут к ним прискакал Дмитрий Андреев с вестью, что князь великий пошел из Вологды к Белоозеру, а оттуда к Твери. Они же тогда пошли все вместе с многими людьми. Когда же они пришли в Ельню, встретились с ними татары и началась между ними перестрелка. Потом татары стали кричать русским: «Вы кто такие?» Те же ответили: «Мы москвичи, а идем с князем Василием Ярославичем искать своего государя великого князя Василия Васильевича; говорят, что он выпущен. А вы кто такие?» Татары же сказали: «А мы пришли из черкас с двумя царевичами, сыновьями Махмета, — Касымом и Ягупом». Ибо они слышали про великого князя, что братья ему изменили, и пошли его искать, чтобы отплатить ему за оказанное им добро и угощение: «Много он сделал нам добра». И так, сойдясь и договорясь между собой, они пошли вместе, ища великого князя, чтобы ему помочь.

А князь Дмитрий Шемяка и князь Иван Можайский тогда еще находились па Волоке. Князь же великий послал тогда тайно к Москве своего боярина Михаила Борисовича Плещеева с совсем немногими людьми, чтобы они могли пробраться мимо войска князя Дмитрия. И они прошли через все войско никем не замеченные, и пришли к Москве в ночь на Рождество Христово, подошли к Никольским воротам в самую заутреню. А в ту пору в город въехала к праздничной заутрене княгиня Ульяна, жена князя Василия Владимировича, и ворота были отворены. Они же тотчас вошли в город. Наместник же князя Дмитрия Федор Галицкий бежал с заутрени из церкви Пречистой. А наместника князя Ивана Василия Чешиху, убегавшего из города на коне, захватил истопничишка великой княгини по прозвищу Ростопча, и привел его к воеводам, и посадили его в оковы; прочих же детей боярских князя Дмитрия и князя Ивана, забирая в плен, грабили и заковывали. А горожан привели к присяге великому князю Василию и начали укреплять город.

А князь великий пошел к Волоку на Шемяку и на Можайского со многой силой. Они же были в смятении: вот от Твери на них идет князь великий, а вот к ним приходит весть, что идут царевичи и князь Василий Ярославич со многими силами, Москва уже взята и люди от них все как один бегут. И тогда побежали они к Галичу, а оттуда на Чухлому и, взяв там с собой мать великого князя, великую княгиню Софью, бежали в Каргополь. А князь великий пошел за ними, великую княгиню отправив к Москве, и, придя, стал под Угличем. Туда же пришел к нему князь Василий Ярославич, а с ним уже упомянутые бояре великого князя и, осадив Углич, взяли его. Убит же был тогда под городом литовец, храбрый человек Юшко Драница.

И оттуда князь великий пошел к Ярославлю, а там к нему пришли царевичи Касым и Ягуп. Из Ярославля же послал князь великий к князю Дмитрию своего боярина Василия Федоровича Кутузова, прося у него отпустить свою мать, великую княгиню Софью, говоря ему так: «Брат мой, князь Дмитрий Юрьевич, что тебе за добро, что ты держишь у себя мою мать, а свою тетку? Чем ты мне так отомстишь? А я уже на своем престоле, на великом княжении».

И, отпустив посла, пошел сам назад к Москве, и пришел в Москву 17 февраля, в Пяток сырный.

Боярин же великого князя, придя, сказал это все князю Дмитрию, и многое сверх того. Князь же Дмитрий, посовещавшись со своими боярами, сказал: «Зачем, брат, мне томить мою тетку, госпожу великую княгиню? Сам я в бегах, люди самому надобны, а уже утомлены, и еще ее стеречь. Лучше отпустить ее из Каргополя».

А с нею князь Дмитрий послал боярина своего Михаила Федоровича Сабурова и с ним детей боярских. Князь великий, услышав, что мать его отпущена и находится уже близко, пошел навстречу ей. И встретились у Троицы в Сергиевом монастыре, и оттуда пошел он с матерью к Переяславлю, а Михаил Сабуров с прочими, бив челом великому князю, не возвратились к Шемяке, но остались у великого князя служить ему.

http://old-ru.ru/06-11.html




Примечание.

Князь ДМИТРИЙ ЮРЬЕВИЧ (Георгиевич), прозванием Шемяка
http://bibliotekar.ru/hmyrov/75.htm



Москва в царствование Михаила Федоровича Романова.

...Являясь восстановителем прежних храмов Кремля, Михаил Феодорович был и храмоздателем новых. Патриарх Филарет Никитич, около 1630 года, построил в Кремле, над Тайницкими воротами, первый на Руси храм (соборный) во имя Александра Невского. Как видно из дел патриаршего приказа, в этом году, 7 июня по указу патриарха, "впервые выдано двум священникам и диакону 8 алтын; и 2 деньги". Вот некоторые подробности об Александровском соборе, уничтоженном в конце XVII столетия. В описываемое время для него "поволакивал бархатом червчатым" евангелие переплетчик Ермолаев, "знаменил и золотил евангелистов и крест знаменщик Петр Матвеев. За киот и образ св. Александра Невского, для ношения в крестных ходах, заплачено иконнику Андрюшке Андрееву 16 алтын 4 деньги. За кадило заплачено 2 руб., 3 алтына, 2 деньги. Над царскими вратами были поставлены образа: Всемилостивого Спаса, Знамения, Пречистые Одигитрии, Пречистые Владимирские, Страстотерпца Феодора и Михаила Малеина, писанные иконописцем Назарием Истоминым". Протопоп собора с причтом на празднике св. Александра Невского ходил к святейшему патриарху со святою водою два раза в год: 30 августа и в ноябре...

...По изысканиям знаменитого знатока истории Москвы И. Е. Забелина, эту сторону деятельности молодого царя можно представить в следующем виде. В 1614 году были выстроены большие государевы хоромы, а в следующем году их расписывали разными орнаментами и картинами иконописцы Ивашка да Андрюшка Моисеевы. В 1616 году в те же хоромы Серебряной палаты сторож Михалка Андреев делал литую висячую подволоку, которая была вызолочена. В январе государь справлял здесь новоселье и дал награду плотникам. Затем над царицыной и проходной палатами и на постельном крыльце котельные мастера устроили новые металлические кровли. Но, 14 февраля 1619 года, в царских хоромах случился пожар, и дворцовый плотничный мастер строил новые государевы хоромы, столовую избу и постельную комнату, а в 1621 году их украшали "знаменьем и письмом" лучшие иконописцы Чирин, Савин, Паисеин, Поспеев и травник Лука Трофимов и другие. В ноябре в столовой было справлено новоселье...

...В 1623 году садовник Назар Иванов, уряжая государев "сад на верху", т.е.. во дворце, выискивал по всем садам Москвы лучшие яблони и высадил здесь три собственные яблони большая, налив, да грушу царскую. Вероятно, на этих яблонях росли те яблоки, о коих Олеарий говорит, что они так нежны и белы, что, если держать их против солнца, внутри их можно видеть зерна. Не в этом ли саду посажена была махровая роза, впервые привезенная в Москву из Готорпа Петром Марцелием? Затем, известно, что в 1635 году садовники Иван Телятевский да Тит Андреев строили сады в верху и на Цареборисовском дворе, а садовник Никита Родионов, в это же время, ударил челом царю Михаилу и царевичу Алексею в их сады яблонями и грушами...

http://www.kuluar.ru/Moscow/moscow11.htm

"Безопасность полетов начинается на земле!"
Бывший авиамеханик, ныне - Поручик запаса.
Спасибо: 7 
ПрофильЦитата Ответить
Старший лейтенант




Сообщение: 614
Настроение: Боевое
Зарегистрирован: 01.02.10
Откуда: Россия, Москва
ссылка на сообщение  Отправлено: 09.01.12 19:47. Заголовок: Осадный список (Cпис..


Осадный список (Cписок осадных сидельцев) 1618 года и другие документы: история, список лиц.


Васнецов А.М. В осадное сиденье. Троицкий мост и башня Кутафья

...События, связанные с походом королевича Владислава на Москву и обороной столицы в 1618 г., явились важным моментом русской истории послесмутного времени, когда решалась судьба российской государственности. Весной 1617 г. польская армия во главе с королевичем Владиславом, претендовавшим на русский престол, двинулась в пределы России. К осени 1618 г. войска Владислава подступили вплотную к русской столице. 20 сентября польская армия расположилась лагерем у знаменитого села Тушино. Одновременно к Москве на помощь королевичу шел с Украины во главе 20-тысячного запорожского войска гетман Сагайдачный, которому удалось подойти к Москве с юга. Несмотря на внутренние трудности (страна еще не оправилась от «разорения» начала XVII в.; по существу, Смута продолжалась и после 1613 г.) правительство царя Михаила Федоровича сумело организовать оборону Москвы и сосредоточить в столице значительные военные силы. 30 сентября войска Владислава предприняли штурм Москвы, однако все попытки овладеть русской столицей приступом окончились неудачей. Отряды королевича были вынуждены отступить. 1 декабря 1618 г. в селе Деулино был подписан мирный договор. Ценой уступок ряда территорий России удалось получить жизненно важный мир на западных границах.

Заслуги московских «осадных сидельцев» были высоко оценены правительством. Помимо обычного денежного вознаграждения участники обороны Москвы так же, как в свое время и «московские осадные сидельцы» при царе Василии Шуйском, специальным царским указом получили право перевести часть своих поместий в вотчины (с поместных окладов с каждых 100 четвертей земли по 20 четвертей).


Для учета лиц, получивших право на получение вотчин за осадное сидение «в королевичев приход», в Разрядном приказе был выработан особый документ — Список осадных сидельцев («Список осадный...»), составленный, как мы увидим ниже, первоначально в столбцовой, а затем в книжной форме. Документ уцелел во время знаменитого Московского пожара 1626 г. — упоминание о нем («Список осадной стольников, и стряпчих, и дворян московских, и дворян и детей боярских розных городов, и дворовых людей, и конюхов, и иноземцов, которые з государем царем и великим князем Михаилом Федоровичем всеа Русии в приход литовского королевича Владислава в прошлом в 126-м и в 127-м году сидели на Москве в осаде, за пометою думново дьяка Сыдавнова Васильева») содержится в Описи дел, вынесенных из Разрядного приказа в 1626 г. «Список осадной и книга королевичева приходу под Москву 126-го и 127-го году» упомянуты в Описи архива Разрядного приказа середины XVII в. Упоминание документа («Список осадной 127-го году») встречается и в Описи Разрядного архива 1668 г. Осадный список в книжной форме («Книга осадного сиденья 126 и 127 годов») значился среди книг Московского стола Разряда в XVIII в. Книга осадного сидения активно использовалась в XVIII — начале XIX в. наряду с боярскими списками, десятнями и другими документами Разряда для наведения справок о чиновном положении и службах представителей различных дворянских родов; эти справки фиксировались в так называемых Книгах справок Разрядного архива. По всей вероятности, осадный список погиб во время оккупации Москвы французами в 1812 г. Характерно, что после 1812 г. упоминания о Списке и ссылки на него уже не встречаются в архивных описях и делопроизводственной документации. Так, после 1812 г. ссылки на Осадный список исчезают из Книг справок.

До недавнего времени текст Осадного списка 1618 г. считался утерянным. Между тем, он все же сохранился в копии XVIII в. в «Портфелях Г. Ф. Миллера»...

Осадный список перечисляет имена участников обороны Москвы 1618 г., расположенные по чинам и местам несения осадной службы. Всего здесь названы имена около 1950 человек, представителей различных служилых чинов — члены Боярской думы, стольники (в том числе комнатные), стряпчие, дворяне московские, стрелецкие головы, жильцы, дворяне и дети боярские из 64 дворянских уездных корпораций, дьяки и подьячие, служилые иноземцы, татары и новокрещены, царицыны и патриаршие дети боярские, дворцовые служители (конюхи, сытники, псари и т. д.), служилые атаманы...

Характер публикуемого нами документа в значительной степени проясняется из его вводной части: «7127 году. Книга, а в ней писаны бояре и околничие, и думные люди, и столники, и стряпчие, и дворяня московские, и дьяки, и жилцы, и дворяне и дети боярские розных городов, и всякие служилые и приказные люди, которые в прошлом во 126-м году и во 127-м году в приход литовского Владислава королевича были на Москве в осаде, и за ту московскую осадную службу пожаловал государь царь и великий князь Михайло Федоровичь всея Русии бояр и околничих, и думных людей, и столников, и стряпчих, и дворян московских, и дьяков, и жилцов, и дворян и детей боярских из городов, и приказных людей, велел им дати из их поместей в вотчину по своему государеву указу, а тот осадной список за приписью думного дьяка Сыдавново Васильева а в Московской в болшой пожар во 134-м году из Розряду вынесен и уцелел на государеве дворе в Золотой полате с ыными розрядными делы». Сходный заголовок документа, без последней фразы («А тот осадный список...») воспроизводили при наведении справок о службах дворянских родов и архивисты XVIII — начала XIX в., обычно точно передававшие названия и рубрикацию документов и, использовавшие, очевидно, подлинный текст памятника...

Составление Осадного списка было закончено к 19 апреля 1619 (7127) г. Сохранилось свидетельство о том, что 19 апреля текст осадного списка был уже отослан в Поместный приказ и лица, подававшие челобитные после этого времени, в текст документа уже не попадали — в деле по челобитной жильца И.С.Лодыженского указывается: «И в осадном списку Иван Лодыженской не написан потому, что осадной список послан в Помесной приказе 127-м году апреля в 19 день до ево Ивановой пометы за 13 недель». Имя И. С. Лодыженского действительно отсутствует в осадной книге. 31 мая 1619 г. была была послана память в Поместный приказ думному дьяку Николаю Новокщенову и Герасиму Мартемьянову с перечислением 40 с лишним имен служилых людей разных чинов (жильцов, городовых дворян, дворцовых служителей, иноземцев и т. д.), которым по государеву указу было велено дать вотчины за московское осадное сидение. В памяти указывалось при этом, все эти лица «в прежнем в осадном списку, каков к вам послан (здесь, очевидно, имеется в виду осадный список, отосланный в Поместный приказ 19 апреля. — Сост.), не написаны», для того, что в те поры били челом о справке и про них сыскивано (т. е. на момент завершения составления осадного списка вопрос о наделении их вотчинами еще только решался. — Сост.)». Очевидно, к 19 апреля было завершено и составление самой осадной книги. Среди лиц, перечисляемых в памяти от 31 мая 1619 г. значатся переводчики Прокофий Вражский, Еремей Еремеев, Иван Фомин и Семен Андреев, над именами которых стоит помета: «Есть в осадной книге (подчеркнуто нами.-Сост.)».

Таким образом, к 19 апреля текст осадного списка был окончательно составлен, утвержден и получил форму книжного документа. Список с этого документа был послан в Поместный приказ, где на его основании осуществлялась раздача вотчин. После 19 апреля новые имена уже не заносились в книгу осадного сидения (основной документ), однако фиксировались в Разрядном и Поместном приказах другими (черновыми) списками осадных сидельцев. Так, имена Льва и Дорофея Ждановых детей Шилова, которые не были включены в основной документ (осадную книгу), государь велел «в осадном списку в Розряде и в Поместном приказе справить...». Наряду с книгой осадного сидения в Разрядном приказе существовал также «Приказной столп московских осадных сидельцев», в котором, судя по сохранившимся выпискам из этого документа, действительно велся учет лиц, пожалованных вотчинами за «московское сидение» уже после составления осадной книги (в выписках из документа содержатся сведения о пожалованиях вотчинами И. В. Измайлова и дьяка Д. Образцова, имена которых отсутствуют в осадной книге). Известно, что этот «Приказной столп» сгорел в Московский пожар 1626 г. Сведения о новых лицах, сумевших доказать свое участие в обороне Москвы и, следовательно, право на получение вотчины, передавались в Поместный приказ «к вотчинным дачам». Поместные дьяки заносили («справляли») эти сведения в свой осадный список. К сожалению, находившийся в Поместном приказе осадный список, содержащий информацию о составе лиц, как вошедших в Осадную книгу, так и пожалованных вотчинами за осадное сидение 1618 г. после его составления, а также сведения о размерах этих вотчин, погиб во время Московского пожара 1626 г.

Как на практике происходила реализация правительственного указа о наделении вотчинами осадных сидельцев 1618 г., насколько соответствовал состав лиц, упомянутых в публикуемом Осадном списке, соответствовал составу лиц, реально получивших вотчины за осадное сидение «в королевичев приход»?

Материалы уже не раз цитируемого выше разрядного столбца, содержащего дела по челобитным, поданным уже после составления осадной книги, свидетельствуют о том, что число лиц, которые реально сидели на Москве в осаде и могли претендовать на получение вотчин, но не вошли по тем или иным причинам в осадную книгу, было довольно значительным. Здесь приведены дела по челобитным 110 человек, которые сумели доказать свое участие в обороне Москвы и получили право на перевод части своих поместий в вотчины. Среди них мы встречаем представителей различных чинов — членов государева двора (стольников, стряпчих, дворян московских, жильцов и дьяков), городовых дворян, подьячих, иноземцев, дворцовых служителей (охотников, сытников, конюхов и т. д.), поместных атаманов.

Более полные представления о практической реализации правительственной программы наделениями вотчинами осадных сидельцев 1618 г. можно получить при сопоставлении публикуемого нами осадного списка с данными писцовых книг 20—40-х гг. XVII в., содержащими сведения о вотчинах, пожалованных за московские осадные сидения «в королевичев приход». Всего нами были просмотрены и проанализированы данные около 250 писцовых книг почти по 100 уездам, где имелось поместно-вотчинное землевладение служилых людей.

Для выявления состава выслуженных вотчин нами привлечены также данные книг Печатного приказа.

Мы не использовали жалованные грамоты на вотчины за осадное сидение. Их выявление требует специальных розысканий ввиду разбросанности этих документов по разным архивохранилищам. Кроме того, значительная часть таких грамот просто не сохранилась. Они могут дать лишь дополнительную информацию о масштабах пожалований вотчинами за осадное сидение. Основные же сведения содержатся в писцовых книгах и книгах Печатного приказа.

Сведения писцовых книг, а также книг Печатного приказа о вотчинах, пожалованных за московское осадное сидение «в королевичев приход», приводятся в Приложении II. Писцы 20—30-х гг. XVII в. в целом стремились точно фиксировать характер вотчинных владений; выслуженные вотчины (пожалованные за осадные сидения «в королевичев приход» и при царе Василии Шуйском) выделяются в писцовых книгах, как правило, в отдельные рубрики. Однако, к сожалению, в писцовых материалах и книгах Печатного приказа не всегда даются прямые указания на происхождение той или иной вотчины. Вместе с тем, по ряду признаков можно с большей или меньшей степенью уверенности судить о том, что вотчина была пожалована за московское осадное сидение при царе Василии или в 1618 г. — в расчет принимаются: особенности землевладения того или иного уезда (отсутствие там в досмутное время развитого вотчинного землевладения и преобладание поместья), дата выдачи жалованных грамот на вотчины (грамоты, выданные до 1618/19 г., позволяют отделять пожалования за осадное сидение при царе Василии от пожалований за «королевичев приход»), социальный статус служилого человека (например, для представителей казачества были характерны пожалования именно за осаду 1618 г.; пожалования казаков за московское осадное сидение при царе Василии нам не известны), наличие у служилого человека выслуженных вотчин за то или иное осадное сидение в других уездах или в других станах одного уезда, наличие в писцовой книге выслуженных вотчин у братьев и других близких родственников, сам контекст упоминания вотчины в писцовой книге или книге Печатного приказа. Данные о вотчинах, предположительно пожалованных за московское осадное сидение 1618 г., сведены в особое приложение.

Всего в писцовых книгах и материалах Печатного приказа выявляются имена около 1475 человек, которые получили вотчины за осадное сидение 1618 г. в различных уездах страны...

По сравнению с Осадным списком в писцовых книгах и книгах Печатного приказа упомянуто 530 новых имен лиц, получивших вотчины за осадное сидение «в королевичев приход». В основной своей массе это лица отнюдь не случайные. Значительную их часть (212 человек, или 40%) составляют представители казачества (атаманы, есаулы и казаки). В Осадном списке из представителей казачества упомянуты лишь 20 человек поместных атаманов. Возможно, отсутствие в Осадном списке имен прочих атаманов и казаков было связано либо с утратой конца документа, либо с тем, что основная часть казачества не была первоначально намечена к пожалованию вотчинами. В писцовых книгах среди наделенных вотчинами за осадное сидение 1618 г. встречаются имена лиц, подавших челобитные уже после составления текста Осадной книги (после 19 апреля) и, соответственно не вошедших в этот документ (36 чел.). Среди лиц, пожалованных, согласно писцовым книгам, вотчинами «за королевичев приход», встречаем имена 25 дворян московских, 36 стольников и 20 стряпчих, носивших (согласно данным различных источников) эти чины в 1618 г., но не упомянутых в Осадном списке. Отсутствие этих имен в Осадном списке связано, очевидно, с отмеченной выше утратой части его текста. Материалы писцовых книг позволяют, таким образом, частично реконструировать персональный состав стольников, стряпчих и дворян московских, которые были упомянуты в утраченных местах Осадного списка.

С другой стороны, среди лиц, упомянутых в Осадном списке, в писцовых книгах значится лишь немногим более половины имен. Одновременно в Осадном списке и писцовых книгах и книгах Печатного приказа значится 1007 имен служилых людей, тогда как в писцовых книгах и книгах Печатного приказа отсутствует 941 имя, из упомянутых в Осадном списке.

Отчасти данное обстоятельство можно объяснить известной неполнотой и дефектностью сохранившихся писцовых книг 20—40-х гг. XVII в., особенностью описаний некоторых территорий. Несмотря на относительно хорошую сохранность комплекса писцовых книг 20—40-х гг. XVII в. в целом, по ряду уездов материалы писцовых описаний до нас не дошли. Утрачены описания ряда городов Казанского края. Не сохранились писцовые описания 1620—1630-х гг. по Курску, Вязьме. Не сохранились (или пока не обнаружены) описания вотчинных земель Псковского уезда, хотя на особые «вотчинные книги» прямо ссылаются писцы при описании поместных земель данного уезда. Лишь частично сохранилось описание вотчин Ряжского у. (Пехлецкого стана Рязанского у.. По некоторым уездам (Волховский, Крапи венский,Темниковский и др.) сохранились только платежницы с писцовых книг (в которых обычно не содержится указаний на характер и происхождение вотчин) а также дозорные книги 1610-х гг. (в которых не могли отразиться вотчины, пожалованные за осадное сидение 1618 г.). Писцовые книги дошли до нас в разной степени сохранности. По некоторым уездам утрачены описания отдельных станов и волостей. Следует отметить, что валовые писцовые описания уездов 20—40-х гг. отстоят от начала пожалований вотчинами «за королевичев приход» в среднем примерно лет на десять. За это время могла произойти смена владельцев вотчин (переход вотчин к сыновьям, зятьям и другим родственникам, их продажа, передача в монастыри и т. д.). И хотя в писцовых книгах обычно фиксировались имена лиц, кому была пожалована вотчина, определенная потеря информации о первоначальных владельцах неизбежна. Описания некоторых уездов (Владимирский, Юрьев-Польский) были в 20—30-х гг. прерваны и продолжены только во второй половине 30-х — 40-х гг. Хотя писцы обычно четко выделяли вотчины, пожалованные за «осадные сидения», в писцовых книгах некоторых уездов (Белгородский, Воронежский, Зубцовский, Казанский) указаний на характер вотчин не содержится; некоторые книги не всегда дают указания на характер вотчины и пожалования.

Однако неполнота и дефектность писцовых книг 20 — начала 30-х гг. XVII в. является отнюдь не единственной и, по-видимому, далеко не главной причиной отсутствия в сохранившихся материалах писцовых описаний значительной части упомянутых в Осадном списке участников обороны Москвы. Писцовые книги сохранились по подавляющему большинству уездов и это касается прежде всего центральных уездов страны, где в основном и размещались выслуженные вотчины. Сравнение данных писцовых книг 1620—1630-х гг. о вотчинах за осадное сидение 1618 г. с показаниями сказок московских дворян о поместном и вотчинном землевладении 1632 г. показывает, что в подавляющем большинстве случаев (42 из 44) показанные в сказках 1632 г. выслуженные вотчины за осадное сидение 1618 г. встречаются и в писцовых книгах. С другой стороны, ряд дворян, имена которых значатся, в Осадном списке, показали в 1632 г. в своих сказках отсутствие у них выслуженных вотчин; отсутствуют упоминания об их выслуженных вотчинах «за королевичев приход» (за исключением И. В. Бормосова и Т. Г. Поливанова) и в писцовых книгах. Таким образом, определенная часть лиц, записанных в Осадный список и получивших в 1618 г. право на перевод части своих поместий в вотчины, к концу 20 — началу 30-х гг. так и не смогла обзавестись выслуженными вотчинами. Главной причиной этого являлся общий кризис служилого землевладения послесмутного периода, который не был преодолен и в начале 1630-х гг. (запустошенность целых уездов, разбросанность имений, малоземелие дворянства). Многие дворяне не имели возможности и желания переводить свои незначительные по размерам и запустелые поместья в вотчины. Так, московский дворянин Богдан Сидоров с. Мячков, имя которого упоминается в Осадном списке 1618 г., в своей сказке 1632 г. говорил: «...А за московское сиденье царя Васильево и другое московское сиденье, как был королевич под Москвою, выслуженные вотчины нет за мною, Богданом, ни чети, потому что взять было мне в вотчину не ис чево». Действительно, имевшихся за ним, согласно сказке, поместных земель (поместье в Галицком у. в 60 четв. с 2 крестьянскими и 3 бобыльскими дворами, а также пустое поместье во Владимирском уезде размером в 35 четв.) было явно недостаточно для перевода в вотчины за два осадных сидения в соответствии с его поместными окладами. Дополнительные трудности для обеспечения служилых людей выслуженными вотчинами создавал значительный разрыв между реальными поместными владениями и поместными окладами, значительно возросшими в годы Смуты и в послесмутное время.

Особенно острый кризис испытывало поместно-вотчинное землевладение низших чинов дворянства, и дворянства «разоренных городов», расположенных к западу и юго-западу от Москвы. В этом плане показательным может быть следующее сопоставление Осадного списка 1618 г. и писцовых книг. Если из упомянутых в Осадном списке членов государева двора в писцовых книгах и книгах Печатного приказа встречаем имена 627 лиц (включая выборных дворян), то отсутствуют в них лишь 311 имен. Обратная закономерность наблюдается для прочих чинов служилых людей (дворцовых чинов (сытников, конюхов, псарей и др.), подьячих, иноземцев, татар, новокрещенов, переводчиков и толмачей, царицыных и патриарших детей боярских, поместных атаманов) — в писцовых книгах и книгах Печатного приказа значатся имена 164 человек, тогда как отсутствуют в них имена 331 человека. Из представителей городового дворянства относительно «благополучных» районов, лежащих к северо-востоку и востоку от столицы, в писцовых книгах и книгах Печатного приказа значатся имена 157 человек, тогда как отсутствуют в них имена 67 человек. Обратная картина наблюдается относительно дворян, служивших по «городам», расположенных к западу и югу от Москвы (подвергшихся наибольшему запустению в годы Смуты и послесмутный период) — в писцовых книгах и книгах Печатного приказа значатся имена 140 дворян из этих регионов, тогда как отсутствуют в них имена 198 человек.

Характерно также, что из упомянутых в Осадном списке выборных дворян в писцовых книгах и книгах Печатного приказа встречаем имена 150 человек, а отсутствуют в них имена 60 выборных (в два с лишним раза меньше); из детей же боярских, упомянутых в Осадном списке как дворовые и городовые, в писцовых книгах и книгах Печатного приказа значатся имена 165 человек, тогда как отсутствуют имена 224 человек (почти в полтора раза больше).

Можно полагать, таким образом, что правительственная программа обеспечения участников обороны Москвы 1618 г. вотчинами была реализована на практике далеко не сразу, не автоматически, а сам процесс формирования выслуженной вотчины за московское осадное сидение «в королевичев приход» растянулся на несколько десятилетий (во всяком случае он не был завершен в первой трети XVII в.).

Материалы Осадного списка 1618 г., дающие наиболее полные сведения о персональном и чиновном составе лиц, получивших право на перевод поместной земли в вотчину, в совокупности с другими источниками (писцовыми книгами, боярскими книгами, жилецкими списками, столбцами Разрядного приказа и т. д.), содержащими сведения о размерах и территориальном расположении выслуженных вотчин, о поместных окладах служилых людей позволяют более полно и конкретно, чем в существующей литературе, рассмотреть историю выслуженной вотчины на одном из важнейших этапов ее становления и развития.

Материалы Осадного списка 1618 г. позволят полнее представить принципы организации обороны Москвы и наделения выслуженными вотчинами служилых людей и в более раннее время. Первые массовые пожалования поместных земель в вотчины производились при царе Василии Шуйском за Московское осадное сидение 1606—1610 гг. Осадный список царя Василия 1610 г., послуживший, очевидно, образцом при составлении Осадного списка 1618 г., сгорел «в Московский пожар» 1626 г. В (…) приводятся список лиц, получивших вотчины за «царя Васильево московское осадное сидение», составленный на основании данных писцовых книг и книг Печатного приказа...

История выслуженной вотчины 1606—1610 гг. и состав лиц, пожалованных за «царя Васильево московское осадное сидение», нуждаются в дальнейшем специальном исследовании. Однако уже при первом, поверхностном взгляде на состав московских осадных сидельцев при царе Василии обнаруживается, что среди них решительно преобладали представители дворянских корпораций западных и южных уездов страны, тогда как дворянство северо-восточных уездов Замосковного края занимало среди осадных сидельцев 1606—1610 гг. довольно скромное положение. Это наблюдение вполне подтверждается следующими словами Хронографа Баима Болтина: «И во 117 (1608/09) году с Москвы дворяне и дети боярские всех городов поехали по домом и осталося замосковных городов не многие, из города человека по два и по три, а заречных украинных городов дворяне и дети боярские, которые в воровстве не были, а служили царю Василью и жили на Москве с женами и с детьми, и те все с Москвы не поехали и сидели в осаде, и царю Василью служили, с поляки и с литвою, и с рускими воры билися не щадя живота своего, нужу и голод в осаде терпели». Кроме того, вотчины жаловались за другие «осадные сидения», а также за отдельные службы…

Переводы поместных земель в вотчины практиковались также в 1612—1613 гг. в качестве пожалований «за Московское очищение». Однако уже 30 ноября 1613 г. был принят боярский приговор,который отменял эти пожалования и предписывал перевести выслуженные «за Московское очищение вотчины» снова в поместья.

Постановление 30 ноября 1613 г. неукоснительно претворялось в жизнь.

Осадный список 1618 г. является ценным источником не только для изучения истории выслуженной вотчины.

Большое значение Осадный список имеет для изучения состава и структуры русского дворянства и, в частности, его верхушки — государева двора, члены которого, как явствует из содержания документа, составляли основной костяк участников обороны столицы в 1618 г. Ценность Осадного списка 1618 г. обусловливается прежде всего тем, что за период до 1626 г. до нас дошли лишь незначительные остатки делопроизводственной документации по учету персонального состава членов государева двора, городовых служилых корпораций и иных категорий служилых людей (основная ее часть погибла во время пожара). Так, Осадный список содержит десятки новых имен дворян московских по сравнению с боярской книгой 1616 г., что позволяет значительно расширить наши представления о составе двора первых лет царствования Михаила Федоровича.

Осадный список 1618 г. является первым известным официальным документом, в котором из общего состава стольников в особую рубрику выделены комнатные стольники. Подобное выделение было связано с особым положением при дворе комнатных стольников, которые отличались от «рядовых стольников» особым статусом и наделялись особыми правами и привилегиями. Из дела 1626 г. по челобитью кн. А. М. Львова о пожаловании его вотчиной за Астраханскую службу мы узнаем о том, что в отличие от обычных стольников и прочих служилых людей, которым за осадное сидение разрешалось перевести в вотчину определенное количество поместной земли (20 четвертей с каждых 100 четвертей поместного оклада), комнатным стольникам, как и думным людям, вотчины жаловались за службы «не с окладов, а как им, государям, Бог известит».

Утрата части текста Осадного списка, содержащего перечни стольников, стряпчих и дворян московских (об этом см. выше), не позволяет точно судить о численности представителей этих столичных чинов, принимавших участие в обороне Москвы в 1618 г. Однако и имеющиеся в нашем распоряжении данные свидетельствуют о том, что в осаде на Москве сидело большинство стольников, стряпчих и дворян московских. Всего в 1618 г. в дворянах московских служило около 500 человек, тогда как даже в сохранившемся тексте Осадного списка упомянуты имена 317 дворян московских. Реально же, если учесть лакуны в тексте документа, Осадный список содержал значительно большее число имен дворян московских. Судя по всему, в обороне столицы приняло участие и подавляющее большинство стольников и стряпчих. В боярской книге 1616 г. упомянуто 116 стольников, тогда как только в полках с воеводами на Москве было расписано 77 стольников(62). В боярской книге 1616 г. значатся имена всего 54 стряпчих, а в боярском списке 1626 г. — 81 стряпчего; в полках же с воеводами было расписано 56 стряпчих.Следует учесть при этом, что определенная часть стольников и стряпчих, согласно рубрикам Осадного списка, находилась на службе на царском дворе, была отправлена из Москвы в посылки в города и т. д. По всей вероятности, на Москве в осаде находилась и большая часть жильцов.

Как особый, своего рода уникальный документ, Осадный список 1618 г представляет большой интерес для изучения военной истории Русского государства в допетровский период. Содержащиеся здесь подробные списки служилых людей различных чинов, наличие рубрик, указывающих на места и характер их осадной службы позволяют достаточно полно и ясно представить не только состав «осадных сидельцев», но и роль каждого служилого человека, каждой социальной и чиновной группы в обороне столицы в 1618 г...

Список лиц

А
...
Андреев Бажен
Андреев Елистрат
Андреев Леонтий
Андреев Михаил Семенов с.
Андреев Семен
Андреев Третьяк
...


http://www.history-ryazan.ru/node/10930?page=0%2C0


Алфавит вотчинников, пожалованных рязанскими землями за московское осадное сидение 1618 г.

...
Андреев Елистрат — Рязанский уезд; казак — РГАДА. Ф. 233. Печатный приказ. № 666. Л. 285об.

Андреев Леонтий — Рязанский уезд, Перевицкий стан; казак — РГАДА. Ф. 1209. Поместный приказ № 405. Л. 998
...

http://www.history-ryazan.ru/node/12326

"Безопасность полетов начинается на земле!"
Бывший авиамеханик, ныне - Поручик запаса.
Спасибо: 7 
ПрофильЦитата Ответить
Старший лейтенант




Сообщение: 616
Настроение: Боевое
Зарегистрирован: 01.02.10
Откуда: Россия, Москва
ссылка на сообщение  Отправлено: 11.01.12 16:48. Заголовок: И снова бравый жанда..


И снова бравый жандармский ротмистр Андреев...

Покушение по «высочайшему повелению»


В это погожее январское утро 1907 года глава черносотенного «Союза русского народа» доктор Дубровин проснулся в прекрасном настроении. Вчера генерал Трепов сообщил, что его вместе с ближайшими сподвижниками по союзу приглашает на очередной званый ужин во дворец Николай II.

Эта новая царская милость давала все основания думать, что возглавляемая Дубровиным организация вновь получит на свою деятельность солидные субсидии из царской казны. Дубровину казалось, что император любил, хотя и всегда тайно, принимать во дворце черносотенцев; он чувствовал себя в их среде исключительно весело и непринужденно.

В назначенное время Дубровин со своей командой прибыл к царскому дворцу. Как всегда, у входа их встретил генерал Трепов и провел в одну из комнат-зал, где стоял стол, уставленный бесчисленными бутылками с винами, водкой и всевозможными закусками.

Ужин прошел на славу. Изрядно подогретые возлиянием, присутствующие с чувством, под аккомпанемент оркестра народных инструментов, исполнили популярные русские песни. В хоре принимал участие и Николай. Когда все уже порядком захмелели, царь подал знак оркестру, и он заиграл «Барыню». Выйдя на середину комнаты, царь, одетый в малиновую косоворотку, подпоясанную шнурком, и широкие защитного цвета шаровары, заправленные в сапоги, пошел танцевать под восторженные крики и громкое хлопанье в ладоши присутствующих; он выделывал при этом такие коленца, которых уж никак нельзя было ожидать от такого с виду флегматика. В пляске приняли участие все присутствующие.

Наплясавшись, все снова уселись за стол. Держа бокал с шампанским, Николай II поднялся. Все почтительно замолчали, ожидая, что скажет император. Обращаясь к собравшимся черносотенцам, царь произнес тост: «Да будет мне «Союз русского народа» надежной опорой. Желаю вам счастья, господа. Ура!»

Черносотенцы так громко гаркнули ответное «ура», что, казалось, в окнах вылетят стекла. Послышались возгласы:
— Надейся на нас, надежа-государь, мы за тебя в огонь и в воду! Смерть крамольникам и их покровителям!

Провожая гостей после затянувшегося далеко за полночь ужина, Трепов задержал у выхода Дубровина:
— Нам надо поговорить, господин Дубровин. Не соблаговолите ли пройти в мой кабинет?

Когда они уселись в креслах друг против друга, Трепов начал без предисловий:
— Господин Дубровин, не могли бы вы и ваши люди оказать одну очень важную услугу государю? Мне известно, что вы не любите графа Витте. Признаюсь вам по секрету, что и государю он весьма не по душе. Вчера он мне сказал: «Терпел и терплю этого субъекта по чисто тактическим соображениям. Но моему терпению, кажется, пришел конец». Витте по всем вопросам имеет собственное, отличное от мнения государя, суждение и при этом, как видно, в грош не ставит мнение его величества. Все его поведение, особенно после вырванного им у государя Манифеста 17 октября 1905 года, говорит за то, что граф забыл, кто в России император. Пришла пора ему об этом напомнить. Мне стало известно, господин Дубровин, что Витте собрал какие-то материалы. Он намеревается использовать их для компрометации в печати государя, наших финансов и нашего управления. Не случайно к нему зачастил его сотрудник – в бытность Витте министром финансов – некто Гурьев. Это опытный публицист, с бойким пером. Все наши попытки через Фредерикса (министр двора) заставить графа Витте передать государю материалы, которые он хранит в своем особняке, ни к чему не привели. На все вопросы Витте говорит одно: никаких материалов у него нет и ничего сенсационного он публиковать не собирается. А вместе с Гурьевым готовит якобы совершенно нейтральную работу – об экономике Дальнего Востока, и если она и будет опубликована, то только после его смерти. Между тем Витте лжет. Мы точно знаем, что материалы, о которых идет речь, у него есть.

Не могли бы вы, - продолжал Трепов, - через ваших наиболее надежных людей как-нибудь изъять или по крайней мере уничтожить материалы, которыми располагает Витте. Мне бы не хотелось привлекать к этому, не скрою от вас, весьма щекотливому делу подчиненную мне секретную полицию. Если изъятие бумаг у Витте вдруг получит огласку в газетах и все узнают, что в деле замешана государственная секретная полиция, это вызовет крайне нежелательную сенсацию. Если же обвинят так называемых «правых», то есть вас, это никого не удивит, будет воспринято как должное. Я говорю так, на всякий случай. Я не сомневаюсь, что все удастся сохранить в строжайшей тайне.

— Позвольте, генерал, искренне поблагодарить за столь высокое доверие, оказанное мне, - после некоторого молчания заговорил Дубровин. – Хочу вас заверить, что мы сделаем все возможное, чтобы защитить обожаемого нами государя.
Дубровин замолчал, словно что-то обдумывая, и продолжил:
— Мне думается, что легче всего было бы эти виттевские документы уничтожить вместе с его особняком. Бах – и ничего нет, - рассмеялся Дубровин.
Выждав небольшую паузу, он, как бы подбирая нужные слова, проговорил:
— Однако в этом случае могут пострадать и Витте, и его близкие.
Трепов чуть заметно усмехнулся:
— Все мы в руках Божьих.

На другой день после беседы Трепова с Дубровиным на Мойку, в дом № 12, к начальнику Петербургского охранного отделения, жандармскому полковнику Герасимову, слывшему мастером политического сыска, пожаловали генерал Трепов и его помощник сенатор Гарин. Герасимов засуетился, стараясь как можно лучше принять именитых гостей. Но от предложенного им чая с бисквитным печеньем и вина те отказались, перейдя сразу к делу.
— Вчера, - заговорил Трепов, - государь император сетовал на то, что подчиненная мне секретная полиция плохо борется с революционерами, в том числе и с террористами. Мы приехали, чтобы вместе с вами наметить практические мероприятия для усиления борьбы с революционным движением.

Трепов прошелся по огромному кабинету Герасимова, остановился напротив Гарина и закончил:
— Послушаем, что нам скажет такой опытный человек, как господин Гарин.
Гарин поднялся.
— Сидите, сидите, - остановил его Трепов. – Мы слушаем вас.

Гарин, попросив разрешения у Трепова, закурил, выпустил несколько колечек дыма и заговорил:
— А почему бы нам не начать активный индивидуальный террор против революционеров, ответить на их оружие их же оружием? Чем заниматься всякого рода ненужными судебными процессами над ними, куда проще и дешевле уничтожать самых активных революционеров руками их же товарищей.

Взглянув на недоумевающих слушателей, Гарин пояснил свою мысль:
— Среди революционно настроенных молодых людей, в том числе и рабочих, всегда найдется десяток-другой мечтающих всерьез заняться героической революционной деятельностью. Эти политические полукретины спят и видят, как бы войти в историю, прославиться как народные герои. Через нашу тайную полицейскую агентуру из такого сорта людей мы сколотим группки, которые от имени революционных партий будут вершить расправу над наиболее активными революционерами якобы за совершенные ими предательства революционного дела. для большей убедительности обвинений «в предательской деятельности» в охранных отделениях надо завести на всех крайне опасных для престола революционеров фиктивные дела. Важно, чтобы из этих дел было бы видно – эти лица – тайные агенты политического сыска. Надо обдумать и наметить пути, по которым содержание подобных досье регулярно становилось бы достоянием широкой общественности. Таким образом, мы обезглавим революцию не только физически, но и морально.
— Подобный метод борьбы с активными революционерами, - заговорил, обращаясь к Трепову, Герасимов, - конечно, попробовать можно. Но боюсь, что уж очень он откровенно авантюристичен. По-моему, революционеры очень скоро его разгадают, предупредят своих товарищей и перестанут верить данным, исходящим из полицейских источников. Наших же провокаторов просто перебьют. Но, повторяю, попробовать можно. Как временная мера этот метод может оказаться весьма эффективным.

Трепов в знак согласия покивал головой.
— Значит, решено, начинаем активный индивидуальный террор против крамольников, - сказал он. — И здесь приказ «патронов не жалеть», по-моему, тоже весьма уместен...


...Проводив гостей, Герасимов вызвал жандармского ротмистра Комиссарова – непременного участника «деликатных» дел Петербургского охранного отделения.
— Срочно доложи, кого из ваших агентов в «Союзе русского народа» и «Союзе Михаила Архангела» можно использовать при организации взрыва одного особняка – его хозяин чем-то не угодил государю императору. Есть у тебя такие люди?
— Как не быть, - немного подумав, ответил Комиссаров. – В «Союзе русского народа» работает Филимон Казанцев. Как вам известно, он участвовал в ликвидации профессора Герценштейна и большевика Николая Баумана. В «Союзе Михаила Архангела» наш тайный агент – вице-президент союза некто Казаринов. Правда, и тот и другой – порядочная сволочь, но использовать можно.

Получив лично от руководителя «Союза русского народа» Дубровина задание ликвидировать «проклятого социалиста» Витте, Казанцев начал подыскивать «исполнителей» среди известных ему революционно настроенных лиц. Обратился за «советом» К жандармскому ротмистру Комиссарову, у которого был на связи как тайный агент Петербургского охранного отделения. Комиссаров и назвал двух рабочих завода Тильманса – Ивана Васильевича Титова и Василия Дмитриевича Федорова, состоящих как революционные элементы на учете в охранке.
— Их можно использовать при организации взрыва. Особенно обрати внимание на Федорова, - говорил Комиссаров. – Он прямо жаждет революционных подвигов и тяготится своим политическим «бездельем»...


...Убедившись, что Федоров и Степанов сделали все, как было условлено, Казанцев отпустил их; сам же, отойдя подальше, остался ожидать взрыва – он должен был произойти в 9 часов утра: именно на это время был поставлен часовой механизм в обоих взрывных устройствах. Однако наступил роковой час, прошло еще два часа, а взрыва все не было. Казанцев понял: что-то не сработало. Он пошел на квартиру Степанова – там его ожидали сообщники. Казанцев начал упрекать их в том, что они плохо сработали, не так заложили мины. Федоров и Степанов в один голос утверждали, что выполнили буквально все, что от них требовалось. Сообща решили: завтра, ранним утром, извлечь мины из труб, проверить их и снова заложить. Однако на следующее утро от дворников, неподалеку от дома Витте, узнали – в особняке обнаружили заложенные мины, туда понаехало полиции видимо-невидимо. Заговорщики возвратились ни с чем.

Вот как сам Витте в воспоминаниях описывает этот факт. (Описание столь любопытно, так ярко проливает свет на роль в этом деле венценосного монарха, что невозможно не привести его как можно полнее.)

«...Пришел ко мне сверху камердинер, очень встревоженный, - пишет Витте, - и говорит, что Гурьев (Гурьев работал над материалами из личного архива Витте в одной из комнат второго этажа дома. В комнате было очень холодно; вызвали истопника, чтобы он затопил печь) очень просит меня немедленно прийти наверх по очень важному делу... Когда я пришел наверх, то увидел во вьюшке печи четырехугольный маленький ящик; к этому ящику была привязана очень длинная бечевка. Я спросил Гурьева, что это значит. На что истопник мне ответил, что когда он отворил вьюшку, то заметил конец веревки и начал тащить и, вытащив веревку аршин 30, увидел, что там есть ящик. Тогда они за мной послали. Я взял этот ящик и положил на пол. Ящик и веревка были очень мало замараны сажей... Тогда Гурьев хотел, чтобы ящик вынесли из дому и его там вскрыли. Так как я несколько раз был предупреждаем, что на меня хотят сделать покушение, то мне пришла мысль в голову, не есть ли это адская машина. Поэтому я сказал Гурьеву и людям, чтобы они не смели трогать ящика, а сам по телефону дал знать охранному отделению. В то время охранным отделением города Петербурга заведовал полковник Герасимов, ныне генерал, состоящий при министре внутренних дел. Немедленно приехали из охранного отделения, сначала ротмистр Комиссаров, ныне он завёдует жандармским управлением Пермской губернии, а в то время он заведовал самым секретным отделением в охранном отделении, за ним приехал Герасимов, потом судебный следователь, товарищ прокурора, затем директор департамента полиции, и наехала целая масса полицейских и судебных властей. Ящик этот ротмистр Комиссаров вынес сам в сад и раскупорил его. Когда он раскупорил, то оказалось, что в этом ящике находится адская машина, действующая посредством часового механизма. Часы поставлены ровно на 9 часов, между тем было уже около 11 часов вечера»...


...Особенно передернулся и скривился начальник Петербургского охранного отделения Герасимов, когда в одной из заграничных газет, любезно и строго конфиденциально – по старой дружбе – предоставленных ему заведующим заграничной агентурой департамента полиции Гартингом, увидел карикатуру мюнхенского художника Раухвергера на обожаемого монарха: «Высунувшись из чердачного окна, невысокий рыжеусый человек в горностаевой мантии кричит двум излохмаченным субъектам, примостившимся у дымохода на крыше соседнего дома: «Эй, вы, чего тянете! Сказано же вам было: заткнуть и взорвать».

К счастью для Герасимова, этих газет ни русский император, ни начальники Герасимова не видели: у Гартинга хватило здравого смысла не направлять обзор этих газет в Петербург. Он понял, что не только «оскорбил» бы императора – содержание такого обзора высшее начальство, провалившееся с организацией покушения на Витте, несомненно, расценило бы как желание подсидеть его. Дальновидность Гартинга спасла не только его собственную карьеру, но и служебное благополучие Герасимова после получения таких газет его бы уж точно прогнали со службы.

Можно себе представить, какая буря разыгралась в недрах царской секретной полиции, когда стала известной неудача с покушением на Витте! Сколько проклятий и упреков обрушилось на головы «неудачников» Герасимова и Комиссарова! Однако те сумели оправдаться: они-де косвенно участвовали в операции, в неудаче виноваты лишь черносотенцы...


...Между тем председатель Совета министров Витте тщетно пытался установить участников покушения, заставить секретную полицию и прокуратуру провести настоящее, серьезное расследование по этому делу. Ничего путного добиться он не сумел и с горечью писал: «Меня с первого раза удивил способ ведения расследования: во-первых, прежде всего, самим покушением на меня никто, собственно, не интересовался, и агенты охранного отделения, и судебное ведомство совсем не интересовались фактом покушения на меня и раскрытием покусителей, а все как бы желали напасть на след и возможность придраться и сказать, что, мол, это была симуляция преступления, что в сущности адские машины были спущены не с трубы, а положены прямо во вьюшку из дому»...


...Казалось, грандиозный политический скандал неизбежен и новое расследование пойдет совсем по иному пути. Но и на этот раз для полицейских авантюристов все обошлось. В дело вмешался царь. «Через некоторое время после моего второго письма я получил, - писал Витте, - краткий ответ от главы правительства, в котором он меня уведомлял, что, мол, он докладывал мою просьбу о поручении расследовать дело кому-нибудь из сенаторов, что его величеству благоугодно было самому этим делом заняться и что, рассмотрев все дело, его величество положил такую резолюцию: что он не усматривает неправильности в действиях ни администрации, ни полиции, ни юстиции и просит переписку эту считать поконченной».

Витте ничего не оставалось, как смириться (хотя бы внешне) и прекратить дальнейшие требования о продолжении расследования.

В мае 1912 года газета «Биржевые ведомости» писала о таком повороте хода расследования: «Прошло некоторое время, вдруг судебное следствие; начатое столь энергично и давшее такие интересные результаты, внезапно прекратилось, чтобы уж более не возобновляться. Что же такое случилось?

А случилось вот что... Дело грозило разоблачениями такого характера, таким громким скандалом, что решено было его потушить».

Однако Витте не терял надежды выявить действительных виновников организации покушения на него, стоявших за спиной всех этих казариновых и казанцевых. Время от времени он, опираясь на собранный им материал, предпринимал активные действия. В результате в 1910 году дошел до прямого столкновения с председателем Совета министров и министром внутренних дел Столыпиным – он четко выполнял царскую волю немедленно прекратить любые расследования, связанные с покушением на графа Витте в 1907 году.

«...Покушение, которое делалось на меня и на всех живущих в моем доме, т. е. на мою жену и на мою прислугу, - писал Витте, - делалось, с одной стороны, агентами крайне правых партий, а с другой стороны, агентами правительства, и если я остался цел, то исключительно благодаря судьбе. Когда судебный следователь сделал постановление о прекращении следствия, то я написал письмо к главе правительства Столыпину 3 мая 1910 года, в котором ему изложил, в чем дело, выставил все безобразие поведения в данном случае правительственных властей, как судебных, так и административных...

Столыпин, получив это письмо, был совершенно озадачен; он, встретясь со мною в Государственном совете, подошел ко мне со следующими словами: «Я, граф, получил от вас письмо, которое меня крайне встревожило».

Я ему сказал: «Я вам советую, Петр Аркадьевич, на это письмо мне ничего не отвечать ибо я вас предупреждаю, что в моем распоряжении имеются все документы, безусловно подтверждающие все, что в этом письме сказано... »

...Он раздраженным тоном сказал мне: «Из вашего письма, граф, я должен сделать одно заключение: или вы меня считаете идиотом, или же вы находите, что я тоже участвовал в покушении на вашу жизнь? Скажите, какое из моих заключений более правильно, т. е. идиот ли я, или же я участвовал тоже в покушении на вашу жизнь?»

На это я Столыпину ответил: «Вы меня избавьте от ответа на такой щекотливый с вашей стороны вопрос».

В 1909 году на страницах русских и зарубежных газет замелькали статьи о покушении на бывшего председателя Совета министров Российской империи С. Ю. Витте в январе 1907 года.

29 апреля 1909 года временно заведующий заграничной агентурой департамента полиции ротмистр Андреев прислал директору департамента статью из французской газеты «Matin», подписанную В. Федоровым, в которой подробно описывалось неудавшееся покушение на Витте.

В газетах прямо говорилось, что департамент полиции не заинтересован в раскрытии этого преступления, а Петербургское охранное отделение делает все, чтобы скрыть от общественного мнения главных организаторов покушения, стоящих за спиной исполнителей. Именно с этой целью не арестовываются Степанов и Федоров, хотя петербургская охранка прекрасно осведомлена о их нахождении.

Департамент полиции был вынужден в связи с этим сделать запрос (чисто формальный) начальнику Петербургского охранного отделения, а судебный следователь Петербургского окружного суда по важнейшим делам Обух-Вышетинский, которому было поручено вести расследование дела о подготовке взрыва особняка Витте, через Министерство иностранных дел возбудил ходатайство перед французским правительством о выдаче Федорова, скрывающегося в Париже.

Однако царская секретная полиция сделала все для того, чтобы непосредственные участники подготовки покушения на Витте не попали в руки судебно-следственных властей и, упаси Бог, не выдали своих хозяев...

Полный текст
http://agesmystery.ru/node/759

"Безопасность полетов начинается на земле!"
Бывший авиамеханик, ныне - Поручик запаса.
Спасибо: 4 
ПрофильЦитата Ответить
Старший лейтенант




Сообщение: 618
Настроение: Боевое
Зарегистрирован: 01.02.10
Откуда: Россия, Москва
ссылка на сообщение  Отправлено: 13.01.12 10:09. Заголовок: «Будущее за нами!» ..


«Будущее за нами!»

Много раз звучало в Париже ленинское слово — речь трибуна и ученого, редчайший сплав революционной страсти и точнейшего научного подхода к явлениям общественной жизни.


О выступлениях Ленина в Париже до 1909 года упоминалось в начале книги.

4 февраля 1909 года Ленин выступил с докладом «О политическом положении в России я двух путях капиталистического развития аграрных отношений». «Три дня тому назад в Париже был «большой день», дебютировал Ленин. Как всегда, говорил толково, дельно, красиво. Злободневная тема (политическое положение) и крупное имя собрали массу народу»,— пишет 7 февраля 1909 года из Парижа бывший председатель Совета рабочих депутатов в Одессе в 1905 году Варлаам Шавдия (для конспирации он подписался Е. Вашакидзе) своей жене С. Ф. Шавдия в Одессу. Под непосредственным свежим впечатлением от доклада пересказывает В. Шавдия его содержание. Читаем письмо, и до нас доносится живой голос Владимира Ильича.
«...Самодержавие вступает на новые рельсы, государство идет к буржуазной монархии через ломку деревенских отношений и при помощи представительного строя. Вера в широкие крестьянские массы, как элемент оплота и порядка, умерла вместе с первой и второй Думами. Политика царизма целиком опирается на дикого помещика и верхние слои крупного капитала. Мы стоим перед новым этапом полититески-сотшалъпого развития. Куда нас приведет ломка аграрных отношений? К американскому или прусскому типу развития? Может ли правительство Столыпина разрешить вопросы движения и тем разрядить революцию? Безусловно нет. Сохранить старую историческую власть при новых социальных условиях невозможно. Кризис неизбежен. Меч Александра необходим. Положение, занятое правительством, облегчает пропаганду, явно выступает классовый характер власти. Будущее за нами».

«Будущее за нами!» — эти слова были сказаны в самый разгар реакции в России, когда многие, очень многие потеряли веру, отступили от революции, стали на путь ликвидации революционной нелегальной партии пролетариата.

Против этих людей, против меньшевиков- ликвидаторов, было направлено гневное ленинское слово 10 февраля 1909 года. В этот день Ленин читал реферат на тему: «Современное положение России».

План реферата был напечатан в тексте объявления, выпущенного Второй Парижской группой содействия РСДРП6*.
Небольшой план, всего 8 пунктов, но какая в них емкость, какая сила гнева и сарказма! Меньшевиков-ликвидаторов, изменивших великому делу революции (в частности, Череванина), Ленин характеризует как наиболее дряблых в рядах социал-демократии. «Пролетариат и мещанская интеллигенция в праздники и в будни истории» — это Ленин тоже будет говорить о них, о ликвидаторах.

«Как изменяется абсолютизм. Плутократическая или буржуазная монархия?»

О том, как Ленин развивал последний из приведенных пунктов плана реферата, свидетельствует письмо в Россию одного из участников собрания, имени которого пока не удалось установить. «Интересна, — пишет он, — та часть реферата, где Ленин доказывал, что самодержавие принимает все более и более сгущающийся классовый оттенок (единение с крупной буржуазией в лице союза 17 октября)». И далее пересказывается та часть содержания ленинского реферата, где Ленин выступает против отзовистов. «Вероятно, вы слышали о так называемой тактике «отзовизма». Это течение среди РСДРП, настаивающее на немедленном отозвании депутатов с.-д. из Гос. думы. Большевики в массе, по словам Ленина (реферат «Современное положение в России»), являются противниками этой тактики; по их мнению, с.-д. депутаты должны оставаться в Думе». Из этого письма видно, каким образом Ленин ответил на вопрос, поставленный им в плане реферата: «Как надо создавать социал-демократическое использование парламентаризма в России?» (слова Ленина автор письма дает в кавычках, желая подчеркнуть, что он не пересказывает своими словами, а передает врезавшиеся ему в память Йфкие ленинские мысли): «Нечего удивляться, што те самые большевики, которые так ревностно ратовали за бойкот Госдумы, теперь настаивают на оставлении наших депутатов в ней. Тогда было не то положение дел, что теперь. Бывает время, когда история летит вперед со скоростью локомотива, бывают и такие эпохи, когда она тащится, как груженая телега. Понятно, в первом случае парламентская деятельность может только тормозить мчащиеся с головокружительной скоростью события. Лишь Учредительное собрание, избранное на основании всеобщего и т. д. права, не будет в этом случае препятствовать развитию и ходу истории, скорее, даже ускорит его. Что же касается таких эпох, когда ход событий уподобляется движению тяжелого воза (как это имеет место в настоящее время в России), то и работа в парламенте может способствовать ускорению движения «телеги»...

24 марта Мария Ильинична пишет из Парижа сестре Анне о Владимире Ильиче: «Недавно выступал с большим успехом...», имея в виду его блестящую речь 18 марта 1909 года, посвященную памяти Парижской коммуны. А через несколько дней Ленин выступил уже с другим важнейшим рефератом — об итогах V Общероссийской конферендии РСДРП.

Ротмистр Андреев в своем донесении директору департамента полиции 2 апреля 1909 года сообщает: «На состоявшемся на днях в Париже докладе Ульянова «о всероссийской социал-демократической конференции» при контрдокладчике Гурвиче (Дане), последний... откровенно заявил, что между меньшевиками и большевиками такая пропасть, что вряд ли можно говорить об единстве, что меньшевики ни в одном вопросе не могут идти рядом с большевиками и т. п.».

Сохранилось ценное свидетельство участника этого собрания, Варлаама Шавдия. Он писал в Одессу 27 марта 1909 года: «Спор но организационному вопросу начался с констатирования ухода из партии некоторых элементов. Кто такие ушедшие? Большевики находят, что это мелкобуржуазные элементы, присосавшиеся к партии во время победоносного шествия революции. Меньшевики находят, что ушли не только мелкобуржуазные элементы, но и рабочие, и, пожалуй, самые лучшие, самые активные. Наше время характеризуется глубоким кризисом в рабочей среде. Что делать? Ленин думает, что единственное спасение в укреплении старых нелегальных позиций. Кто ушел, того мы не можем считать. Для укрепления организации надо развить максимум идейной энергии. Наряду с этим надо на время отказаться от выборного начала, ввести в обиход кооптацию. Сохранение нелегальной организации ничуть не устраняет возможности планомерного использования легальных позиций и легальных связей, — наоборот. Далее Ленин перешел в наступление. Он нападал на организационных и идейных ликвидаторов, причем последним уделил первое место»...

Ленин во Франции - Будущее за нами

"Безопасность полетов начинается на земле!"
Бывший авиамеханик, ныне - Поручик запаса.
Спасибо: 4 
ПрофильЦитата Ответить
Старший лейтенант




Сообщение: 619
Настроение: Боевое
Зарегистрирован: 01.02.10
Откуда: Россия, Москва
ссылка на сообщение  Отправлено: 13.01.12 11:46. Заголовок: Опасные связи капита..


Опасные связи капитана Прудкина:
Легендарный болгарский моряк и секретные службы России

    «А он, мятежный, просит бури,
    Как будто в бурях есть покой!»
    М. Ю. Лермонтов

Даже в самые трудные, полные непонимания и розни времена в отношениях между Россией и Болгарией – неизменно находились люди, равно горячо любившие две эти страны и готовые упорно трудиться и рисковать своей жизнью ради их блага и взаимного сближения. Одним из таких людей был Антон Макарович Прудкин (1880-1942) – человек неповторимой судьбы, носитель уникального психологического типа, который изредка проявляется в нашем мире, и особенно ярко – лишь на Балканах, притом в их смутные и грозные годы. Малоросс по отцу и болгарин по матери, Прудкин большую часть жизни провел в Болгарии, а также в морских плаваниях. По своей основной профессии он был моряком торгового флота, и одновременно – писателем и художником, контрабандистом, спекулянтом и ловцом дельфинов. А по складу души и по призванию Антон Прудкин был авантюристом, бунтарем, революционером, террористом-«бомбаджи», коллекционером собственных пожизненных и смертных приговоров, а также агентом русских и советских секретных служб, выполнявшим и задания болгарской военной разведки. При правительстве Александра Стамболийского в 1919-1920 гг. он занимал важный пост кмета (градоначальника) Софии. Ныне в Болгарии Антон Прудкин по праву считается человеком-легендой. Его именем названы улицы городов и корабли гражданского флота Болгарии; о его жизни были написаны художественные книги и статьи.

В России же имя агента русской разведки Антона Прудкина практически неизвестно, хотя по глубине своего авантюризма, по любви к риску и по размаху приключений его можно поставить в один ряд с такими легендарными личностями как Борис Савинков и Яков Блюмкин. Историк советской разведки В. Я. Кочик весьма кратко рассказал историю Антона Прудкина, опираясь, очевидно, лишь на болгарские работы о нем. До сих пор были отчасти известны некоторые детали сотрудничества Прудкина с русской военно-морской разведкой в годы Первой мировой войны, а также с Разведупром Штаба РККА в 1930-е годы. Однако, насколько удалось выяснить, ни в российской, ни в болгарской историографии до сих пор не была рассказана история тайного сотрудничества Прудкина с политической полицией Российской империи, на которую он работал с 1902 по 1914 год под агентурными псевдонимами «Озеров» и «Такварьян». Возможно, мы будем первыми, кому удастся раскрыть эту тайну по документам русских архивов. Примечательно, что слухи о связях Прудкина с русской охранкой при его жизни были распространены достаточно широко, но сам он категорически опровергал их в своих воспоминаниях, написанных в тюремном заключении и впервые увидевших свет в 1931-1932 гг. Однако найденные нами документы неоспоримо свидетельствуют об обратном. Но – обо всем по порядку.

Антон Прудкин родился 16 января 1880 года в болгарском Рущуке (Русе) в семье старшего унтер-офицера русской армии Макария Климентиевича Прудкина. Несмотря на фамилию, к знаменитому мхатовскому актеру Марку Исааковичу Прудкину (1898-1994) наш герой не имел никакого отношения. В своих мемуарах он сообщал, что отец его был крестьянином из села Семигоры Каневского уезда Киевской губернии, а фамилия всей семьи писалась в официальных бумагах как Прудкий (Пруткий). Последний вариант фамилии и сегодня часто встречается на Украине; Прудкиным же Макария Климентиевича могли записать в армии. Он остался в Болгарии после Освободительной войны в качестве военного инструктора и женившегося на болгарке по имени Гицка, дочери зажиточного овцевода. После женитьбы Макарий Прудкин уволился с военной службы и устроился чиновником на железную дорогу. В годы русофобской диктатуры Стефана Стамболова он и его семья перебрались в Малороссию, затем в 1894 году вновь вернулись в Болгарию. Некоторое время Антон Прудкин имел русское подданство, затем принял болгарское. Он учился в Торговом училище в Систове, но не окончил его, пожелав стать моряком, и в 1896 году, 16 лет отроду, устроился юнгой на русский пароход «Русь», чтобы затем поступать в Николаевские Мореходные классы. Так он навсегда связал свою судьбу с морем. Окончив мореходку в Николаеве, Антон Прудкин в июле 1900 года вернулся в Болгарию и поступил на службу в Болгарское торговое пароходное общество, вторым помощником капитана на пароход «Борис».

Возвращение Прудкина в Болгарию пришлось на время бурного подъема македонского и армянского освободительного движения в Османской империи. Связи с революционными организациями македонцев и армян в Болгарии устанавливали российские народники, социал-демократы и анархисты. Получив место на «Борисе» и начав регулярно ходить в каботажные плавания по Черному и Средиземному морям, Антон Прудкин оказался в самом центре сплетения усилий многих тайных организаций. В 1902 году он стал перевозить из Болгарии в Константинополь нелегальную литературу и македонских деятелей и сразу же с головой окунулся в революционную работу. Тогда он короткое время был членом Болгарской рабочей социал-демократической партии (БРСДП), затем отошел от нее и сблизился с македонскими экстремистами и анархистами-коммунистами. В болгарских работах периода государственного социализма Прудкин назывался убежденным и идейным социал-демократом. Но в действительности, о чем позволяют судить и его воспоминания, и документы русской охранки, намного ближе он был к анархистам-коммунистам. Никто даже не знал точно, что означает татуировка «А.М.П» на его руке – его личные инициалы или великий девиз анархизма «Анархия – мать порядка». По всей видимости, Прудкин был искренним сторонником борьбы за освобождение Македонии от османского ига. В самой натуре Прудкина были очень сильны анархические и авантюристические начала. Он был пламенным революционером-террористом, боровшимся с Османской империей, и, в то же время, готовым предавать своих товарищей русской охранке, когда их замыслы и планы оказывались – в его понимании – направлены против России, родины отца и его второго дома. Именно поэтому Антон Прудкин очень скоро начал сотрудничать с Балканской агентурой русского Департамента полиции, по мере сил помогая ему в борьбе с угрожавшими российскому государству предприятиями эмигрантского и международного революционно-террористического подполья.

К началу XX века значительная часть Балканского полуострова была охвачена тайной разведывательной деятельностью политической полиции Российской империи. Агентура Департамента полиции МВД на Балканах появилась уже в 1882 году; ее негласным руководителем стал русский вице-консул в румынской Сулине Виктор Александрович Шафиров. На организацию наблюдения за русскими эмигрантами в Румынии ему выдавалось 3.000 рублей в год. Официально Балканская агентура, со штаб-квартирой в Бухаресте, была учреждена в 1886 году; возглавил ее статский советник Алексей Евстафьевич Мищенко. В 1890 году его сменил подполковник Отдельного корпуса жандармов (ОКЖ) Александр Иосифович Будзилович, состоявший при русской миссии в Бухаресте под именем А.И. Грабо. По смете 1901 года, на агентурные расходы Балканской агентуры Департаментом отпускалось в общей сложности 76.800 франков; кроме того, из сыскного кредита бессарабского губернатора Будзилович получал 4.800 рублей на агентурные надобности и 3.600 рублей добавочного содержания. После смерти Будзиловича Балканскую агентуру в январе 1902 года возглавил ротмистр ОКЖ Владимир Валерианович Тржецяк. Штатный состав агентуры в тот период оставался крайне невелик. Единственным офицером был сам руководитель подразделения, ближайшими помощниками которого были три-четыре командированных из России сотрудника. К 1 января 1904 года подполковник Тржецяк имел пятнадцать негласных агентов (филеров и осведомителей) в Румынии, пятерых в Болгарии, двух в Сербии и одного в Вене; кроме того, с ним сотрудничали два сортировщика писем в Бухаресте и два почтальона в Яссах.

Здесь мы не будем рассказывать весьма интересную и поучительную историю деятельности Балканской агентуры. Скажем лишь, что ее работа постоянно сопровождалась чередой громких провалов, афер, скандалов и провокаций, а ключевыми ее сотрудниками с прискорбным постоянством оказывались редкостные авантюристы и проходимцы (А.М. Вейсман, Г.А. Мелас). Будучи серьезно скомпрометирована их делами, самостоятельная Балканская агентура была упразднена и с 1 февраля 1904 года официально прекратила свою деятельность. В марте 1905 года последовала реорганизация системы русского заграничного сыска. Новый глава заграничной агентуры Департамента полиции Л.А. Ратаев восстановил агентуру в Болгарии и Румынии. После ухода Ратаева в отставку в июле 1905 года руководство заграничной агентурой перешло к коллежскому советнику А.М. Гартингу-Ландезену (А.М. Геккельману), который, по словам одной из позднейших справок Департамента, «отрицая всякую пользу от сохранения Балканской агентуры, прекратил выдачу денег на содержание таковой». 2 декабря 1906 года было принято решение, не восстанавливая самостоятельной Балканской агентуры, подчинить ее начальнику ближайшего – Одесского – районного охранного отделения, который и ведал этой агентурой до 1910 года. На содержание Балканской агентуры теперь выделялось всего-навсего 19.200 франков в год.

С политической полицией Российской империи Антон Прудкин под агентурной кличкой «Озеров» сотрудничал с конца 1902 года, получая за свои услуги по 300 франков в месяц. Деньги высылались бумажными купюрами во франках, на почтовый адрес сотрудника Балканской агентуры в Варне Ивана Осадчука, который был дружен с Прудкиным. Весьма вероятно, что именно Осадчук, отставной жандармский унтер-офицер, завербовал Прудкина для Балканской агентуры.

В списке сотрудников Балканской агентуры на 1 января 1904 года, где Прудкин значился под номером 17 как «Озеров Антон Михайлович», ему давалась такая характеристика: «Поступил на службу агентуры в ноябре месяце 1902 года. Состоит в сношениях с македонскими революционерами, а также с проживающими в Женеве членами группы народовольцев и группы анархистов-коммунистов. На сотрудника этого было возложено наблюдение за тем, чтобы от македонских революционеров не были высланы взрывчатые вещества для целей боевой организации партии социалистов-революционеров. К выполнению несенных обязанностей относился с полным усердием. Знает болгарский и французские языки». Тот же документ отмечал, что Прудкин «по складу своего характера требует постоянного руководства, не обладает еще достаточной выдержкой и поэтому вряд ли может быть использован для дальнейшей агентурной службы». Однако его сотрудничество с охранкой все же продолжалось.

Подобно многим другим секретным сотрудникам русской политической полиции того времени, Прудкин, одновременно с осведомительской работой, активно занимался революционной работой, в том числе непосредственно участвовал в организации террористических актов. Всеми правилами и инструкциями руководства это было строго запрещено, но на практике имело место весьма часто. В августе 1903 года, во время Илинденского восстания в Македонии, Прудкин устроил взрыв адской машины на венгерском пароходе «Васкапу», шедшем из Варны в Константинополь; бомба взорвалась прежде времени, и погибло множество невинных людей. Также Прудкин участвовал в организации неудавшегося покушения на султана Абдул-Хамида II. В марте 1905 года Л.А. Ратаев отмечал, что секретный сотрудник О[зеров] «располагает большими связями среди анархистов, македонцев и армян». При сдаче дел в августе 1905 года Ратаев докладывал о Прудкине: «“Озеров” – весьма серьезный сотрудник среди социалистов-революционеров и анархистов на Балканском полуострове, связан непосредственно с Департаментом». Тем не менее, в тот переходный период, переживавшийся Балканской агентурой, руководство Департамента вновь намеревалось прекратить сотрудничать с «Озеровым», деятельность которого была признана бесполезной. И все же он остался на службе, и вскоре ему удалось добыть ценные сведения о деятельности эмигрантских революционных кругов и раскрыть ряд экстремистских замыслов.

К примеру, от Прудкина Департамент полиции с самого начала оперативно получал данные о попытке опаснейшего македонского революционера Наума Тюфекчиева и российских большевиков доставить крупную партию оружия на юг России. В декабре 1906 года Тюфекчиев организовал неудавшийся рейс к русским берегам парохода (точнее парусной яхты с паровой машиной) «Зора» из Фиуме; ему принадлежал и смертоносный груз этого судна, тайно принятый в Константинополе. Хозяином «Зоры» и непосредственным куратором ее экспедиции был член РСДРП большевик Меер-Генох Валлах, позднее, уже под именем М. М. Литвинова, ставший сталинским наркомом иностранных дел. Закупки оружия осуществлялись при участии легендарного большевика-абрека Камо (С.А. Тер-Петросяна), на деньги, награбленные его бандой в ходе вооруженных «эксов» в Закавказье. В ночь с 18 на 19 декабря буря выбросила «Зору» на румынский берег у Сулины; на борту судна властями были обнаружены и конфискованы 2 тысячи винтовок Манлихера и 650 тыс. патронов к ним. От Прудкина Департамент полиции своевременно получал сведения о ходе подготовки и плавании «Зоры», так что, если бы не крушение, на территории России ее груз должен был быть неминуемо арестован.

Благодаря донесениям «Озерова» также были арестованы опасный террорист, видный член Боевой организации эсеров М.А. Веденяпин («Ташкент», «Ташкентец») и революционер Шестаков. В 1909 году агент «Такварьян» (такую кличку Прудкин получил в январе 1908 года) дал сведения о группе анархистов-коммунистов во главе с «Кириллом», который в итоге был арестован. Также Прудкин регулярно докладывал о деятельности крупного деятеля анархистского движения Николая Рогдаева (Н.И. Музиля, 1880-1934), чеха по происхождению, с которым он был в близких отношениях. Наконец, «Такварьян» сообщил охранке ряд важных сведений о македонской революционной организации. За свои услуги в то время он ежемесячно получал уже 420 франков.

Над головой Прудкина дамокловым мечом висела постоянная угроза разоблачения со стороны революционеров. В октябре 1909 года неизвестный информатор из Департамента полиции сообщил знаменитому парижскому борцу с охранкой В.Л. Бурцеву, что в Варне находился агент-провокатор по имени Антон Озеров. Действительно, под кличкой «Озеров» Прудкин работал на охранку до 24 января 1908 года. В.Л. Бурцев, М.Е. Бакай и другие эмигранты-разоблачители охранки начали серьезно подозревать, что именно Антон Прудкин и был тем самым «Антоном Озеровым» (руководство агентуры на Балканах даже не постаралось хорошо скрыть настоящее имя своего ценного сотрудника). Анархист Музиль-Рогдаев, упорно отстаивавший честность и невиновность Прудкина-«Такварьяна», просил его самого навести справки о настоящем «Озерове» и обещал, что скоро этим провокатором займутся и «болгарские товарищи».

Руководство Департамента полиции мало заботилось о соблюдении конспирации и безопасности своего агента. В апреле 1911 года заведующий новоучрежденной агентурой в Константинополе В.В. Ленчевский, в ведение которого был передан Прудкин, докладывал: «Т[акварьян] находится в крайне нервном и возбужденном состоянии из-за следующих причин: с одной стороны за ним следит полиция и он постоянно ждет обыска и ареста, а с другой – крайне озлоблен за ряд провалов, которые ему устраивали прежние заведующие агентурой. В особенности жаловался на Андреева (заместитель начальника Одесского районного охранного отделения ротмистр ОКЖ В.И. Андреев) за постоянное подстрекательство к провокации, потом на Вейсмана (ныне арестованного в Варшаве), грека Меласа и генерала Герасимова (генерал-майор А.В. Герасимов, в то время генерал для поручений при министре внутренних дел. – В. К.). На последнего за то, что он, будучи в Болгарии (с инспекцией агентуры на Балканах в апреле 1909 г. – В. К,), посещая кафешантаны, обратил на себя общее внимание, а свидание устроил в своей гостинице. Разговоры были подслушаны, и македонец Тодоров был провален. «Т[акварьян]» спасся потому, что разговаривал по-французски и до него революционеры не добрались». При таком отношении собственного начальства, Прудкин был вынужден прилагать особые усилия и лично идти на риск для отведения опасности. Подозревая в нем провокатора «Озерова», анархисты однажды уже подвергали его партийному суду, однако в тот раз Прудкин сумел оправдаться, свалив вину на какого-то матроса из Одессы. В другой раз «Такварьян» сумел избежать провала, используя испытанное и традиционное для Балкан средство убеждения. В.В. Ленчевский докладывал: «Грек Мелас (уволенный сотрудник охранки, ставший шантажистом. – В.К.) угрожал его (Прудкина. – В.К.) выдать, но он поехал в Бухарест и, приставив револьвер к голове Меласа на его квартире, заставил того дать слово молчать». Естественно, на самого Прудкина все это ложилось огромной психологической нагрузкой. «Мое впечатление таково, что «Т[акварьян]» человек хороший, правдивый, но нравственно разбит», - писал Ленчевский...

http://biznes-kontakti.com/index.php?newsid=980

"Безопасность полетов начинается на земле!"
Бывший авиамеханик, ныне - Поручик запаса.
Спасибо: 5 
ПрофильЦитата Ответить
Старший лейтенант




Сообщение: 620
Настроение: Боевое
Зарегистрирован: 01.02.10
Откуда: Россия, Москва
ссылка на сообщение  Отправлено: 13.01.12 12:02. Заголовок: Господину Председате..


Господину Председателю Чрезвычайной Следственной Комиссии.

[Расходование секретных сумм департамента полиции. Состав секретного фонда и его расходование. Бесхозяйственность. Установление контроля и отчетности. Вознаграждение заслуг сотрудников по борьбе с революционными организациями. Субсидирование монархических организаций. Расходы совершенно секретного характера. Суммы, выдававшиеся на прессу. Член Гос. Думы Крупенский, Степанова-Дезобри, Кюрц и др. Организация продовольственных лавок. Расходы на Распутина, подарки ему, выдачи Вырубовой и др. Расходование секретного фонда департамента полиции на неотносящиеся к его деятельности, цели. Инцидент с обновлением мебели министра Маклакова. Пособия. Партийные нужды правых организаций и монархические съезды. Субсидии Замысловскому на издание книги о процессе Бейлиса. Разные выдачи по агентурным расходам. Поездка А. А. Кона по секретному поручению в Саров. Организация предвыборных кампаний в Москве. Выдачи по печати, союзу академистов, заведующему охраной Таврического дворца. Заботы об устройстве вечеров для Распутина, выкуп письма о Горемыкине, наем квартиры для свиданий с Распутиным и пр. Выдачи духовным лицам, Штюрмеру, Комиссарову и др. Белецкий о самом себе, — его бескорыстие и честность.]


Переходя к вопросу о расходах, произведенных за мой период состояния в должности товарища министра внутренних дел из секретной суммы департамента полиции за время с 1-го октября 1915 г. по 12 февраля 1916 г. на известное министру внутренних дел употребление, я должен пояснить, что секретный фонд департамента полиции состоит из двух сумм, отпускаемых из, так называемого, десятимиллионного фонда, как экстраординарной сметы на «известное его императорскому величеству употребление» и из трехмиллионного и полуторамиллионного дополнительного ассигнования. Законным титулом, дававшим министру внутр. дел право на получение основной суммы и исходатайствование дополнительного ассигнования, является высочайшее повеление 29 августа 1905 года, написанное от руки в форме всеподданнейшего доклада. Этот документ хранился у директоров департамента полиции лично в запечатанном конверте и передавался преемственно уходящим директором своему заместителю как документ особой важности. Особенность этого акта заключается в том, что он департаментом полиции толковался расширительно, не предоставляя, по смыслу содержания своего, права на получение дальнейших ассигнований, кроме времени годичного срока, в нем указанного; так как этот документ в подлиннике своем министру финансов к исполнению не был предложен, а лишь в замаскированной форме был ему сообщен, как секретный закон не временного характера, а длительного, впредь до минования надобности силы действия[*], то, поэтому, ежегодные требования департамента полиции об ассигновании означенной суммы основной и испрашиваемого ежегодно, на основании того же акта, всеподданнейшими докладами дополнительного указанного отпуска министром финансов исполнялись. Я, при поступлении своем в департамент полиции в качестве вице-директора в 1909 году, заведывающего финансовой частью департамента, уже застал установившийся порядок форм делопроизводственной переписки по этому предмету и с основным актом был ознакомлен Н. П. Зуевым незадолго до его ухода в сенат, как его временный вначале заместитель. При мне министр финансов В. Н. Коковцов, не в силу приведенных, конечно, причин, а вследствие своего недоверия к целесообразному, в соответствии с задачами политического розыска, использованию отпускаемого ассигнования, всякий раз протестовал против полуторамиллионного отпуска и, только после представления ему мною лично письменного общего доклада моего на имя П. А. Столыпина о принятых мною мерах к введению известной системы в порядок расходования всей секретной суммы департамента полиции, перестал возражать против означенного ассигнования...


...Когда я принял на себя при Н. П. Зуеве, моем предшественнике по должности финансового и законодательного вице-директора, руководство и заведывание финансовым отделом департамента, то я застал долг около 17 тыс. в кассе и полную хаотичность: не только не было сметы для расходов по департаменту полиции, но вообще финансового годичного плана, даже, хотя бы приблизительно определявшего общие расходы чисто хозяйственного порядка а неагентурного характера расходов не составлялось, несмотря на то, что Н. П. Зуев, с которым я говорил по этому предмету, судя по его словам и отзывам моих чиновников финансового отделения, все время на этом настаивал. Как в департаменте полиции, так в особенности в провинциальных розыскных отделениях департамента полиции, о коих я упомянул, даже по расходам, не связанным с агентурными надобностями, не только не велось отчетности, но и не было никаких оправдывающих расход записей, дававших возможность проверки. Об этом мною в подробностях было изложено в моем докладе П. А. Столыпину с указанием, что было сделано мною в этой области с согласия директора, конечно, меня ни в чем не стеснявшего в этой работе. Постепенно, с настойчивостью, как в департамент полиции, так и в провинциальные его органы — охранные отделения, а затем при ген. Курлове и районные, были введены сметные рамки.
В область расходов чисто агентурного порядка я не вмешивался, ибо ею заведывали С. Е. Виссарионов с Е. К. Климовичем, бывшим тогда заведующим особым отделом, а затем полк. А. М. Ереминым, но в расходы по содержанию как департамента полиции, так и его отделений я ввел строгую систему; затем я настоял, чтобы в ревизионных объездах по охранным и районным учреждениям участвовал мой чиновник из финансового отдела, вследствие этого каждая ревизия мне давала ценный материал для сокращения не только хозяйственных операционных расходов, но и таких трат, кои были связаны с розыском, как, напр. отпусков на штатскую одежду для офицеров, на расходы по поездкам для свидания с агентурою, для найма конспиративных квартир, на филерные отряды; наконец, я коренным образом изменил систему денежных наград, кои отпускались при М. И. Трусевиче охранным офицерам или чиновникам за каждое удачное действие, как, напр., за ликвидации, за обнаружение транспортов революционной литературы и, в особенности, за взятие типографии. Будучи директором, я всегда посылал для проверки на место розыска последнего рода партийных установок своих чиновников, боясь упрека в постановке типографии или в печатании прокламаций как средства для возбуждения преследования против местной организации; в этом отношении я упрека себе не боюсь, ибо на моей стороне стоит правда, документально подтверждающая справедливость моих слов отчетами ревизий С. Е. Виссарионова и других чинов департамента (я вспоминаю теперь два дела — полк. Гофмана, начальника терского губернского жандармского управления и ротм. Андреева[*], но их много было)...


С. Белецкий.
4-го июня 1917 года.

Я забыл упомянуть об авансе в 25 тысяч рублей, выданном начальнику финансового отделения Дитрихсу. Эта выдача имеет значение лишь кассовое, т.-е. значение временной кассы на случай экстренных требований министра внутренних дел или моих во время прекращения действия казначейской части, которой заведывал т. с. Лемтюжников, человек престарелого возраста. Дано же было ассигнование никому другому, а Дитрихсу, вследствие указанных мною выше причин, так как со времени своего директорства я ни одной ассигновки не желал проводить помимо контроля финансового отделения департамента. Это распоряжение известно было и и. д. директора Кафафову. Этот аванс у Дитрихса оставался и в момент моего ухода.

С. Белецкий.

Справка. Приказ о моем назначении на должность товарища министра внутренних дел состоялся 28 сентября 1915 г.
Все исправления сделаны мною собственноручно.

С. Белецкий.
17-го июля.

Падение царского режима. Том 4

"Безопасность полетов начинается на земле!"
Бывший авиамеханик, ныне - Поручик запаса.
Спасибо: 7 
ПрофильЦитата Ответить
Старший лейтенант




Сообщение: 621
Настроение: Боевое
Зарегистрирован: 01.02.10
Откуда: Россия, Москва
ссылка на сообщение  Отправлено: 14.01.12 19:34. Заголовок: Где золото из Казани..


Где золото из Казани?..

Валерий Курносов, автор повести "По ту сторону финансовой пирамиды", размещенной на сайте, подготовил к изданию новую книгу «Царское золото. Самоучитель по отысканию клада».

Содержание связано с одной из крупнейших афер в истории России.

В мае 2011 года издательство "Вече" выпустило книгу "Царское золото".

В процессе написания книги и изучения архивных материалов Валерий Курносов написал ряд статей, которые представляются Вашему вниманию.


В. Курносов: "В ходе Первой мировой и гражданской войн царь, а потом Ленин принимают решение эвакуировать ценности государственной казны из банковских отделений на западе России подальше от фронта с Германией – в тыловую Казань, где в 1912-1914 годах построили новое банковское хранилище. В итоге к августу 1918 года здесь сосредоточилось свыше 73% золотого запаса страны.

В результате неожиданного удара золотом завладели Каппель и чехословаки. Почти все золото вывезли и передали Колчаку.

Но теперь, по рассекреченным документам Госбанка СССР, которые я изучил в архиве, выясняется, что 17815,147 кг золота по дороге исчезло. Эти тонны составляют 572770 тройских унций и постоянно растут в цене. На 1 ноября 2010 года они оценивались на лондонской бирже в $ 779.597.623,04.

Я изучил рассекреченные документы ревизии в банке, предпринятой 13-16 сентября 1918 года назначенными туда комиссарами. И по собранным ими банковским документам и результатам допросов служащих банка увидел такую картину.

7 августа к управляющему Казанским отделением Народного (государственного) банка Петру Марьину пришел адъютант Устякин и заявил, что назначенных большевиками начальников каппелевцы не признают. В это время в Казани шли расстрелы комиссаров и наиболее деятельных помощников большевиков. Над управляющим возникла смертельная угроза. Однако 8 августа прибывшие из Самары новые начальники – эсеры Фортунатов и Лебедев после долгих переговоров за закрытыми дверями оставили Марьина в живых и на должности.

В ответ Марьин организует вывоз золотого запаса в Самару, фальсифицирует отчетность по золоту так, чтобы было не разобрать, что к чему. В результате 21 августа на грузовики грузится часть золота и отправляется не на пристань – на пароходы, а в дремучий лес к северу от Казани. На обратном пути банковские экспедиторы попадают на красную засаду и почти все погибают. Крестьяне выхаживают лишь одного тяжелораненого поляка, а тот сообщает брату о месте захоронения золота.

С тех пор и по настоящее время это золото не могут найти. Материалы по этому делу хранятся под грифом «совершенно секретно» в Главном информационно-аналитическом центре МВД РФ".

Куда исчезло 17,8 тонны золота?

В последние годы татарстанские СМИ не раз писали о таинственном исчезновении из недр Казанского отделения Народного (государственного) банка части золотого запаса России. Как свидетельствуют банковские документы, тогда пропало 17815,147 кг золота. По современной цене - $720487730,53. По закону нашедший клад может положить себе в карман ровно половину. "Вечерняя Казань" намерена детально разобраться, откуда взялись, как и куда делись эти ценности.

Шок в суде Нью-Йорка

Впервые о золотом схроне под Казанью заговорили в 1928 году - сначала в Нью-Йорке, а затем в Москве.

- Мы прикупили бы у вас кое-какие технологические линии, - говорили советские дипломаты в США. - Например, конвейерное производство грузовиков господина Форда.

- Мы вам не верим, - отвечали финансисты на Западе. - Откроешь вам кредитную линию, а вы потом откажетесь платить по долгам, как это сделал Ленин в январе 1918 года...

Пришлось Госбанку СССР пойти на замысловатый шаг, пригласив иностранных партнеров, представить в суде доказательства прежних долгов России. То есть с уступками признать часть обязательств, чтобы получить в иностранных банках новые кредиты.

Запад на этот шаг пошел. В результате в 1928 году в Нью-Йорке с иском против Госбанка СССР выступили бывшие акционеры Русско-Азиатского банка. Они заявили, что в Казанском отделении Госбанка в смутное время революции и Гражданской войны оставили 51 ящик с 338 слитками золота на сумму 3246121,2 царского золотого рубля. Вес этих слитков составлял 2513,26 килограмма.

Юристы Госбанка в ответ засмеялись:

- Извините, Гражданская война была. Ваши же союзники по Антанте и вывозили все ценности из Казани. С покойных Каппеля и Колчака и спрашивайте.

Адвокаты истцов ждали такого ответа и, как фокусник из рукава, вытащили небьющийся карточный "джокер":

- В нашем распоряжении имеются свидетельства о том, что вывезено было не все золото, а лишь его часть. Причем немалое его количество военные власти запрятали под Казанью. На сей счет имеем не только показания участников, но и план золотого захоронения. И мы подозреваем, что слитки наших клиентов до сих пор дожидаются своих законных владельцев.

Юристы Госбанка СССР были в шоке. Они не знали, как парировать этот пассаж.

Срочно в Народный комиссариат финансов СССР, а оттуда в Казань летит запрос: найти информацию на интересующую тему. 26 апреля 1928 года нарком финансов Татарской республики Терский шлет в столицу секретную депешу, в которой подтверждает, что золото частных банков в Казани хранилось. Часть его в сентябре 1915 года вернулась в Петроград, а куда делось остальное (581 слиток) - неясно.

Суд пошел дальше, и 5 декабря 1929 года в Казань пришли разъяснения, что же хотят иметь советские юристы под рукой: "...появилась крайняя необходимость получить копии тех документов, которые относятся к продвижению партии золота, принадлежавшей частным банкам".

Позже выяснится, что на момент эвакуации из Казани, в августе 1918 года, в хранилище отделения покоились 698 ящиков с золотыми слитками. Но кто и куда вывез их и сколько из них принадлежало частным банкам?

Архивные документы, сваленные без разбора в Гостинодворской церкви, на задворках городского музея, никак не отвечали на эти вопросы. Лишь после разбора развала с тысячами папок и "дел" поверх слоя пыли стала проявляться картина, поразившая многих архивистов и банковских служащих...

Прием золота


Здание Казанского отделения Народного банка и его Золотая кладовая.

На 1 января 1918 года в Казанском отделении Народного (государственного) банка хранилось золота на сумму 132 млн 155 тыс. 538 рублей 77 копеек. Или 102 тонны 319,444 кг благородного металла...


...Днем управляющий отделением банка Петр Марьин признался банковскому комиссару Введенскому, что "слегка ошибся", занизив сумму наличных денег, имевшихся в хранилище... О чем он так яростно спорил прошедшей ночью с "помощником комиссара по выполнению поручения Совнаркома особой важности" Сергеем Измайловым. Как и Измайлов, Введенский понимал, что Марьин зачем-то врал несколько часов назад.

Но самое таинственное с оставшимися банковскими ценностями начало происходить в Казани во второй половине дня, когда стало понятно, что город будет сдан. Для людей, находящихся в здании банка, настали часы хаоса и искушений. Отправленные в банк комиссары и солдаты охранного отряда теперь думали о спасении своей жизни и отступлении; банковские служащие оказались наедине с тоннами золота. И решали для себя, что безопаснее: оставаться на мешках с ценностями или прятаться по квартирам в городе, где по улицам стреляют солдаты враждующих сторон...

В это время небольшая группа сотрудников банка ушла с работы. Может быть, вслед за красными, а может быть, и нет. Позже подчиненные доложили Марьину, что мародеры прихватили с собой небольшую часть золотых монет из хуже охраняемой "верхней" кладовой. Недостачу монет затем списали на пришлых грабителей, не объясняя посторонним, куда смотрели остававшиеся на месте вооруженные банковские караульные.

Сколько пропало золота тем вечером и кто на самом деле были эти мародеры - осталось неизвестно. Официальные банковские хроникеры говорят, что ущерб оказался "на удивление небольшим".

Невозможность установить точные цифры объяснялась слабым учетом прихода золота летом 1918 года. И подсказывала другим, что в период хаоса может исчезнуть любая часть драгоценностей...

Секреты Марьина

Однако небольшая неприятность с банковским золотом в период междувластия не шла ни в какое сравнение с той судьбой, которая ожидала оставшееся достояние республики.

Сначала все было понятно. 7 августа 1918 года в 7 часов утра под окнами Казанского отделения Народного банка уже стоял отряд из тридцати сербских легионеров из батальона Матии Благотича. С тех пор дальнейшая эвакуация ценностей из Казани находилась под неусыпным контролем новых властей.

Читателю важно знать, что 6-7 августа по заранее составленным спискам подполья в Казани искали большевиков и комиссаров и расстреливали их. В этой обстановке страха в кабинет управляющего явился адъютант командующего Народной армией Устякин и закатил скандал Марьину, заявив, что назначенных при большевиках управляющих новая власть не признает.

Этот скандал, напугавший всех в банке, сказался на ходе переговоров, которые 8 августа в кабинете Марьина провели "особоуполномоченные самарского Комуча" эсеры Борис Фортунатов и Владимир Лебедев. Переговоры были многочасовыми и тайными.

Что было произнесено в ходе них, исследователи вряд ли когда узнают. Но было понятно, что у Марьина оставался единственный выход ради спасения жизни - во всем соглашаться с новыми властями. Также ясно, что именно на этих переговорах обсуждался порядок вывоза золота из Казани. И именно в эти часы эсеры детально обговорили план вывоза части ценностей к северу от Казани. Это предположение основано на событиях, которые последовали за таинственными переговорами. Больше времени на обсуждения у сторон просто не оставалось.

А первым публичным результатом совещания стал приказ Фортунатова, который взял со стола управляющего лист бумаги и написал: "Управляющему Казанским отделением Государственного банка. Предлагаю Вам немедленно отправить в Самару пятнадцать миллионов рублей и в Симбирск пять миллионов рублей для подкрепления разменного капитала отделений Государственного банка". Собственный автограф скрепил внизу круглым оттиском личной печати...

...И тут началось самое интересное.

Первая баржа с золотом

Поскольку неудобного свидетеля в банке не было, для управляющего Марьина все шло как по маслу. 12 августа к казанской пристани причалила баржа "Марс", которой предстояло стать первым транспортом по перевозке золота.

Погрузка ценностей шла четко по тому плану эвакуации городскими трамваями, который разработали в банке Марьин вместе с комиссарами в первых числах августа. За неделю власть сменилась, но порядок действий сохранился.

"Не довольствуясь одним руководством эвакуацией, он входил во все мелочи работ по эвакуации, постоянно подгоняя и понуждая служащих банка к возможно более энергичной и продуктивной работе. Для этого он неоднократно прибегал к угрозам прибегнуть к помощи военных властей, угрожая гауптвахтой, арестами и даже расстрелом", - констатировали комиссары в сентябре 1918 года.

На самом деле процедура погрузки была следующей. В банк был прислан специальный отряд чехословацких легионеров. Его командиры постоянно находились в кабинете управляющего и следили за ним. Рядовые контролировали работу грузчиков-татар с казанских пристаней и младших служащих банка (сторожей, счетчиков, охранников), также участвовавших в эвакуации.

Для облегчения выгрузки легионеры проломили стену кладовой, смежную с нижним залом банка и имевшую выход в верхнюю кладовую. Отпуском из кладовых руководили контролеры Гусев и Доброхотов. По пути до вагонов трамвая были расставлены служащие, которые вели счет ящиков, мешков и сумок. Другие служащие сопровождали трамвайные вагоны на пристань, снабженные документами с указанием количества груза. Они обязаны были привозить расписку приемщика на пароходе. Когда заканчивалась погрузка парохода, старшему из командируемых вручалась сопроводительная бумага на имя самарской конторы Госбанка. На пароходе охрана состояла из внутреннего караула, который запирался в трюм на все время перехода, и наружного, с часовым у каждого люка; люки запломбировывались банковскими служащими, трюмы освещались.

Кроме того, при каждой отправке составлялись акты. Казалось бы, внешне все идет так же, как и при получении золотого груза. Но это была иллюзия.

"Товарищ (заместитель. - В.К.) управляющего военным ведомством Комуча" Владимир Лебедев 13 августа направил в банк Марьину "Предписание", которое гласило: "По техническим условиям можно погрузить не свыше 3000 пудов (48 тонн. - В.К.)". Но, судя по документам, фактически было загружено 15864,08 кг золотых монет. Почему? Да и о странных сопроводительных документах к этому пароходу мы еще поговорим. А пока отметим, что золото вывозили из Казани на пяти пароходах. Ко всем им в Казани сохранились сопроводительные документы, кроме первого. Странно.

Чтобы разобраться в этих нестыковках, придется познакомиться с подробностями того рейса. Экспедитором в первую командировку Марьин назначил помощника бухгалтера 2-го разряда Вячеслава Лепешинского, которому вместе со счетчиком Мироновым выдал на путевые издержки 2500 рублей. Лепешинский ехать отказался. Свидетелем разговора в кабинете управляющего стал присутствующий Лебедев.

"Слыша наш разговор, Лебедев спросил у управляющего, тот ли это запасной офицер, о котором они говорили, - вспоминал Лепешинский (Марьин просил новые власти не призывать из банка в "народную армию" служащих - офицеров запаса, поскольку для эвакуации золота работа сотрудников становилась стратегически важной. - В.К.). - Получив подтверждение, спросил мою фамилию и, вырвав из блокнота листок, написал на нем приблизительно следующее: "Чиновнику Госбанка офицеру запаса (подпоручику артиллерии в запасе. - В.К.) Лепешинскому. Приказываю Вам немедленно принять эшелон золота для сопровождения в Самарский Госбанк. Настоящее распоряжение отдается в порядке военного приказа. Военный министр Комуча Лебедев (дата)".

Я подписался и просил разрешения съездить домой за вещами. Лебедев отказал и приказал получить дорожные вещи через посыльного".

Помощник бухгалтера под конвоем был доставлен на пароход, обследовал надежность запоров и иллюминаторов и стал дожидаться счетчика Миронова на "золотых" трамваях. Но электротранспорт все не шел. Оказалось, что в Адмиралтейской слободе вагон, в котором следовал Миронов, обстреляли из пушки красные, и трамвай ретировался в банк...


Последний пароход с золотом - "Фельдмаршал Суворов"

http://www.aferizm.ru/histiry/his_zoloto-Kazani.htm


Золотой запас России

...Конечно, могут быть обнаружены и новые источники по проблеме золота России в целом. Однако, как представляется, суть сведений, со-держащихся в публикуемых ниже документах, останется неизменной. Эти документы очень информативны и, несомненно, войдут в широ-кий научный оборот. куда оно прибывало "под усиленным конвоем военных частей" так же было неизвестно. К тому же военные сами же и выгружали золото. Оно было в ящиках, монеты - в вещевых мешках. Ящики укладывались в кладовой № 44, часть слитков и монеты размещались в кладовой № 2. По свидетельству Оринина, при отправке же в Самару золото грузилось служащими и грузчиками на автомобили и в вагоны. Таким образом была нарушена секретность, созданы все условия для кражи уже в Казани. О такой же возможности свидетельствуют показания работавшего счетчиком и охранником С.Миронова. В первый день отгрузки золота, 10 августа 1918 года, вагоны были обстреляны и потому возвращены назад в банк. Обстрел, как явствует из показания управляющего Казанским отделением Госбанка П.А.Марьина, производился частями Красной Армии, пытав-шимися не допустить вывоза золота. Тем не менее груз был перегружен из вагонов в автомобили и отправлен другой дорогой. По прибытии рабочие перегрузили его на пароход. От самарской пристани до местного банка дорога также была непростой. Не менее сложным был путь золота в Омск. Суматохой в этих городах, связанной с систематической сменой властей, мог воспользоваться кто угодно. Наконец, со ссылкой на эту суматоху определенная часть драгоценностей могла быть попросту присвоена ответственными работниками.

С этой точки зрения представляют интерес публикуемые свидетельские показания Марьина и Лепешинского, сопровождавших золото из Казани в Самару, а оттуда - в Омск.

Ценность публикуемых документов заключается в том, что они переводят вопрос о нашумевшем золотом запасе России периода мировой войны и революции из области легенд на почву реальной действительности.

Золотой запас, в его возвращенном в особые кладовые Казанского отделения Госбанка объеме, вывезен в Москву в августе-сентябре 1921 года. Всего было отправлено 6 508 ящиков. А в республике в это время свирепствовал голод. Даже небольшой части золота хватило бы, что-бы спасти от голодной смерти десятки тысяч людей. Между тем "золотая" кладовая опустела.

Конечно, могут быть обнаружены и новые источники по проблеме золота России в целом. Однако, как представляется, суть сведений, содержащихся в публикуемых ниже документах, останется неизменной. Эти документы очень информативны и, несомненно, войдут в широкий научный оборот...


Докладная записка управляющему Казанской областной конторой Государственного банка от бывшего сотрудника Вячеслава Ивановича Лепешинского об эвакуации золотого запаса

1929 г.

На поставленные мне Вами в устной форме вопросы:
Даю следующие показания:

1. Обстоятельства эвакуации золотого запаса из Казани.
По взятии Казани белыми я оставался на службе в Госбанке и продолжал исполнение обязанностей пом[ощника] бухгалтера и в то же время - контролера внутренней охраны кладовой, организованной из служащих Госбанка, демобилизованных из армии, и из лиц, приглашенных со стороны по рекомендации служащих банка.

Нормальных операций в банке не было. Происходили только выдачи по требованию военных властей, и в первые же дни по взятии города была отправлена в Самарскую контору Госбанка крупная партия бумажных денег. Сумму и командированного не помню. Приблизительно через неделю управляющий отделением т.Марьин сказал мне, что получил приказание готовиться к эвакуации и объявил, что, если эвакуация начнется, то я буду сопровождать 1-й эшелон. Я просил освободить меня от командировки, ссылаясь на необходимость по семейным обстоятельствам в такое тревожное время оставаться в Казани. Т.Марьин обещал подыскать другого кандидата.

Еще через несколько дней я был вызван в Госбанк вечером к управляющему. В банке застал и других прибывших по вывозу служащих. В кабинете управляющего я увидел трех военных: военного министра Комуча Лебедева, начальника речной флотилии белых мичмана Ершова и начальника его штаба - старшего лейтенанта Фомина. Т.Марьин, отдавши приказания получить документы для сопровождения эшелона ценностей в Самару, который будет отправлен в этот же вечер. Я позволил себе напомнить управляющему его обещание не посылать меня, он в категорической форме повторил приказание.

Слыша наш разговор, Лебедев спросил у управляющего, тот ли этот запасный офицер, о котором он говорил, и, получив подтверждение, спросил мою фамилию и, вырвав из блокнота листок, написал на нем приблизи-тельно следующее: "Чиновнику Госбанка и офицеру запаса Лепешинскому. Приказываю Вам немедленно принять эшелон золота для сопровождения в Самарский Госбанк. Настоящее распоряжение отдается в порядке военного приказа. Военный министр Комуча Лебедев - (дата)".

Я подписался и просил разрешения съездить домой за вещами. Лебедев отказал и приказал получить дорожные вещи через посыльного. Когда я получил накладные, прочие документы и командировочные деньги, пред-ставители командования осматривали кладовые, наблюдали за начавшейся погрузкой золота в трамвайные вагоны и установили охрану их из при-бывшей какой-то части. Когда погрузка золота была в разгаре, они увезли меня на пристань и приказали осмотреть и приготовить трюм парохода по погрузке золота. Названия парохода я не помню. Тип пассажирский. На нем помещался штаб речной флотилии белых. Золото на пароходе должен был мне сдать счетчик Госбанка т.Миронов, который следовал с вагонами трамвая и должен был ехать дальше в Самару. Осмотрев трюм и убедившись, что все люки надежно закрыты, я долго ждал прибытия трамвайных вагонов, наконец тов.Миронов прибыл с тремя или 4 вагонами и рассказал, что эшелон по выходе из черты города попал под обстрел, часть вагонов повернула обратно, охрана разбежалась и оставшиеся на путях вагоны с большой задержкой подошли к пристани. Разгрузку вагонов, если не изменяет память, производила команда парохода. Сверка количества принятых на борт мешков с накладной показала, что прибыла лишь часть золота. Я просил командование доставить меня в банк, чтобы получить в накладной исправления. Под охраной на автомобиле я был доставлен в банк, где кончалась обратная разгрузка золота из возвратившихся вагонов, по сверке принятого мною золота и возвращенного в накладной было сделано исправление, и я был доставлен на пароход...

http://www.archive.gov.tatarstan.ru/magazine/go/anonymous/main/?path=mg:/numbers/1999_3_4/03/03_2/


По следам золотого эшелона

Допрос атамана


...После разгрома японской Квантунской армии в Маньчжурии в 1945 году советские контрразведчики сумели захватить едва ли не все руководство белой эмиграции. Это генералы Семенов, Власьевский, Бакшеев, а также активные деятели эмиграции Родзаевский, Ухтомский, Шепунов и другие. На допросе 13 августа 1946 года генерал-майор белой армии Власьевский давал такие показания: "Бело-казачьи формирования атамана Семенова приносили много несчастья населению. Они расстреливали заподозренных в чем-либо лиц, жгли деревни, грабили жителей... Особенно отличились в этом дивизии барона Унгерна и генерала Тирбаха, имевшие свои контрразведывательные службы, а также военные суды... Японцы были сторонниками жестоких мер против населения... Семенов и его войска почти полностью финансировались японцами, и мы были во всем от них зависимы... Я также контактировал с японцами по поводу получения средств на содержание атаманского двора и личные расходы Семенова. На эти нужды японцы отпускали 10-15 тысяч золотых иен. Наряду с этим на содержание всех белогвардейских формирований Семенова японцы отпускали ежемесячно 300 тысяч золотых иен."

Сам Семенов на допросе 13 августа 1946 года показал: "От японцев в период гражданской воины мною было получено 4 миллиона иен, которые я использовал на нужды белой армии"... Щедрыми были японцы, кормя и вооружая десятки тысяч бежавших с родины русских вояк? А может быть, не жалели средств потому, что просто снимали банковские проценты с романовского золота или рассчитывались тем разовым золотом, которое им сдавали белые генералы и атаманы на хранение?

Конечно же, от Семенова на допросах настойчиво пытались добиться ответа на вопрос: куда девалось богатство золотого эшелона Колчака ? Он признается: "Из того количества 22 миллиона при моем отступлении из Читы были переданы на станции Маньчжурия начальником моей личной канцелярии полковником Мироновым представителю японского главного командования полковнику Исооме на хранение, о чем имеется специальное соглашение, подписанное мной и Исооме. В 1925-1926 гг. премьер-министр японского правительства барон Танака попросил у меня подлинник этого соглашения, якобы с целью разбора вопроса о деньгах, а на самом деле соглашение у меня было отобрано и не возвращено. В моем распоряжении осталась фотография соглашения, ныне хранящаяся в Шанхай-Гонконгском банке в сейфе на имя китайского журналиста Вен-Ен-Тана, являющегося моим доверенным лицом".

Григорий Михайлович обладал завидной памятью, особенно если дело касалось темы денег, золота. Он припомнил одиннадцать миллионов золотых рублей, переданных в распоряжение читинского казначейства для обеспечения местных банкнот. В 1920 году эта часть золотого запаса была увезена на бронепоездах, которыми командовали Бойко и Вдовенко, на станцию Маньчжурия, где ее сдали все тому же полковнику Исооме. Одиннадцать миллионов Семенов израсходовал на нужды белой армии, а часть была захвачена китайцами. 20 пудов золота в марте 1920 года были задержаны китайскими властями на Харбинской таможне и конфискованы по распоряжению Чжан Цзо-Линя, генерал-губернатора трех китайских провинций в Маньчжурии, 326 тысяч золотых рублей в ноябре 1926 года захватил в Хайларе генерал-губернатор Цицикарской провинции У Цзы-Чен.

Григорий Михайлович припоминал и более давнее прошлое... 81 миллион золотых рублей еще сам адмирал Колчак сдал в английский Гонконг-Шанхайский банк . Но получить эти деньги Семенову не удалось, хотя у него были все права на это. ...Мне известно, - говорил он на допросе, - что в банке осталось 50 миллионов, а остальные англичане реализовали якобы за поставки, сделанные Колчаку...

http://history.ntagil.ru/5_3_33.htm

"Безопасность полетов начинается на земле!"
Бывший авиамеханик, ныне - Поручик запаса.
Спасибо: 6 
ПрофильЦитата Ответить
Подполковник


Сообщение: 62
Настроение: пенсионно-ностальгическое
Зарегистрирован: 03.05.11
Откуда: Россия, Северодвинск
ссылка на сообщение  Отправлено: 15.01.12 20:23. Заголовок: Гвардии полковник К.Андреев из Разведуправления 2-го Прибалтийского фронта.


В номере 12 за 2011 год журнала "Братишка" на страницах 0-43 статья Сергея Монетчикова "Войсковая разведка.Боевой опыт": "Опираясь на колоссальный боевой опыт, наработанный в ходе Великой Отечественной войны, на её заключительном этапе, Разведывательное управление Красной Армии взялось за совершенствование службы войсковой разведки.

Осенью 1944 года состоялся фронтовой слёт разведчиков 2-го Прибалтийского фронта, посвящённый обсуждению всех аспектов и проблем, стоящих перед службой войсковой разведки в котором принимали участие практически все старшие офицеры разведывательных отделов армии из состава этого фронта. На этом совещании выступили старшие офицеры Разведуправления фронта гвардии полковник К.Андреев, гвардии подполковник Ф.Ракитский, гвардии майор Б.Голиков, капитан Маслянский. Девизом этого совещания стал наказ Верховного главнокомандующего И.В.Сталина: "Изучать противника, улучшать разведку - глаза и уши армии, помнить, что без этого нельзя бить врага наверняка".

Боевой опыт советской службы войсковой разведки периода Великой Отечественной войны, представляет бесспорный интерес для специалистов, поскольку многие проблемы, характерные для войсковой разведки в то время, и сегодня остаются актуальными как для разведывательных частей и подразделений Российской армии, так и для частей и подразделений специального назначения спецслужб и правоохранительных органов...

Гвардии полковник К.Андреев и гвардии подполковник Ф.Ракитский привели несколько показательных примеров боевых действий разведывательных групп из состав 52-й гвардейской дивизии при расположении противника в укреплённом районе с широко развитой системой траншей и ДЗОТов в ходе Невельской наступательной операции в октябре-ноябре 1943 года"

Спасибо: 9 
ПрофильЦитата Ответить
Старший лейтенант




Сообщение: 622
Настроение: Боевое
Зарегистрирован: 01.02.10
Откуда: Россия, Москва
ссылка на сообщение  Отправлено: 16.01.12 09:19. Заголовок: Спасибо Евгений! Я ..


Спасибо Евгений!

Я уже писал, что пока умышленно не упоминал об однофамильцах - героях Великой Отечественной, поскольку эта информация недавняя, еще относительно свежая, можно сказать, "лежит на поверхности" - в открытом доступе.

Загляните в Википедию.

Список Героев Советского Союза (далеко не полный)

Андреев, Александр Васильевич
Андреев, Алексей Дмитриевич
Андреев, Алексей Сергеевич
Андреев, Анатолий Михайлович
Андреев, Андрей Иванович
Андреев, Андрей Матвеевич
Андреев, Василий Алексеевич
Андреев, Василий Аполлонович
Андреев, Виктор Михайлович
Андреев, Владимир Григорьевич
Андреев, Георгий Федосеевич
Андреев, Герман Иванович
Андреев, Григорий Макарович
Андреев, Евгений Николаевич (парашютист)
Андреев, Иван Ефимович
Андреев, Иван Фёдорович
Андреев, Кесарь Фёдорович
Андреев, Кирилл Дементьевич
Андреев, Михаил Александрович
Андреев, Николай Михайлович
Андреев, Николай Павлович (Герой Советского Союза)
Андреев, Николай Родионович
Андреев, Николай Трофимович
Андреев, Николай Фёдорович
Андреев, Пётр Кузьмич
Андреев, Семён Алексеевич
Андреев, Филипп Михайлович

Андреевы - Герои Советского Союза

Миронов, Алексей Афанасьевич
Миронов, Виктор Петрович
Миронов, Михаил Яковлевич
Миронов, Павел Васильевич

Мироновы - Герои Советского Союза


Кстати, у офицера разведуправления 1-го Белорусского фронта гвардии полковника (1945) К. Г. Андреева был тезка (по крайней мере по инициалам) - летчик с довольно не простой судьбой...


Судьбою несломленные



...Интересна судьба еще одного морского летчика Константина Григорьевича Андреева.

Из журнала боевых действий ВВС КБФ: «22 сентября 1941 года. …В 15.00 бомбардировщики противника общим числом 38, в сопровождении 30-и истребителей, направлявшиеся бомбить Кронштадт, пролетали над полуостровом Ханко. Им навстречу взлетело 18 наших истребителей. В ходе боя советские летчики сбили 7 вражеских бомбардировщиков и один истребитель. Наши потери два самолета…».

Младший лейтенант Андреев К.Г., летчик 13-го истребительного авиаполка ВВС КБФ, 22 сентября 1941 года был подбит в воздушном бою над островами Финского залива и совершил вынужденную посадку на острове Абрука (остров в Финском заливе к востоку от острова Эзель). В штабе полка не вернувшегося с боевого задания Константина Андреева посчитали пропавшим без вести.

Но спустя какое-то время место вынужденной посадки было обнаружено, и тяжелораненого пилота перевезли в советский госпиталь, который находился на острове Эзель. Именно с этого момента начались удивительные метаморфозы. Очнувшись после контузии, полученной при вынужденной посадке, и потеряв на время память, Константин Григорьевич узнал, что находится в советском госпитале, но уже в плену! Дело оказалось в том, что пока он находился бессознательном состоянии, наши войска эвакуировались с острова Эзель. А из-за нехватки транспортных средств на острове оставили всех раненых вместе с обслуживающим персоналом госпиталя. Запись воспоминаний Константина Григорьевича Андреева сделал Андрей Диков, занимающейся историей авиации Краснознаменного Балтийского Флота: «…А уже очнулся я в госпитале, на полу… я уже в плену был, в своем госпитале. И весь медперсонал в госпитале оказался в плену. Меня когда сбили. Я не говорил, не ходил, без сознания был, ничего не понимал, что такое. Я говорю:
- Где мы находимся?
- В госпитале.
- А что такое госпиталь?
- Здесь раненые.
- А как это раненые?
- Сейчас война.
- А что такое война?
- С немцами.
- А что такое немец? – Все для меня было новое…»

В конце 1941 года всех военнопленных захваченных на острове Эзель немцы вывезли на «Большую землю». Через многие лагеря пришлось пройти контуженному и с не полностью вернувшейся памятью летчику Константину Андрееву. И только в 1945 году их лагерь был освобожден союзниками - американскими войсками. Пройдя проверку, Константин Григорьевич вернулся в Ленинград, где с большим трудом устроился работать на автобазу только в 1946 году. И только после войны он узнал, что в 1942 году, уже находясь в плену, был награжден орденом Красного Знамени за сбитые в 1941 году вражеские самолеты.

http://www.airforce.ru/history/ww2/captivity/captivity_2.htm

"Безопасность полетов начинается на земле!"
Бывший авиамеханик, ныне - Поручик запаса.
Спасибо: 7 
ПрофильЦитата Ответить
Старший лейтенант




Сообщение: 626
Настроение: Боевое
Зарегистрирован: 01.02.10
Откуда: Россия, Москва
ссылка на сообщение  Отправлено: 23.01.12 11:25. Заголовок: Радиоразведка против..


Радиоразведка против авиации противника. 1941-45 г

Формирование радиополка "ОСНАЗ" ГККА


10 июня 1942 года в жизни Дивизиона произошли события исключительной важности. Учитывая, что работа нашего Дивизиона в период битвы за Москву получила положительную оценку, особенно по предупреждению о налетах авиации противника на нашу столицу, Генеральным штабом было принято решение об увеличении сил и средств радиоразведчастей, находящихся в непосредственном подчинении Главного Командования Красной Армии.

С этой целью, на базе нашего 490 ОРД «ОСНАЗ» ГККА, был сформирован 1-й Отдельный Радиополк «ОСНАЗ» Главного Командования Красной Армии. Это решение было закреплено Директивой Генерального штаба от 10 июня 1942 г.

Для формирования был отозван из Ташкента 396 ОРД «ОСНАЗ».

В состав Первого ОРП «ОСНАЗ» ГККА входило три Дивизиона. 1-й Дивизион 1-го ОРП «ОСНАЗ» ГККА - по наблюдению за деятельностью авиации противника; 2 и 3 Дивизионы – по наблюдению за сухопутными родами войск немецкой армии.

Командиром Полка был назначен полковник Миронов Иван Миронович, награжденный орденом Красной Звезды за заслуги в Испанских событиях 1938-39 гг. Прибыл он из Ленинграда, где работал до этого в разведотделе штаба округа. Это был человек с присущими только ему своими качествами. Он был небольшого роста, и чтобы сгладить как-то этот недостаток, носил сапоги на высоких каблуках. Коротко подстриженные седые волосы, зачесанные с боковым пробором, овальное, суровое на вид, красновато-розового цвета лицо. Командир всегда был одет в хорошо подогнанную военную форму, внешне подтянут и аккуратен, быстр, подвижен и энергичен, работоспособен и обладал хорошими организаторскими способностями. По характеру он вспыльчив, но быстро отходчив, строг, требователен, но в то же время внимателен к подчиненным. И хотя в то время ему было всего только 41 год, мы все про себя его называли «батей». Ведь нам тогда было только по 20-25 лет...

Встреча с английскими радиоразведчиками.

Посещение английской делегации - первый из них. Известно, что и Англия и США были наши союзники по борьбе с фашистской Германией.

Во второй половине июня в Полк прибыли два офицера английской армии: полковник из Управления разведки и его переводчик в звании капитана, с типичной русской внешностью и хорошо владеющий нашим языком. Мы про себя его окрестили "русским белогвардейцем".

О приезде делегации нас предупредили заблаговременно и к нему мы были готовы. Нас предупредили, чтобы на вопросы полковника отвечали только на русском языке через переводчика. Вступать в разговор и тем более на английском языке было категорически запрещено уполномоченным Особого отдела при нашей части.

Вообще приезд английской делегации намечался в начале июня, когда мы ещё находились в Ленино-Дачное. Нo появление англичан на территории Центральной радиостанции, где мы в то время располагались, было нежелательно. "Засветить" её работу перед англичанами не входило в планы нашего Генерального штаба, так как ЦРС выполняла задачу по наблюдению за деятельностью служб дипкорпуса США и Англии. Поэтому посещение делегации было перенесено на вторую половину июня, когда мы были уже на новом месте - в п. Черёмушки.

Цель приезда делегации - знакомство и обмен опытом по организации радиоразведки за деятельностью авиации противника на всех участках Советско-немецкого фронта и других континентах.

У нас в Оперативном отделении англичане появились около 10 часов утра в сопровождении командира полка полковника Миронова И.М. По моей команде мы поприветствовали вошедших стоя, каждый за своим рабочим местом.

Иван Миронович пригласил делегацию вначале к моему столу и представил:
- Начальник Оперативного отделения Первого Дивизиона старший лейтенант Желамский.
Я приветствовал полковника стоя по стойке "смирно". Он кивком головы ответил на приветствие и, бросив взгляд на лежащую на столе развёрнутую книгу (в ней был обозначен аэродром Смоленск и группы базирующихся на нём самолетов), произнёс по-английски:
- It is Smolensc?
- Yes? - ответил я машинально по-английски и тут же, спохватившись, умолк.
Полковник, посмотрев на висевшую карту, спросил:
- А как вы учитываете кривизну земли при прокладке пеленга на далёкие радиостанции?

Я ответил, что специальных карт с поправкой на кривизну земли у нас нет, поэтому она не учитывается. Полковник повернулся к своему капитану и что-то произнёс по-английски. Капитан сделал пометку в своём блокноте и обращаясь ко мне сообщил, что полковник пообещал помочь Вам - прислать такие карты. Но обещание так и повисло в воздухе. Карты мы их не получили, да и не очень в них нуждались.

Когда полковник отошёл от моего стола, капитан на мгновение задержался, посмотрел на меня, как-то доброжелательно, с улыбкой на лице подмигнул и, ничего не говоря, подошёл к своему шефу, который уже стоял с Иваном Мироновичем у стола Леуского. Так они побывали у каждого рабочего места, знакомясь с нами...

...Полковник выразил своё удовлетворение визитом и поблагодарил Ивана Мироновича Миронова и всех остальных за содействие его успешному осуществлению: "У вас есть много хорошего, которое вполне можно применить и в нашей армии, и сказал он в заключении, - и особенно прекрасная организация работы по предупреждению о налётах авиации противника. А переговорное устройство - это новинка не только для вас, но и для нашей радиоразведки".

К вечеру, в хорошем настроении, делегация покинула наш полк и выехала в Москву, в Главное Управление Генштаба.

Начальник ГРУ в первом дивизионе.

Вторым событием 1942 года, отложившимся в моей памяти, был день посещения Радиополка и нашего 1 дивизиона Начальником Разведывательного управления Генштаба генерал-полковником Кузнецовым Фёдором Фёдоровичем.

Это было в середине октября. Командир полка полковник Миронов вызвал меня в свой кабинет и сообщил:
- К нам выехал начальник Разведуправления Генштаба генерал-полковник Кузнецов. Главная цель приезда – знакомство с работой вашего 1 Дивизиона. Первым будет посещение Приёмного центра. Капитан Мотин уже предупреждён. Он будет нас там встречать. Вы ждите нас в Оперативном отделении и не покидайте его до нашего приезда. Будьте готовы к докладу генералу об оперативной авиационной обстановке противника.

Возвратившись в ОПО, я объявил об этом визите своим подчинённым, Генерал Кузнецов находился уже в Приёмном центре. Через минут 20 по телефону передали, что начальство выехало в штаб.

Не прошло и 10 минут, как распахнулась входная дверь и в ней появилась высокая, полная, но довольно-таки стройная фигура военного в звании генерал-полковника. За ним следовал командир полка полковник Миронов. Я поднялся из-за стола и, подойдя к генералу, доложил:
- Начальник Оперативного отделения 1-го Дивизиона 1-го Отдельного Радиополка "ОСНАЗ" Главного Командования Красной Армии старший лейтенант Желамский. Дивизион выполняет задачу по наблюдению за деятельностью авиации противника на всём Советско-немецком фронте и других континентах.

Генерал Кузнецов поздоровавшись со мной за руку, посмотрел на висевшую карту с нанесённой на ней линией фронта, сетью аэродромов противника и местами размещения наших радиопунктов, попросил меня подойти к ней и доложить авиационную обстановку. Внимательно слушая мой доклад, генерал стоял полуоборотом ко мне и к карте, скрестив руки над своим полным животом, вертел двумя большими пальцами, как будто наматывал клубок ниток, при этом тихо произносил: так, так, так. Иногда он прикрывал глаза, как будто осмысливая содержание моего доклада, в то же время внимательно оглядывая карту с нанесённой обстановкой.

В процессе доклада Кузнецов задал несколько вопросов, на которые я давал, по возможности, исчерпывающие ответы. Судя по его реакции, моими ответами и докладом генерал был удовлетворён. В конце он обратился к полковнику Миронову:
- Иван Миронович! Я удовлетворен посещением вашего 1 дивизиона. И Приёмный центр Дивизиона, и его штаб - Оперативное отделение во главе со старшим лейтенантом Желамским проделали колоссальную работу по выявлению аэродромной сети немецкой армии и деятельности её авиации. У вас прекрасный офицерский состав и солдаты. Надо отметить достойных. Подготовьте материал к награждению и представьте его в Разведуправление Генштаба.

Иван Миронович, с присущей ему почтительностью, приняв стойку "смирно" произнёс:
- Есть, есть товарищ генерал, будет сделано.
Уходя генерал пожал мне руку и на прощанье просто сказал:
- Спасибо Вам.
Проводив генерала Кузнецова, полковник Миронов поднимался к себе в кабинет и, проходя мимо ОПО, приоткрыв дверь, пригласил меня к себе. В кабинете я увидел полковника в хорошем расположении духа и приподнятом настроении. Он был оживлён, подвижен, снисходительно благосклонен, добродушно вступил в разговор, желая поделиться со мной своими впечатлениями о результатах визита генерала. Чувствовалось, что обе стороны остались довольны этим визитом. Желая как-то выразить свою признательность ко мне, он взял меня за локоть и, перейди на "ты", по-отечески произнёс:
- Спасибо тебе за всё, - и, как будто, устыдившись своей сентиментальности, поспешно, но спокойно сказал, - ну, ладно иди, иди работай..
Я повернулся и вышел из кабинета.

Пожелание генерала Кузнецова о представлении материала к награждению полковник Миронов выполнил. В январе 1943 года первая группа офицеров и солдат Полка Указом Президиума Верховного Совета СССР была награждена орденами и медалями.

Орденом Красной Звезды были награждены командир полка полковник Миронов, начальник ОПО I Дивизиона ст. лейтенант Желамский, начальник ПЦ Дивизиона капитан Мотин, политрук ПЦ лейтенант Оберган и радиотехник ст. лейтенант Киселёв. Медалями "За боевые заслуги" награждены некоторые радисты Приёмного центра нашего Дивизиона.

В один из январских дней 1943 года ордена "Красной Звезды" нам были вручены в Кремле М.И. Калининым, о чём осталась на память фотография - групповой снимок награждённых с М.И.Калининым.

В полку нас все поздравляли с получением правительственных наград. Это было приятное и волнующее событие. Первые 5 человек из Полка отмечены правительственными наградами, а трое из них - я, Мотин, Оберган - из 1-го Дивизиона, это большая честь для нас, и это говорит о том, что Дивизион успешно справляется со своей задачей по наблюдению за деятельностью авиации противника...


1 отдельная радиобригада "ОСНАЗ"
Ставки Верховного Главного Командования.


Наблюдая за деятельностью авиации противника на всём Советско-немецком фронте от Балтийского до Черноморского морей, когда одновременно в воздухе находилось по несколько десятков групп самолётов, вылетающих с разных аэродромов, мы вынуждены были констатировать тот факт, что средств для перехвата их работы у нас было явно недостаточно. Количество одновременно работающих радиосетей превышало число наших радиоприёмников, с помощью которых мы обеспечивали поиск и перехват самолётных и аэродромных радиостанций.

Вплотную встал вопрос об увеличении сил и средств для наблюдения за деятельностью авиации противника.
Это обстоятельство явилось одной из многих причин к принятию решения Генштабом о формировании 1-й Отдельной радио бригады "ОСНАЗ".

В августе 1944 года на базе 1-го ОРП "ОСНАЗ" ГККА, впервые в истории радиоразведки было сформировано радиоразведсоединение - 1-я Отдельная радиобригада "OСHA3" Ставки Верховного Главного Командования /1 ОРБ "ОСНАЗ" СВГК/ в составе пяти Отдельных Радиодивизионов:
91 Отдельный радиодивизион тяжелого типа 1-й ОРБ "ОСНАЗ" СВГК. Командиром его стал командир нашего Дивизиона пп. Подовинников.
92 Отдельный радиодивизион тяжелого типа 1-й ОРБ "ОСНАЗ" СВГК. Командир - пп Колеров.
94 Отдельный радиодивизион среднего типа 1-й ОРБ "ОСНАЗ" СВГК. Командир - пп Акулин.
95 Отдельный радиодивизион Специального назначения 1-й ОРБ "ОСНАЗ" СВГК. Командир - пп Ефремов В.Ф.
97 Отдельный радиодивизион среднего типа 1-и ОРБ "ОСНАЗ" СВГК. командир Дивизиона п-к Гамратов.

Командиром Бригады назначен командир 1-го ОРП "ОСНАЗ" полковник Миронов И.М.
Зам. командира Бригады назначен бывший командир учебного Полка полковник Абросимов.
Начальником политотдела – п-к Степанов B.C.
Зам командира Бригады по тех.части – п/п Шмырёв П.С.
Начальник штаба Бригады - п-к Юрков.
Начальник оперативного отделения Бригады – п/п Мухин...


...В первой половине апреля 1945 года в жизни 95 ОРД, как и всех дивизионов 1-й ОРБ "ОСНАЗ", произошло очень важное событие - вручение Знамён.

Вручать Знамена 91, 92, 93, 94, 95 и 97 Отдельным Дивизионам Генштабом было поручено командиру 1 Отдельной Радиобригады "ОСНАЗ" СВГК генерал-майору Миронову Ивану Мироновичу. Для этой цели Иван Миронович выехал из Москвы в районы дислокации Дивизионов.

Знамена нашим Дивизионам вручили. Вручены также были медали нашим радистам и радисткам, награждённым за успехи в работе по наблюдению за деятельностью авиации противника.

Приказом по 95 ОРД был определён в штабе круглосуточный пост № I по охране Знамени части...

...Отечественная война всколыхнула весь советский народ. На защиту своей родной Страны Советов грудью встали не только мужчины всех возрастов, но и женщины.

В наших радиоразведчастях их было множество и все они тогда были молодыми.

Боевые успехи радиочастей "ОСНАЗ" в годы войны являются доказательством того, что радиоразведка в целом себя оправдала.

И мы, представители этой военной службы, горды тем, что свой долг выполнили с честью.

Красноречиво об этом говорят и строки из стихотворения Павла Уфимцева, начальника секретной части нашего Дивизиона в годы войны:

Бригаду нашу фронтовую
Душевно в сердце мы несем,
Родную нам и боевую
Всегда «Мироновской» зовем.

Пусть седина нас побелила,
Мы будем помнить вместе с ней
Друзей – разведчиков эфира,
Однополчан военных дней.

В огне войны не шли в штыки,
«Ура, ура» – мы не кричали,
Лишь наши уши «ти»-«та»-«ти»
Все сутки четко принимали.

Круша эфирные преграды,
Мы у пехоты не в долгу,
Как смертоносные снаряды
Бросали пеленг по врагу.

Мы слышали почти полмира,
Врага любой ловили след!
Хвала разведчикам эфира –
Однополчанам грозных лет!



Бессмертен подвиг тех,
кто боролся и победил фашизм!

ЭТОТ ПОДВИГ БУДЕТ ЖИТЬ В ВЕКАХ!

http://www.proza.ru/2010/01/05/1062

"Безопасность полетов начинается на земле!"
Бывший авиамеханик, ныне - Поручик запаса.
Спасибо: 7 
ПрофильЦитата Ответить
Старший лейтенант




Сообщение: 628
Настроение: Боевое
Зарегистрирован: 01.02.10
Откуда: Россия, Москва
ссылка на сообщение  Отправлено: 25.01.12 11:16. Заголовок: Уголовная и политиче..


Уголовная и политическая преступность азиатских мигрантов

Динамика и причины роста китайского бандитизма (хунхузничество) на русском Дальнем Востоке

Хунхузничество.


Хунхузничество или китайский бандитизм делился на внутренний и внешний. Интенсивность бандитизма зависела от времени года, обычно она усиливалась летом в период сбора в Приморье опийного мака и его транспортировки в Китай. Производство опиума и морфия в Приморье вело к появлению такого типа преступника как вор-наркоман. Среди китайской городской преступности начала ХХ в. почти 50% преступлений совершалось в состоянии наркотического опьянения. Был развит как наркоторговый, так и приисковый бандитизм. Он был связан с контрабандой золота и грабежом контрабандистов.

Первые, отложившиеся в архивах сведения о боевых столкновениях российских войск с хунхузами (китайцами, совершавшими преступления в форме бандитизма, грабежа и разбоя), относятся к 1867 г. Тогда около селения Илихэ (левый берег Амура), манзы стали добывать золото, но были разогнаны российскими властями. Более сложной была ситуация на острове Аскольд. В 1868 г. там собралось до 1000 старателей, оказавших сопротивление российской полиции. Поэтому военный губернатор Приморской области распорядился отрядить капитан-лейтенанта Яманина с отрядом на Аскольд для прекращения "тайной разработки золота". Правда военная экспедиция задержала только 7 человек, всем остальным удалось перебраться на материк и скрыться.

Объединившись с местными манзами, китайцы сожгли 3 российских села - Никольское, Суйфунское и Шкотово. Российское население частично было перебито, частично бежало. Китайцами был уничтожен русский пост на реке Стрелке.

Русские военные отряды настигли китайцев в районе полустанка Дубинский. Во время трехчасовой перестрелки тысячный китайский отряд был обойден русской ротой и контратакован. Разбитые китайцы-инсургенты в панике отступили, а русские войска, утомленные боем, их не преследовали...

Китайцы бежали в район болот. Там они укрылись в притоках рек за густыми зарослями камыша. Российские войска тогда уничтожили их промысловые фанзы. По показаниям китайцев только одна фанза уцелела недалеко от устья Ле-фу при впадении в нее реки Нинсагоу...

После этого российские войска взяли под контроль три дороги, по которым китайцы могли уйти в пределы Цинской империи. Первая шла из деревни Беда-цинзи на Сунгари, вторая находилась между военными постами Встречным и Утесным, третья начиналась в селе Никольском...

Подавляя восстание манзового населения, российские власти стали передавать их участки новым русским переселенцам. Китайцам Приморья было запрещено селиться около российских почтовых станций...

Несмотря на этот достаточно значительный этнический конфликт, до конца 70-х гг. ХIХ в. проблема присутствия китайских бандитов на русском Дальнем Востоке не беспокоила местную администрацию.

Однако начиная с 1878 г., началось новое бесконтрольное проникновение китайцев-отходников на российскую территорию, которое сопровождалось резким увеличением числа случаев угона скота и разбоя...

В июне-июле 1880г. китайскими подданными была сделаны повреждена телеграфная линия между станциями Низменной и Благовещенском. Подозреваемые в диверсии китайцы были арестованы. В декабре 1880 г. они, на основании 8-й и 10-й статьи Пекинского договора 1860 г., были переданы цинской стороне (Айгуньскому правителю) для наказания. Но китайские власти отказались преследовать своих подданных.

Таким образом, борьба с преступностью осложнялась тем, что согласно Пекинскому договору китайцы Амурской области в случае совершениями ими преступления подлежали юрисдикции китайских властей. Однако китайские власти порой не только не наказывали преступников, но и не препятствовали им во вторичном въезде в Россию.

Так, кяхтинский пограничный комиссар в 1880 г. выслал в Китай из селения Камень-Рыбалово за содержание игорного дома манзу Цау Фунсяна. Поскольку по китайским законам игра не являлась преступлениям, китаец не только не был наказан, но и вошел в свиту генерала Чуньлиня, как переводчик и специалист по России. Этот китаец выступал в качестве разведчика, посещая российское приграничье...

Столкновения российских и китайских войск, охотившихся на китайских бандитов - хунхузов в районе русско-китайской границы, проблема преследование преступников на чужой территории стали предметом обсуждения Южно-Уссурийского пограничного комиссара и Хунчунского фуцутана (фудутана) в октябре 1881 г. Однако эти переговоры не дали особого результата, поскольку в ноябре 1881 г. в Посьет прибыл китайский чиновник третей степени Лаицзинь Юн (так в документе, наверное Ли Цзинюн.-В.С.), постаравшийся самостоятельно организовать среди китайского населения отряды самообороны, направленные против хунхузов. По распоряжению главы области генерала Баранова китайскому чиновнику запретили создавать какие-либо незаконные вооруженные формирования и разрешили лишь жить на положении частного лица во Владивостоке...

Тем временем во Владивостоке были арестованы 45 китайцев по обвинению в разбойных нападениях и организации азартных игр. Губернатор Владивостока адмирал Фельдгаузен, телеграммой от 8 ноября 1881 г. просил губернатора Приморского края указать, как ему поступить с преступниками - наказать их по законам Российской империи или выслать на основании Пекинского договора в Дайцинское (Китайское) государство? Не имея на этот счет вышестоящих распоряжений, генерал-майор Баранов рекомендовал руководствоваться предписанием М.С.Корсакова от 20.08.1869 г. за №170, повелевшего всех китайцев в Приморье считать русскими подданными, но в случае преступлений наказывать по согласованию с китайскими властями...

После этого генерал-майор Баранов телеграфировал в Иркутск о появлении на острове Русском партии хунхузов и своем решении отрядить туда два отряда в 30 и 60 человек, под командованием подполковника Рябикова. Результатом специального рейда русского отряда стало задержание 14 хунхузов, в том числе двух известных предводителей: Шана и И Юна. На острове были уничтожены опиекурильные притоны и дома для проведения азартных игр...

Энергичные действия российских властей и поимка хунхузов была вызвана убийством последними пяти корейцев, шести китайцев и "дерзким нападением на шлюпки, занимавшиеся каботажем в российских пределах, с требованием выкупа под угрозой смерти". Всего было уличено в преступной деятельности и привлечено к ответственности за бандитизм по этому делу 20 китайцев...

14 ноября отряд, состоящий из казаков 6-й сотни Уссурийского войска, арестовал 67 хунхузов, в том числе и семерых разыскиваемых за убийство земской полицией края. При захвате отряда хунхузов было применено холодное оружие. Казаками было изъято 6 ружей, 1 винчестер, 1 револьвер и две сабли. При аресте 1 китаец был убит и один тяжело ранен...

В ноябре 1881 г. при нападении хунхузов на селение Мохэ там оказался отряд топографа Роханского. Три хунхуза погибло. Солдатами при преследовании этой банды был убит еще один хунхуз.

Взятые в плен китайские преступники 20 ноября, на основании распоряжения генерал-майора Баранова, были отосланы на границу в село Никольское, где их и показания 50 пострадавших китайцев и корейцев должны были передать Хунчунскому фуцутану.

Однако уже 24 ноября 1881 г. генерал-губернатор Восточной Сибири Д.Г.Анучин, находившийся в Петербурге, телеграфировал в Хабаровск, что хунхузов не стоит передавать цинским властям, а надо самим провести следствие и наказать бандитов...

Последнее распоряжение главы края обусловливалось особенностями трактовки 8-й статьи Пекинского договора. По мнению региональной администрации, в договоре говорилось только о взаимоотношениях россиян и китайцев на территории Срединного государства и ничего не было сказано об экстерриториальности китайцев в России...

Тем временем из 45 арестованных во Владивостоке китайцев 22 (из 25 арестованных за содержание игорных домов) были выпущены на свободу, после внесения штрафа. В Никольском были оставлены только 20 хунхузов и те содержатели игорных домов, которых подозревали в связи с бандитами...

Что касается 67 бандитов, то выяснилось следующее. Убийства и грабежи осуществляли 8 человек, остальные 59 укрывали преступников...

Кроме того, 11-го июня было задержано 11 хунхузов с оружием в заливе Петра Великого. На следствии выяснилось, что китайцы ограбили 28 манз, шестерых утопили, бросив их в воду связанными. Оставшиеся в живых 22 китайца дали показания. Китайцев-бандитов судили в Николаевске...

Помимо этих китайцев к уголовному суду зимой 1881/82 гг. были привлечены 2 китайца по доносам местных манз и 3 китайца за угрозы, сделанные ими корейцам. Следует отметить, что провести полноценное следствие в то время не представлялось возможным из-за отсутствия переводчика и противоречий, которые разделяли иммигрантов, порой наговаривавших друг на друга. Данная проблема заставила тогда же Амурского губернатора просить 600 руб. для оплаты работы 5 переводчикам, привлекаемым к следствию...

К концу декабря 1881 г. в Никольской тюрьме, несмотря на неоднократные обращения цинских властей, требовавших выдать ее подданных, содержался 91 китаец...

Китайские власти предпринимали неоднократные обращения к пограничному комиссару, в которых выступали против того, чтобы китайцы-хунхузы были осуждены по российским законам к каторжным работам и сосланы на Сахалин. Однако российская пограничная администрация, отклоняла эти предложения, поскольку сотрудничество с китайскими правоохранительными органами ранее не приносило никакого эффекта. Так, присланный в 1879 г. в Россию китайский тюремный чиновник для опознания бежавшего в пределы империи бандита, вымогал деньги с местных торговцев, угрожая дать показания на них, как на преступников-рецидивистов...

Следует отметить, что российским властям приходилось не только бороться с китайским бандитизмом и неквалифицированным вмешательством китайских чиновников, но и ограждать мирное китайское население от бандитов российских. Так, командир 5-й Забайкальской сотни капитан Чебышев возвращаясь 5-го декабря 1881 г. с двумя казаками заехал в фанзу. Там он поссорился с китайцами. После этого казаки вызвали казачий пост с вахмистром и атаковали китайцев. Отрядом было убито 8 манз, их сожгли вместе с фанзой. 10-го декабря 1881 г. Чебышев доложил пограничному комиссару Н.Матюнину об убийстве одного китайца. Для проверки слухов дело поручили земской полиции, которой при осмотре места происшествия было обнаружено оборудование для изготовления водки и 5 тел. Капитан Чебышев был арестован и предан суду. Пока рассматривали это дело, казаки той же сотни Ефим Гаськов и Доржий Тупшанов будучи вызванными с Алексей-Никольского поста в штаб, на пути следования встретили 6 китайцев с обозом. Убив 5-х торговцев, казаки забрали себе китайский товар. Шестому китайцу удалось бежать и скрыться за границей. По его заявлению правитель Маньчжурии - даотай У возбудил дело против российской администрации...

24 декабря 1881 г. генерал-майор Баранов донес генерал-губернатору края - Д.Г.Анучину о поимке китайцев с прокламациями китайских властей - даотая У и его подручного хунчунского фуцутана Ли Цзинюна. Китайцы требовали у манз, проживавших в России, подчинения китайским законам и властям...

Китайское начальство не остановилось на этом. По его рекомендации китайскому старосте из деревень по правому берегу Амура - Ли Гую (Лин Гуню) был вручен белый хрустальный шарик, символизирующий статус чиновника. Ли Гуй назначался начальником всех российских манз, проживавших от селения Шкотово до залива Св. Ольги.

Ли Гуй первоначально был старшиной манзового населения на Сучане в течении нескольких лет и даже в награду за "содержание" этого населения в порядке получил от генерал-губернатора Синельникова почетный кафтан.

Однако в сентябре 1878 г. во Владивосток под предлогом переправить в Китай тело убитого китайца прибыл чиновник Мугденгэ. Этот чиновник объявил китайцам, проживавшим во Владивостоке, что он по решению китайских приграничных властей назначает старшиной китайской общины Владивостока Ли Гуя (в других документах Лин Гуй, или точнее по китайски Ю Чинкуй). Ли Гую присваивалось право исполнять судопроизводство и производить судебное разбирательство, высылать китайцев за проступки из России в китайский город Хунчун.

В июне 1880 г. Ли Гуй отказался переправить через реку Сучан штабс-капитана Наперсткова. Когда же тот постарался применить силу, то с помощью манз избил его и сопровождавших казаков. За такой проступок начальник Суйфунского и Сучанского округов, арестовал Ли Гуя и препроводил его к Южно-Уссурийскому пограничному комиссару, для выдачи китайским властям с тем, чтобы этому неблагонадежному китайцу навсегда было запрещено появляться в пределах России. Но Матюнин, принимая во внимание, что Ли Гуй проживал в крае более 35 лет, и согласно предписанию М.С.Корсакова от 20 августа 1869 г. за №170 считается русским подданным, не депортировал его, а передал дело в суд. Тот постановил выслать Ли Гуя в отдаленную от границы местность Приморской области. По конфирмации постановления суда Приморский губернатор Тихманев нашел действия штабс-капитана Наперсткова, переведенного к тому времени на службу в европейскую часть России, не вполне ясными и постановил отменить административную высылку Ли Гуя. Ли Гуй был освобожден, бежал в Китай, откуда и был направлен китайской администрацией в Россию с целью организации отрядов самообороны...

18 марта 1882 г. состоялась сходка 300 манз, выслушавших приказ о назначении к ним нового начальства. У китайского старшины нашлись и противники. Так, русскоподданный кореец Иван заявил, что Ли Гуй разбойник, настоящего же посланного из Хунчуна чиновника он убил!!!. Кореец вместе с китайцем Маджа (так в документе. - В.С.) брался показать могилу убитого...

Несмотря на высказанное недоверие, Ли Гую удалось собрать на реке Сучан ополчение в 240 вооруженных человек. Опираясь на эту воинскую силу, он стал не только преследовать китайских бандитов, но и осуществлять суд и выносить приговоры над местным манзовым населением. Российская администрация восприняла создание китайского ополчения, как повторение событий 1868 г. и угрозу российской национальной безопасности. Русское и корейское население стало разбегаться и боялось приступить к полевым работам в районе Сучана...

Принимая энергичные меры по прекращению деятельности китайских незаконных военных формирований генерал-майор Баранов отправил на Сучан в марте 1882 г. подполковника Винникова с командой в 50 человек (наступление с устья реки) и полковника Рябикова с ротой, количеством около 100 человек (двигающихся от истоков реки)...

Отряды совершили поход на Сучан при невероятных трудностях. Медленность их продвижения позволила Ли Гую скрыться, захвачена была только его офицерская шапка, указ о его назначении правителем Сучана, распоряжение о строительстве укреплений, печать, знамя, небольшое орудие, 4 пуда пороха, 28 ружей и револьверов, 42 пики и 1000 патронов...

Китайские ополченцы не просто разбились на мелкие группы и безобидно ушли на территорию Цинской империи. 27 апреля 1882 г. в заливе Пластун купец Купер обнаружил разграбленным и сожженным свой дом. Под пеплом находилось тело его сына и приказчика-китайца. Труп другого сына находился на манзовой молельне. Скот Купера был уведен, а имущество на сумму в 23 000 руб. разграблено. Для поиска бандитов был направлен чиновник Херсонского отряда с командой в 25 человек. Было решено учредить морской надзор за русским побережьем. Из Хабаровска на сухопутную границу к станции Буссе и Графской было отправлено еще два отряда по 24 человека, чтобы отрезать возможные пути отхода китайцев...

30 мая 1882 г. генерал-губернатор Восточной Сибири доводил до сведения министра иностранных дел, что территории по рекам Сучан и Дубихэ контролируются российскими воинскими командами...

На Сучане была размещена 1-я рота Восточно-Сибирского линейного батальона под командованием штабс-капитана Порохина, 4 казачьих взвода и дивизион горной артиллерии под общим командованием командира 1-й казачьей сотни подполковника Винникова. Тем временем пограничным отрядом были задержаны сподвижники Ли Гуя -- манзы Хуюн Фа, Пын Сай, Сю Футай и Ли Фуй. Они были закованы в кандалы и подвергнуты заточению. Выдача этих хунхузов была проведена цимухинскими китайцами, враждебно относившимися к Ли Гую, взимавшему с них дань. Эти китайцы также дали показания об отряде Ли Гуя, с которым он ушел за кордон, указав его численность в 40 человек...

Тем временем, китайские власти в лице Ли Цзинюна и его помощников прибыли в деревню Санчагоу, напротив русского Полтавского караула и пригласили пограничного комиссара для переговоров по поводу китайцев, томящихся в Никольской тюрьме. Однако узнав, что российские власти располагают документальными свидетельствами участия китайской администрации в формировании на территории России незаконного вооруженного формирования Ли Гуя, китайцы уклонились от встречи с пограничным комиссаром Матюниным...

После этого военный губернатор И.Г.Баранов представил 15 июня 1882 г. проект о новом устройстве полицейских учреждений в крае. Рекомендовалось выделить сумму в 20 800 руб. и учредить в Южно-Уссурийском крае несколько полицейских и переводческих должностей. Провозглашалась политика "приручения и выселения". Предложения И.Г.Баранова были высочайше одобрены после прохождения проекта через МВД и комитет министров 5 июля 1883 г...

В 80-х гг. ХIХ в. случаи китайских преступлений против личности (разбой, грабежи, убийства) стали расти в России в арифметической прогрессии. Частично это связано с тем, что в середине 80-х гг. ХIХ в. китайские власти в приграничной зоне начали ликвидацию так называемой Желтугинской республики. Она представляла собой артель до 8 000 китайских подданных, добывавших золото на пограничной реке Желтуге. Многие китайские авантюристы, спасаясь от китайских войск, бежали на российскую территорию.

Для самообороны же российские пограничные жители - казаки получили в 1885 г. 1014 нарезными ружьями...

Для преследования же хунхузов в 1887 г. были образованы летучие отряды. Уссурийское войско выставляло 249 чл, а Амурское - 254. Кроме того, для борьбы с иностранным бандитизмом планировалось использовать конный амурский полк, состоящий из 331 сабель...

С 1889 г. была выработана инструкция для обороны казачьих поселений от нападения хунхузов...

В каждом поселке был создан поселковый караул. Из людей назначенных в караул формировалось несколько сторожевых постов с конными разъездами. Караулы были призваны дать первый отпор бандитам, пока не соберется все поселковое ополчение. Таким образом, из казаков станицы, в случае объявления военной тревоги, составлялось подвижное ополчение, которым командовал станичный атаман...

Однако самостоятельных наступательных действий это подразделение вести не могло. Ополчение должно было не преследовать хунхузов, а направляться в район сбора полка или полубатальона под командование офицеров. Преследование бандитов было возможно только под командой офицера.

Инструкция предписывала русским караулам вести исключительно оборонительные действия против бандитов. В результате, когда к банде в 20-30 хунхузов подходили "сосредоточенные русские силы" те уходили за границу.

Так, 21 мая 1899 г. в час ночи хунхузы числом в 30-50 человек напали на китайский пикет против Екатерино-Никольска. Стремясь воспрепятствовать их переходу на российскую территорию, станичный атаман расставил на границе посты. Сотня казаков была оставлена в резерве. Пока казаки выжидали, отряд Китайской армии подошел к границе и разбил хунхузов, убив семерых, задержав двух бандитов...

Всего Амурское и Уссурийское казачьи войска располагали для борьбы с хунхузами на рубеже 80-90-х гг. ХIХ в. тремя полубатальонами...

Вопрос о китайском бандитизме широко обсуждался на III Хабаровском съезде (1892 г.). По оценкам его участников до 2000 китайцев в приграничной зоне совершали различные противоправные действия от грабежей до бутлегерства.

За период с 1890 по 1892 г. за бандитизм было осуждено 13 китайцев и закрыто 1564 притона...

.....

...Не имея возможности вербовать в китайской среде надежных постоянных агентов (поскольку они были двойными агентами или раскрывались и уничтожались китайскими преступниками), военный губернатор Забайкальской области 8 марта 1910 г. циркулярно приказал полицейским чинам в исполнение циркуляра Департамента Полиции от 11 октября 1909 г. за №34910 вести за арестовываемыми иностранцами (китайцами) дела, с фотографированием и описанием примет по антропологической системе Бертильона...

Однако и на этом этапе возникали трудности в оперативной работе из-за халатного отношения к делу некоторых сотрудников полиции. Так, в приказе по Читинской городской полиции от 20 марта 1916 г. №40 отмечалось, что русские билеты выдавались китайцам и корейцам без обозначения роста, года рождения, особых примет владельца, на корешках билета отсутствовали подписи их владельцев и человека выдавшего документ...

Эти обстоятельства, а также слабая техническая обеспеченность, лишали полицию возможности проверять правильность выдачи китайцам русских билетов. Так, 16 декабря 1916 г. полицмейстер города Читы доносил военному губернатору Забайкальской области, что в большинстве мест нет фотографов и регистрация китайцев во всех пунктах Забайкальской области "едва ли будет возможна"...

Итак, отсутствие профессиональных агентов и слабая техническая оснащенность не позволяли полиции принимать адекватные меры в отношении китайского бандитизма. Российские чиновники могли принимать только грубые силовые акции, на которые бандиты отвечали тем же.

С учетом этого российские и китайские бизнесмены сами предпринимали меры по охране своей жизни и имущества от китайских правонарушителей.

Так, 2 июня 1910 г. Торгово-промышленный листок сообщил о случае расправы китайских рабочих на прииске над 18 хунхузами. Учитывая эти факты, администрация золотых приисков на реке Селемджи Амурской области даже организовала полицию из китайцев...

Китайские купцы Владивостока 20 декабря 1908 г. в письме на имя военного губернатора Приморской области отмечали, что хунхузы ": совершенно не боятся русских властей, и днем и ночью занимаются грабежом". В письме подчеркивалось, что русская полиция, без поддержки китайского населения не сможет справиться с бандитами. Поэтому китайские торговцы брали на себя обязательство завести сеть информаторов, которые бы предупреждали полицию об акциях хунхузов, брали на себя финансирование специальных операций по ликвидации китайских бандитов и функции переводчиков при допросах хунхузов. Взамен китайские торговцы просили полицию отказаться от услуг тех китайских переводчиков, которые проживая в крае, берут взятки с китайского населения, и предоставить им право высылать хунхузов для вынесения им наказания в Китай. Кроме того, владивостокские китайские купцы просили предоставить китайскому торговому синдикату возможность брать на поручительство тех или иных китайцев, арестованных полицией, и право наказывать китайских сыщиков, которые неадекватно исправляли свои функции...

Российские власти, ссылаясь на ст.15 Полож об управл. Восточной Сибири и ст.205 Т.ХIV (изд.1906)., отклонили это предложение, так как именно российской администрации принадлежали все прерогативы по розыску и наказанию хунхузов...

Тем временем китайские рабочие и хунхузы нередко нападали на одиночных казаков, сожгли несколько складов Нерченского завода...

Когда на русского подрядчика Илью Андреева в селении Тетюхэ в июле 1911 г. напали китайские бандиты, он выбил у одного из них топор и погнал 4-х китайцев на улицу. Там они и были задержаны. Китайцы оказались бандитами, нанятыми за 700 руб. китайскими рабочими Андреева. Но "заказное" убийство российского подрядчика не состоялось.

Жертвами "заказа" становились российские чиновники и китайцы. Так, во время уничтожения складов на Карийских промыслах Нерченского завода китайцами были убиты подрядчик Ман Чауху и писарь Ван Бичун. 7 августа 1911 г. был убит таможенный досмотрщик Злоднев...

Появление заказных преступлений свидетельствовало о слиянии китайских бандитов и китайских предпринимателей, занимавшихся контрабандой. По сообщению начальника приамурского таможенного округа от 11.08.1911 г. на границе было задержано 2 китайца и 1 кореец с 19 фунтами опиума. В ответ хунхузы, под покровительством которых находились контрабандисты, обстреляли русский таможенный пост. Вместе с тем хунхузы не только выполняли "заказы", но и грабили своих "работодателей". За 1911 г. в пограничном районе разбушевавшимися бандитами было совершено 22 убийства китайцев, занимавшихся торговлей опиумом и спиртом в приграничной зоне, а также контрабандой золота...

http://mion.isu.ru/filearchive/mion_publcations/sin/2_3.html

"Безопасность полетов начинается на земле!"
Бывший авиамеханик, ныне - Поручик запаса.
Спасибо: 7 
ПрофильЦитата Ответить
Старший лейтенант




Сообщение: 629
Настроение: Боевое
Зарегистрирован: 01.02.10
Откуда: Россия, Москва
ссылка на сообщение  Отправлено: 27.01.12 15:44. Заголовок: Боярские списки XVII..


Боярские списки XVIII века

Именной указатель


Именная формула (современная): Андреев Тимофей Нестерович
Именная формула (аутентичная): Тимофеи Нестеров сынъ Андреев
Чин (специальная рубрика боярских списков): дворянин московский
Рубрика боярского списка*: Дворяне основного списка

СВЕДЕНИЯ БОЯРСКИХ СПИСКОВ О ПЕРСОНАЛИИ:

ДАТИРОВКА СПИСКА ТЕКСТ ПОМЕТЫ КОЛИЧЕСТВО ДВОРОВ ЛИСТ ПРИМЕЧАНИЯ
1706-01-01 В Суздале, на Вологде. 18 181
1708-01-01 18 170
1709-01-01 18 175
1710-01-01 18 159
1711-01-01 Умре. 168

http://zaharov.csu.ru/bspisok.pl?action=people_id&id=6021

Получается Андреев Тимофей Нестерович - отец Андреева Бориса Тимофеевича, московский дворянин, имел поместья в Суздале и Вологде по 18 дворов каждое. На 1 января 1711 года числится умершим.

=============================================

Именная формула (современная): Андреев Борис Тимофеевич
Именная формула (аутентичная): Борис Тимофеев сынъ Андреев
Чин (специальная рубрика боярских списков): жилец, в начальных людях (по Военному, Преображенскому, Семеновскому, Земскому приказам )
Рубрика боярского списка*: Жильцы в начальных людях неизвестных чинов

СВЕДЕНИЯ БОЯРСКИХ СПИСКОВ О ПЕРСОНАЛИИ:

ДАТИРОВКА СПИСКА ТЕКСТ ПОМЕТЫ КОЛИЧЕСТВО ДВОРОВ ЛИСТ ПРИМЕЧАНИЯ
1712-01-01 За отцомъ. 18 319
1713-01-01 За отцомъ. 18 373

http://zaharov.csu.ru/bspisok.pl?action=people_id&id=11993

Следовательно, Андреев Борис Тимофеевич - сын Андреева Тимофея Нестеровича, московского дворянина, жилец, в начальных людях (по Военному, Преображенскому, Семеновскому, Земскому приказам ). В 1712-1713 гг. имел поместье 18 дворов (за отцом).

"Безопасность полетов начинается на земле!"
Бывший авиамеханик, ныне - Поручик запаса.
Спасибо: 3 
ПрофильЦитата Ответить
Ответов - 167 , стр: 1 2 3 4 5 6 All [только новые]
Ответ:
1 2 3 4 5 6 7 8 9
видео с youtube.com картинка из интернета картинка с компьютера ссылка файл с компьютера русская клавиатура транслитератор  цитата  кавычки оффтопик свернутый текст

показывать это сообщение только модераторам
не делать ссылки активными
Имя, пароль:      зарегистрироваться    
Тему читают:
- участник сейчас на форуме
- участник вне форума
Все даты в формате GMT  3 час. Хитов сегодня: 463
Права: смайлы да, картинки да, шрифты нет, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация откл, правка нет



Создай свой форум на сервисе Borda.ru
Форум находится на 82 месте в рейтинге
Текстовая версия

Наш чат:


Наши партнеры:

Форум авиатехников

tof.2bb.ru Пограничник

Forumavia.ru Форумы на Airforce.ru

ArmyRus.ru Bigler.ru

Aviation in local war ФОРУМ ВЕРТОЛЕТЧИКОВ

Locations of visitors to this page

Посетители сегодня:

counter map